НАУЧНЫЕ КОММУНИКАЦИИ И ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ НАУКИ. АНТОПОЛЬСКИЙ А.Б. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ НАУЧНЫХ КОММУНИКАЦИЙ

Доклад на  XXII Международной научной конференции

«Библиотечное дело-2019. Библиотека в цифровой среде: тенденции развития» («Скворцовские чтения»)

 Москва, МГИК, апрель 2019


Введение

Исследования и разработки последних 20-25 лет  в области научной  коммуникации и научной информации  производят общее впечатление  бессистемности и хаотичности,  что с очевидностью следует   из отсутствия у научно-информационного сообщества общего видения будущего научной коммуникации, которое определяется тенденциями  ее развития в мировой практике.

Можно констатировать, что в России  не сформулирована четкая политика в области научной информации и коммуникации, которая бы учитывала происходящие изменения научного информационного пространства, намечала бы контуры системы научной информации в цифровой среде, и служила бы ориентиром для создателей информационных ресурсов и сервисов.  К сожалению, это означает, что многие  финансовые ресурсы, которые сейчас направляются на информационное обеспечение науки, будут затрачены неэффективно.

   Для исправления этого положения требуется активизация научного и информационного сообщества  для выработки  адекватного образа будущего научных коммуникаций, который может быть предложен правительству. Настоящий доклад направлен на решение этой задачи

Взгляд из Европы

В мировой практике регулярно делаются попытки сформулировать коллективное мнение по образу будущего  научных коммуникаций.  Последним примером может служить доклад группы европейских экспертов  «Будущее научных изданий и  научных коммуникаций» [1],  опубликованный в январе 2019 г.

Авторы этого доклада, представляющие различных  участников процессов научной коммуникации (фонды, университеты, издательства, библиотеки, исследователи) – сосредоточили свое внимание на нынешнем состоянии инфосферы и процессов,  происходящих в ней, с тем,  чтобы сформулировать  рекомендации всем участником научной коммуникации.

Авторы выделяют ключевые функции научной коммуникации, которые должны быть инвариантны к техническим, организационным и экономическим условиям:

•        Регистрация, чтобы установить, что работа была проведена отдельными лицами или группами исследователей в определенное время, и, таким образом,  фиксировать их претензии на приоритет;

•        Сертификация (экспертиза), чтобы установить действительность выводов;

•        Распространение, чтобы сделать научные работы и их результаты доступными и видимыми;

•        Сохранение, чтобы гарантировать, что "записи науки" сохраняются и остаются доступными в течение длительного времени

В тоже время очевидны тенденции изменений в научной коммуникации, которые можно сформулировать следующим образом:

•        Цифровизация коммуникаций;

•        Переход к открытой науке, включая разные гибридные модели возможное сближение зеленых и золотых путей открытого доступа.

•        Дезагрегация  многих коммуникативных функций, в т.ч. издательских;

•        Библиоразнообразие,  рост роли первичных научных данных;

•        Преобразования в процессе рецензирования;

•        Появление жидких (текучих) публикаций, версионность;

•        Трансформации публикации в различные наборы услуг

•        Активные инновации  всех участников коммуникаций;

•        Важная роль  методов оценки научных результатов для научной коммуникации;  неудовлетворительность применяемых методов.

          В докладе формулируются принципы, которым должны удовлетворять  современные модели научные коммуникации:

•        Максимизация доступности

•        Максимальное удобство использования

•        Развитие форм результатов исследования

•        Распределенная, открытая инфраструктура

•        Равенство, разнообразие и знание как общественное благо

•        Роль  научных общественных  структур.

•        Содействие качественным исследованиям и их целостности. Экспертиза и сертификация

•        Оценка научных результатов. Разнообразная, количественная и качественная

•        Содействие гибкости и инновациям

•        Экономическая эффективность

Каждый принцип  достаточно подробно обсуждается и аргументируется роль этих принципов для формирования будущей оптимальной системы коммуникации.  Отдельная глава  доклада посвящена недостаткам существующей системы научной коммуникации в отношении  каждого из перечисленных принципов

Авторы доклада выделяют категории участников научной коммуникации, существенно отличающихся функциями, интересами  и мотивацией;

•        Исследователи и их сообщества;

•        Университеты,  институты, библиотеки;

•        Финансирующие организации и правительственные агенты;

•        Издатели и другие операторы коммуникации, поставщики услуг;

•        Другие потребители научной информации – практики, учащиеся, бизнес.

Для каждой из категорий  участников  коммуникации в  докладе формулируются рекомендации, которые должны оптимизировать научную коммуникацию в будущей,  в основном цифровой среде.

Основные вопросы для России

Попробуем сформулировать некоторые вопросы, ответы на которые должны определить этот образ будущего научных коммуникаций в России:

•        Вся ли  научная коммуникаций через 10-15-20 лет будет цифровой?

•        Является ли переход к открытой науке безусловным?

•        Как  будет развиваться система оценки научных исследований?

•        Какую  роль  в научной коммуникации должны играть научные и вузовские библиотеки? Будущее библиотек?

•        Нужны ли в будущем специализированные центры научной информации? Какими будут их функции? Есть ли будущее у библиографических и реферативных служб?

•        Какова перспектива ведущих российских ресурсов научной информации?

•        Как будет развиваться соотношение централизованных  (универсальных) и отраслевых (тематических)  ресурсов и систем научной информации?

•        Есть ли реальная перспектива  у «единого российского электронного пространства знаний»?

•        Публикации и данные: будет ли меняться их соотношение?

•        Как будут развиваться информационные языки и онтологии?

•        Какая экономическая модель будет определять научную коммуникацию? 

•        Удастся ли модернизировать систему копирайта?

Безусловно, без внятного ответа на эти и многие другие вопросы  усилия по созданию научно-информационных ресурсов, сервисов и институций, на которые  сейчас затрачивается большой объем общественного труда,   окажутся потраченными впустую.

В настоящем докладе мы затронем только некоторые из этих вопросов. 

Проблема оценки научных результатов

Подчеркнем, что авторы  цит. выше европейского доклада, как и многих других коллективных концептуальных документов в области научной коммуникации [2-4]  в центр проблемы оптимизации научной коммуникации ставят  задачу адекватной оценки научных результатов.

Главный вывод  декларации DORA [5]  гласит:

«Не используйте такие количественные журнальные показатели, как импакт-фактор,  в качестве  показателя качества отдельных научных статей при оценке вклада конкретных ученых, при приеме на работу, продвижении по службе, или при принятии решений о финансировании».

Аналогичный вывод сделан в коллективном призыве к библиоразнообразию (призыв Жюсье) [6]:

«Система оценки научных исследований должна быть тщательно реформирована и адаптирована к практике научной коммуникации».

Действительно, в докладе  «Будущее научных изданий и  научных коммуникаций»  и других обобщающих  документах детально проанализированы негативные  последствия для науки,  к которым ведет использование библиометрических показателей,   таких как импакт-фактор журнала, индекс Хирша, публикационная активность и др.,  в качестве основного метода оценки научного результата.

 Впрочем,  это неудивительно, поскольку, согласно известному закону Гудхарта, «когда всякий показатель  становится  инструментом управления,  то прежние эмпирические закономерности, использующие данный показатель, перестают действовать».

С другой стороны, альтернативы для библиометрии пока не выработано, хотя большинство авторов сходятся, что основой для оценки научных результатов должна стать  качественная экспертиза научного результата, учитывающая цели исследования. Можно допустить, что существующие процессы аналитической и реферативной обработки научной информации  могут быть модифицированы в сторону экспертизы и  создания рекомендательных сервисов.

Поскольку, как уже сказано, система оценки научных результатов существенно влияет на всю организацию научных коммуникаций, то общую  структуру  коммуникаций в будущем при условии изменения этой системы оценки, представить сейчас достаточно трудно.

 

Перспективы единого российского  электронного пространства знаний

 Одним из возможных вариантов развития научных коммуникаций является конвергенция существующих  информационных ресурсов в постулируемое Единое российское  электронное пространство знаний (ЕРЭПЗ). Это понятие     впервые появилось в Указе Президента  в 2014 г. [7],  в 2016 г. было включено в Федеральный закон «О библиотечном деле» [8], а  недавно было подробно раскрыто в «Положении о Национальной электронной библиотеке» [9].

За это время понятие ЕРЭПЗ  значительно эволюционировало. Было высказано много идей и предположений по поводу структуры и функций ЕРЭПЗ,  в том числе о роли,  которую  пространство знаний, когда и если  оно  будет создано,  сможет играть в научной коммуникации. В частности, это понятие обсуждалось в ряде публикаций [10,11].  В работе [12],  в частности, вместо термина «Единое электронное пространство знаний»  было предложено использовать термин «Единое цифровое пространство научных знаний» (ЕЦПНЗ).

После утверждения  на правительственном уровне цитируемого выше «Положения о Национальной электронной библиотеке», стало ясно,  что содержание этих понятий существенным образом расходится.

ЕРЭПЗ, как следует из этого документа, представляет собой некоторое расширение  фондов  Национальной электронной библиотеки (НЭБ) за счет оцифрованных документов Архивного и Музейного фондов, причем на технологической основе НЭБ. Фактически речь идет о попытке создания национального информационного документного ресурса в рамках библиотечной парадигмы. «Знание» в этой концепции полностью приравнивается  к собранию документов.

По мнению автора, этот подход не соответствует современным тенденциям развития научных коммуникаций и пространство знаний (уже  с аббревиатурой ЕЦПНЗ) должно выглядеть совершенно иначе. Концепция ЕЦПНЗ, предложенная автором и его коллегами,  изложена в  цит. выше  статьях, а также, в уточненном виде,   в докладах автора на конференциях [13, 14]. Кратко принципы создания  ЕЦПНЗ выглядят так:

•        ЕЦПНЗ должно формироваться из существующих в России ресурсах научной информации на основе  их  конвергенции, не нарушая их функционирования;

•        ЕЦПНЗ должно включать централизованное ядро (онтологию научного знания и Базу знаний)  и  множество распределенных  ресурсов публикаций и данных; при этом ресурсы, используемые для  формирования ядра ЕЦПНЗ,  должны быть отобраны по критериям качества;

•        ЕЦПНЗ  должно строиться на принципах открытой науки;

•        Онтология  научного знания должна наследовать  существующие информационные языки, номенклатуры и  системы метаданных;

•        Информационные объекты, включаемые в Базу знаний ЕЦПНЗ,  должны отвечать критериям достоверности,   проверяемости,  авторитетности и научности; при формировании Базы знаний должны исключаться повторы и плагиат;

•        Технологии формирования  ядра ЕЦПНЗ должны обеспечивать возможность коллаборации участников.

•        ЕЦПНЗ должно выполнять функции ГСНТИ  в части координации деятельности  по сбору,  обработке, предоставлению в  общественный доступ и обеспечения  сохранности научной информации.

•        ЕЦПНЗ должно использоваться для оценки научных результатов, но с учетом модернизации систем  их оценки.

         Создание ЕЦПНЗ может включать 4 этапа.

1.      Инвентаризация научно-образовательной инфосферы, организацию постоянного мониторинга и учета научно-образовательных ресурсов и сервисов.

2.      Экспертиза и  отбор научно-образовательных ресурсов как источников ядра ЕЦПНЗ.

3.      Формирование ядра ЕЦПНЗ -   Онтологии научного знаний и Базы знаний.

4.      Реформирование информационных служб для задачи  оценки научных результатов и  извлечения нового знания  из потока научной информации.

Публикации и данные

 Основной массив  научной информации, отражающей результаты научных исследований,  пока представляет собой научные публикации, а также некоторые категории непубликуемых документов (отчеты, патенты, диссертации). Однако в научной коммуникации, особенно в  условиях открытой науки,  быстро возрастающую роль  играют  разнообразные результаты научных исследований, не прошедшие традиционный путь оформления через публикации, отчеты, патенты  и диссертации, при этом чаще всего born digital. Эти результаты обобщенно стали называть «данными».

Так,  в  коллективном документе по управлению открытыми научными  данными (Конкордате) [15], который разработан консорциумом университетов Великобритании,   следующим образом определяется понятие научных данных применительно к социальным и гуманитарным наукам:

«Научные данные  это: статистические данные, подборки цифровых изображений, аудиозаписи, стенограммы интервью, данные обследования и наблюдения на местах с соответствующими аннотациями, интерпретации,  произведения искусства, архивы, найденные предметы, опубликованные тексты или рукописи и др.».

Гораздо  большее разнообразие   структур и типов научных данных представлено в информационных ресурсах, отражающих результаты в  естественных и инженерных науках. Множество ссылок на  опыт работы с научными данными можно найти в цит. выше Конкордате.

Понятие научных данных  дополняет понятие научных публикаций,  которое ранее рассматривалось  как основная форма научной коммуникации.   Это определяет еще одно важной отличие ЕЦПНЗ, которое  нельзя трактовать только как  собрание документов,  от понятия ЕРЭПЗ, как оно  представлено в цитированном  «Положении о НЭБ».

Отметим, что работа с данными никогда не входила в сферу библиотечной деятельности, ориентированной на работу с публикациями,  но входила в сферу интересов органов научной информации.  Подробно опыт работы с данными отечественных систем научно-технической информации  на примере оборонной промышленности описан в монографии  «Инфосфера ОПК»[16].

Приведем  некоторые принципы управления научными данными, сформулированные в цит.  выше Конкордате  по открытым научным данным:

•        Хорошее управление данными имеет фундаментальное значение для всех этапов исследовательского процесса и должно  быть создано  с самого начала;

•        Управление данных имеет жизненно важное значение для того, чтобы данные  были полезными для других и для сохранения данных в долгосрочной перспективе;

•        Данные, на которые ссылается публикация, должны быть доступны к дате публикации и должны быть в цитируемой форме;

•        Обучение работе с данными  является сферой  ответственности  всех заинтересованных сторон; администрирование, архивирование, манипулирование и анализ данных требует набора навыков, отличных от тех, которые используются для сбора, генерации или измерения данных.

Таким образом,  еще одним важной тенденцией развития научных коммуникаций стало дополнение документной информации различными первичными исследовательскими данными.

Выводы

Из многочисленных документов и инициатив последних лет,  посвященных  развитию научной коммуникации, можно сделать выводы, существенные для российских условий.  Эти выводы для удобства мы разделим на три группы.

Общие выводы

1.      Ведущая роль  в оптимизации научных коммуникаций принадлежит  финансирующим  организациям. В условиях России основные финансы для обеспечения научной инфосферы находятся у   государства.

2.      Открытость – магистральный путь  научной коммуникации, но вопрос о форме открытости требует конкретизации.

3.      Знание должно быть признано общественным благом; законы об интеллектуальной собственности должны быть адаптированы  к современным способам научной коммуникации.

4.      Результаты  научной деятельности – не только публикации, но и данные в разных формах, в том числе  born digital.

5.      Инфраструктура научной коммуникации должна быть  некоммерческой с исключением  монополии;  в российских условиях может принадлежать государству.

6.      Главные проблемы научной коммуникации – правовые, организационные и экономические, а не технологические;  в основе необходимых реформ лежат социальные инновации

7.      Показателем качества коммуникации должна быть экономическая эффективность.

Выводы в отношении  категорий участников 

8.      Баланс интересов всех участников должен быть  условием и целью модернизации коммуникаций.

9.      Функции участников научных коммуникаций должны быть разделены и оцениваться по-разному.

10.    Ведущая роль должна принадлежать  научных обществам, в том числе  в форме социальных сетей.

11.    Основные издательские  функции научной коммуникации могут быть дезагрегированы и распределены между другими участниками.

12.    Вопросы коллаборации становятся важными для дезагрегированных коммуникаций.

13.    Поставщики услуг  в сфере коммуникации должны  обеспечивать гибкий набор услуг, активно развивать  инновации в услугах.

Выводы относительно оценки научных результатов

14.    Оценка научных результатов лежит в центре организации научных коммуникаций.

15.    Для модернизации систем оценки следует опираться на рекомендации  DORA и Лейденского Манифеста

16.    При оценке научных результатов важны:  научность, транспарентность, справедливость,  отсутствие предвзятости  и конфликта интересов, новизна

17.    Рецензенты и эксперты должны быть включены в научный процесс.

18.    Импакт-фактор журнала   не соответствует требованиям качественной оценки научных результатов.

19.    Для разных целей  должны  использоваться различные критерии  оценки научных результатов.

20.    Формальный показатель оценки не должен быть плановым (закон Гудхарта).

21.    Есть существенная различие в критериях  оценки  для  разных наук, особенно для социальных и гуманитарных.

Заключение

  Мы конечно не осветили все важные тенденции и факторы, влияющие на развитие научных коммуникаций и определяющих образ будущего. За пределами нашего рассмотрения остались  такие важные вопросы, как:

  • - Динамика дигитализации научных коммуникаций;
  • - Дезагрегация и персонализация коммуникативных функций в единой цифровой среде;
  • - Экономическая модель коммуникаций в условиях открытого доступа;
  • - Развитие правового статуса информационных ресурсов и системы копирайта в цифровой среде;
  • - Развитие семантических технологий и искусственного интеллекта.

   Но даже на основе рассмотренных вопросов, можно утверждать,  что анализ существующего положения в области научных коммуникаций и тенденций их развития не дает достаточно возможностей, чтобы с надежностью предсказать будущее научных коммуникаций и научно-информационных продуктов  и систем. Слишком многое зависит от политики, проводимой руководством российской науки. Это касается и движения в сторону открытой науки и концепций пространства знаний, экономических и правовых проблем коммуникаций.

   Роль нашего сообщества должна заключаться в выработке образа будущего,  приемлемого для различных участников  научной коммуникации. Как показывает опыт борьбы вокруг открытого доступа и проблем копирайта, поиск баланса интересов представляет совсем непростую задачу.

Список источников

1. Future of Scholarly Publishing and Scholarly Communication: Report of the Expert Group to the European Commission. //Электронный ресурс. Режим доступа:   https://publications.europa.eu/en/publication-detail/-/publication /464477b3-2559-11e9-8d04-01aa75ed71a1

    1. 2. San Francisco Declaration on Research Assessment //Электронный ресурс.  Режим доступа:      https://sfdora.org .
    2. 3. Bibliometrics: The Leiden Manifesto for research metrics /Diana Hicks, Paul Wouters, Ludo Waltman, Sarah de Rijcke& Ismael RafolsNature 520, 429–431 (23 April 2015) doi:10.1038/520429a // Электронный ресурс.  Режим доступа:  https://www.nature.com/news/bibliometrics-the-leiden-manifesto-for-research-metrics-1.17351
    3. 4. Гаагская декларация по открытию знаний в цифровую эпоху.  Европейская ассоциация научных библиотек // Электронный ресурс.  Режим доступа:   https://thehaguedeclaration.com
    4.  5. San Francisco Declaration on Research Assessment (DORA) //Электронный ресурс.  Режим доступа:      https://sfdora.org
    5. 6. Призыв Жюсье  к  открытой науке и  библиоразнообразию //[Электронный ресурс] Режим доступа:   https://jussieucall.org/jussieu-call/
    6.  7. Указ Президента РФ № 808 от 24.12.2014 г. "Об утверждении Основ государственной культурной политики
    7.  8. Федеральный закон «О библиотечном деле» » от 29.12.1994 N 78-ФЗ ст. 18.1 (ред. от 03.07.2016).
    8.  9. Положение о федеральной государственной информационной системе "Национальная электронная библиотека". Утверждено Постановлением Правительства РФ  от 20 февраля 2019 г. № 169 // Электронный ресурс. Режим доступа: http://government.ru/docs/35825/
    9. 10. Вершинин А.П. Единое российское электронное пространство знаний: вопросы права  // Информационно-аналитический журнал «Университетская книга»,  декабрь 2016 г., [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.unkniga.ru/biblioteki/bibdelo/6630-edinoe-rossiyskoe-elektronnoe-prostranstvo-znaniy-voprosy-prava.html
    10. 11. Антопольский А.Б., Ефременко Д.В.  К вопросу о  едином электронном пространстве знаний / //  Вестник Российской академии наук, 2018, том 88, № 2, с. 163–170 DOI: 10.7868/S086958731802007X
    11. 12. Антопольский А.Б. Точка зрения о едином цифровом пространстве научных знаний /Антопольский А.Б.,  Каленов Н.Е., Серебряков В.А., Сотников А.Н. // Вестник Российской академии наук, 2019 (в печати)
    12. 13. Антопольский А.Б. О разработке Единого российского электронного пространства знаний / А.Б. Антопольский //Доклад на  8-й Международной научно-практической конференции «Научное издание международного уровня - 2019: стратегия и тактика управления и развития, Москва.  Апрель 2019 г
    13. 14. Антопольский А.Б. Единое российское электронное пространство знаний  как ключевая задача информатики в обозримом будущем/ А.Б. Антопольский //Доклад на Международной объединенной конференции "Интернет и современное общество" (Internet and Modern Society – IMS),  Санкт-Петербург, 19-22 июня  2019 г.
    14. 15. The Concordat on Open Research Data//Электронный ресурс.Режим доступа  https://www.ukri.org/files/legacy/documents/concordatonopenresearchdata-pdf
    15. 16. Инфосфера ОПК; теория, история, перспективы: / Коллективная монография//  М.; МАКС Пресс. 2016,  328 с.

Сведения об авторе

Антопольский Александр Борисович - доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам РАН

К оглавлению выпуска

конференции, bibliometrics

06.04.2019, 341 просмотр.