ИСТОРИЯ: ВРЕМЯ, СОБЫТИЯ, ЛЮДИ. МАЗУРИЦКИЙ А.М. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ БИБЛИОТЕК И ОРГАНОВ ВЛАСТИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ БИБЛИОТЕЧНЫМ ДЕЛОМ

      Безусловно, что  успешность деятельности той иной библиотеки определяется не только её материальным состоянием, наличием информационных ресурсов и профессионализмом руководителя и сотрудников, но и тем, насколько эффективна система управления библиотечной отраслью с точки зрения взаимодействия между библиотеками и органами власти. 

      Де-юре модель взаимоотношений между библиотекой и властью закреплена законодательно в гражданском кодексе РФ: власть является учредителем библиотеки, а библиотека – учреждение, которое образовано властью для реализации делегированных обществом в адрес власти задач  Учредитель определяет библиотеке перечень функций и задач её деятельности, которые, соотнесены с потребностями населения. Таким образом, власть выступает в качестве заказчика – работодателя, а библиотека – исполнителя. Так как власть выступает в роли  работодателя, она обязана финансировать библиотеки. Библиотека в свою очередь должна выполнять обязанности, определенные учредителем.  Таким образом, власть  определяет социальную стратегию библиотечной деятельности, поддерживает её финансово. Библиотеки же, при решении поставленных задач,  наполняют их конкретным содержанием.

     Однако скажем прямо, нынешняя библиотечная реальность несколько иная. Не отрицая важнейший фактор библиотечного благополучия, заключающийся в финансовых возможностях того или иного региона, следует отметить, что во многом состояние системы библиотечного обслуживания зависит от субъективных факторов. Они определяется тем, насколько  представители местных органов власти заинтересованы или не заинтересованы в  существовании и развитии подведомственных библиотек.

     В результате реформирования  системы государственной власти кардинально изменилась система отношений «библиотека – власть». Децентрализация  системы управления, выражавшаяся в перераспределении властных полномочий между государством, регионами и местным самоуправлением привела к дифференциации власти как управляющей системы на три уровня: федеральный, региональный, местный. Единая система отношений «библиотека – власть» распалась на относительно самостоятельные, но взаимозависимые подсистемы: 

 - библиотека - федеральная власть;

  - библиотека - региональная власть;

  - библиотека - местное самоуправление;

 Позволим себе привести выдержку из «Методических рекомендаций по вопросам организации библиотечного обслуживания населения с учетом изменений, внесенных в законодательство Российской Федерации о местном самоуправлении» 2014 года,  подготовленных Научно-методическим отделом РНБ [1], где НМО проанализировал процесс разрушения сетевой организации библиотечного обслуживания:

     «Полная или частичная децентрализация библиотечных систем на уровне районов, передача всех библиотек на уровень поселения, упразднение статуса центральной районной библиотеки, отказ от создания межпоселенческих библиотек, передача библиотек в структуры не библиотечных организаций – все эти действия органов местного самоуправления привели к организационно-правовой и технологической разобщенности муниципальных библиотек. Большинство сельских библиотек оказались в «одиночном» плавании,  без необходимы ресурсов, современной технологической базы, квалифицированных кадров,  без методического сопровождения и координации в профессиональной деятельности». [1]

     В результате непродуманных действий во многих регионах оказались разрушенными многие централизованные библиотечные системы.

      Анализируя последствия для библиотек реформы, специалисты научно-методического отдела РНБ привели данные, свидетельствующие о том, что   практически все  сельские библиотеки сталкиваются с отсутствием средств  в бюджете муниципальных образований на оплату Интернет-трафика, с изношенностью компьютерного оборудования, с ухудшением комплектования. Делается вывод,  что во многих регионах тысячи людей не имеют возможности пользоваться услугами библиотек. Им недоступны ни стационарные, ни внестационарные формы библиотечного обслуживания.   

      На наш взгляд, наглядным примером непонимания роли  и значения библиотек в социально-культурном, образовательном  и экономическом развитии региона, явилось применение  отдельными руководителями регионов Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных» учреждений» от 8 мая  2010 г». [2]  В мониторинге РНБ  приводился пример Тюменской области, где все государственные и муниципальные библиотеки (включая детские и для слепых) получили статус автономных учреждений, ориентированных по своей природе на оказание платных услуг населению.

     Последствия всего этого  не заставили себя ждать. Весной 2015 года состоялся аудит Счётной палаты учреждений здравоохранения и культуры. В докладе аудитора Счетной палаты Александра Филиппенко [3] были обнародованы сведения о том,  к чему привела оптимизация сети библиотек. По мнению аудитора, оптимизация проводилась без предварительного анализа «имеющейся сети и социальных нормативов». За 2014 год количество библиотек сократилось на 342 учреждения: «Мы понимаем, что сокращение библиотек может быть оправдано перспективой создания Национальной электронной библиотеки. Но, во-первых, она еще не заработала, а во вторых по данным на 2014 год доступ к Интернету для пользователей обеспечен только у 51% библиотек, а к текстовым ресурсам чуть более 6,5 %» [3].  Автору  данной  статьи ничего не известно о реакции Министерства культуры  Российской Федерации на результаты аудита.

      Следует отметить, что у значительной части библиотечного сообщества накопилось много вопросов к Министерству культуры. В 2016 году была принята разработанная МК  РФ  «Стратегия государственной культурной политики на период до 2030 года». В той части,  которая касается  перспектив развития культуры и её учреждений, библиотеки отсутствуют. Данная ситуация не может не настораживать.

    С другой стороны не стоит все проблемы библиотечной отрасли направлять только в адрес Министерства культуры. Этот орган одним из  первых стал жертвой оптимизации, утратив укомплектованный профессиональными специалистами  аппарат управления  подведомственной библиотечной системой. Вместе с тем не стоит  судить о том, что взаимоотношения библиотек с органами власти складываются только в негативном ключе.

     9 ноября 2016 года было проведено заседание Правительства Российской Федерации по вопросу «О состоянии библиотек в субъектах Российской Федерации» [5]. Согласно решениям правительства было рекомендовано органам исполнительной власти субъектов РФ до 2019 года завершить реализацию мероприятий по подключению 100 процентов библиотек к информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» с целью обеспечения доступа пользователей библиотек к федеральной государственной информационной системе «Национальная электронная библиотека». Предлагался  и ряд других мер по совершенствованию системы библиотечного обслуживания населения. [6]

   Библиотечное сообщество  положительно оценило заседание  Совета по культуре, которое состоялось под руководством Президента В.В. Путина в конце 2018 г. в Санкт-Петербурге [7]. На заседании  обсуждались вопросы формирования и реализации национальной программы « Культура» на период до 2024 года. В своём выступлении Владимир Владимирович коснулся и библиотечных проблем:  «У нас появляется всё больше интересных, содержательных авторов. Спрос на книжную продукцию и, соответственно, объёмы её выпуска постоянно растут. Но одновременно растут и цены на книги, и прежде всего – в сегменте детской литературы. В этой связи библиотеки, где можно свободно и, главное, бесплатно брать книгу, приобретают особое значение. Обеспечить своевременное и ритмичное комплектование фондов библиотек, в том числе новинками книжного рынка, – одна из задач национальной программы в сфере культуры» [7].

    На заседании Совета выступил Президент Российской библиотечной ассоциации, директор Государственной публичной  исторической библиотеки М. Д. Афанасьев. Он начал своё выступление с печального факта, что за последние годы в стране закрылось полторы тысячи муниципальных библиотек. Динамика угрожающая, каждый год с библиотечной карты России исчезает 500 библиотек. В своём выступлении М.Д. Афанасьев обратил внимание на то, что практически «на нет» сошло комплектование небольших библиотек. Сельские библиотеки получают деньги только на подписку местной прессы, 80 процентов книг, которые поступают в библиотеки, это дары читателей [7].

    Представляется очень важным, что именно от Президента РБА,  Владимир Владимирович услышал о том, что из оценки деятельности органов исполнительной власти сняли такой показатель, как обеспеченность книгами в библиотеках. По мнению Михаила Дмитриевича, для властных структур это было как сигнал, свидетельствующий о неважности проблемы.

      В своём выступлении он обозначил целый ряд предложений относительно деятельности библиотек [7]. Заслуживает внимание реакция Президента на его выступление. Резюмируя,  В. В. Путин сказал: «Тема чрезвычайно важная. Мы сейчас с коллегами, пока Вы говорили, обменялись некоторыми мнениями и идеями. Нужно будет, конечно, усилить и роль федерального бюджета, и региональных властей. А предложение по поводу включения в перечень показателей качества работы регионов, в том числе и состояние в этом секторе, в библиотечном деле,– это правильно, так же как и некоторые другие Ваши предложения». [7]

      Вместе с тем, в условиях трансформации отечественной библиотечной системы необходимы более кардинальные шаги в целях совершенствования системы управления библиотечным делом и  взаимодействия общественных профессиональных объединений  с органами власти. И здесь позволю себе сделать некоторый исторический экскурс.

     Ещё в начале 1920-х годов был поставлен вопрос о создании единой библиотечной системы страны. 3 ноября 1920 г. вышел декрет Совета Народных комиссаров РСФСР «О централизации библиотечного дела» [8]. В декрете было определено: «1. Все библиотеки, как состоящие в ведении Народного Комиссариата Просвещения, так и библиотеки всех других ведомств, учреждений и общественных организаций объявляются общедоступными, связываются в единую библиотечную сеть Р.С.Ф.С.Р. и передаются в ведение Народного Комиссариата Просвещения (Главного Политико-Просветительного Комитета). 2. Для проведения в жизнь единой библиотечной сети и координирования работы при Политико-Просветительном Комитете Народного Комиссариата Просвещения создается центральная междуведомственная библиотечная комиссия». [8]

   По большому счёту декрет так и оказался нереализованным, каждое ведомство создавало свою систему библиотечного обслуживания, мало координируя свою деятельность с другими организациями. Были ли еще попытки собрать всех воедино.  Через 55 лет после ранее упомянутого декрета появилось постановление Совмина СССР от 01.10.1975 года «Об организации междуведомственной библиотечной комиссии при Министерстве культуры СССР» [9]. В статье 12 Постановления обозначалось: «В целях координации деятельности министерств, государственных комитетов, ведомств, центральных органов общественных организаций по руководству библиотечным делом при Министерстве культуры СССР действует Государственная межведомственная библиотечная комиссия, на которую возлагается рассмотрение основных направлений развития библиотечного дела, определение принципов размещения библиотек в стране, а также решение иных вопросов в соответствии с Положением о ней, утверждаемым Советом Министров СССР». [9]

   Но и это не принесло ощутимых результатов. Предложения комиссии можно было выполнять, а еще чаще оставлять без внимания. В 1984 г. была предпринята попытка изменить ситуацию, и появился Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об утверждении Положения о библиотечном деле в СССР» [10]. В новом документе чётко обозначалось: «Решения Государственной межведомственной библиотечной комиссии являются обязательными для министерств, государственных комитетов, ведомств и других организаций, имеющих в своем ведении библиотеки». Казалось, что сбудется мечта, нереализованная в 1920 году, но началась  перестройка и идея межведомственной координации работы библиотек ушла в небытие, как затем и организация, утвердившая это Положение.

    Вместе с тем, современные проблемы организации системы библиотечного обслуживания диктует необходимость создание  структуры координирующей руководство библиотечной сферой всех систем и ведомств, имеющих  в своём подчинение библиотеки.

   Большую роль в организации взаимодействия библиотечного профессионального сообщества играют общественные библиотечные ассоциации. В уставе Российской библиотечной ассоциации (РБА) обозначено, что одной из целей организации  является: «2.2.1. Библиотечная политика и законодательство: вносит свои предложения по совершенствованию библиотечного дела и библиотечного законодательства на рассмотрение федеральных и региональных органов власти, участвует в разработке или проводит независимую экспертизу планов и программ развития библиотечного дела, организует общественное обсуждение актуальных проблем библиотечного дела и обеспечивает гласность его результатов, поддерживает инициативы, направленные на развитие библиотечного дела и культуры» [11].

  В уставе Национальной ассоциации «Библиотеки будущего» (НАББ)  в пункте 2.3.10 обозначено «взаимодействие с государственными органами и организациями» [12] . В уставе Русской школьной библиотечной ассоциации (РШБА), вопросы взаимодействия с властными структурами обозначены следующим образом: «2.2.1. Участвует в разработке и реализации федеральной и региональной библиотечной политики, проводимой министерствами образования и культуры; 2.2.2. Разрабатывает предложения по совершенствованию библиотечного законодательства, организации и управления библиотечным делом принимает участие в формулировке предложений по отражению проблем библиотечно–информационного обеспечения образовательного процесса в законодательных и иных нормативных актах, действующих в сфере образования». [13]

  Всё это убедительно говорит, о том, что взаимодействие профессионального библиотечного сообщества и органов власти является одним из приоритетных направлений ассоциаций. Вместе с тем хотелось бы выразить надежду на более широкое участие общественных  профессиональных библиотечных ассоциаций в принятии управленческих решений относительно системы библиотечного обслуживания. В  этих целях  необходима  координация  их деятельности по определению позиций профессионального библиотечного сообщества.

     В заключение  хотелось бы сказать о необходимости возрождения региональных библиотечных ассоциаций. Напомним, что в начальный период  процесса демократизации общественной жизни в нашей стране стали создаваться общественные региональные  библиотечные организации. У них была разная судьба. К сожалению, прекратила свою деятельность  Московская  библиотечная ассоциация, но сохранили свои позиции Петербургское библиотечное общество и Новосибирское библиотечное общество. Деятельность подобных объединений имеет большое значение, там, где они существуют, специалистам библиотечного дела значительно легче решать проблемы взаимоотношения с управленческими структурами.

  Безусловно, что  успешное решение разнообразного круга проблем, которыми приходится заниматься  библиотекам на нынешнем этапе своего развития, во многом будет  зависеть как  от принятия правильных управленческих решений, так и от того, насколько  профессиональное библиотечное сообщество сумеет выстроить систему своих взаимоотношений с органами власти, как на федеральном, так и на региональном уровне.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

  1. 1. Методические рекомендации по вопросам организации библиотечного обслуживания населения с учетом изменений, внесенных в законодательство Российской Федерации о местном самоуправлении [Электронный документ]. Режим доступа: http://clrf.nlr.ru/images/SiteDocum/kons/metod136fz.pdf Дата обращения: 10.02.2019

  2. 2. Федеральный закон от 27 ноября 2017 г. N 347-ФЗ "О внесении изменений в статьи 2 и 11 Федерального закона "Об автономных учреждениях" и статью 30 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений" // Российская газета. – 2017, 1 декабря. Режим доступа: https://rg.ru/2017/12/01/izmeneniya-dok.html. Дата обращения: 10.02.2019

  3. 3. Счетная палата проверила оптимизацию в сфере здравоохранения, культуры, образования и социального обслуживания. 13 апреля 2015 года// Портал Счётной палаты Российской Федерации [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://audit.gov.ru/press_center/news/21297. Дата обращения: 10.02.2019
  4. 4. Стратегия государственной культурной политики на период до 2030 года. Утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 февраля 2016 г. № 326-р. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://static.government.ru/media/files/AsA9RAyYVAJnoBuKgH0qEJA9IxP7f2xm.pdf. Дата обращения: 10.02.2019
  5. 5. Заседание Правительства Российской Федерации (2016 год, №36). 9 ноября 2016, 13:30. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://government.ru/meetings/25220/stenograms/. Дата обращения: 10.02.2019
  6. 6. О решениях по итогам обсуждения вопроса о состоянии библиотек в Российской Федерации. 11 ноября 2016 года, 09:00. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://government.ru/orders/selection/401/25494/. Дата обращения: 10.02.2019
  7. 7. Заседание совета по культуре и искусству . 15 декабря 2018 г. 16.40. Санкт-Петербург [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/59416  Дата обращения: 10.02.2019
  8. 8. Декрет Совета Народных комиссаров Р.С.Ф.С.Р. от 3 ноября 1920 года «О централизации библиотечного дела» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_763.htm. Дата обращения: 10.02.2019
  9. 9. Постановление Совета Министров СССР  1 октября 1975 г. N 847 «Об организации Государственной междуведомственной библиотечной комиссии при Министерстве культуры СССР». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.libussr.ru/doc_ussr/usr_8735.htm. Дата обращения: 10.02.2019
  10.  10. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 марта 1984 года № 10926-Х «Об утверждении Положения о библиотечном деле в СССР». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.libussr.ru/doc_ussr/usr_11977.htm. Дата обращения: 10.02.2019
  11.  11. Устав Российской библиотечной ассоциации. Утв. Учредительным договором 28 июля 1995 г. и зарегистрирован решением Регистрационной палаты Санкт-Петербурга №27872 от 04.11.1995 г.; с изменениями, принятыми 21 мая 2001 г. Конференцией в г. Саратове и зарегистрированными решением  Регистрационной палаты  Администрации Санкт-Петербурга №264229 от 17 января 2002 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rba.ru/content/about/doc/charter.php. Дата обращения: 10.02.2019
  12.  12. Устав Национальной ассоциации «Библиотеки будущего» (НАББ). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://nabb.org.ru/ob-assotsiatsii/dokumenty/ustav.html. Дата обращения: 10.02.2019
  13.  13. Устав «АССОЦИАЦИИ ШКОЛЬНЫХ БИБЛИОТЕК РУССКОГО МИРА» (РШБА). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rusla.ru/rsba/association/%D0%A3%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%20%D0%90%D1%81%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8%20%D0%A0%D0%A8%D0%91%D0%90%20-%202015.pdf

 

сведения об авторе

Мазурицкий Александр Михайлович - доктор педагогических наук, доцент, профессор кафедры библиотечно-информационной деятельности. Московского государственного лингвистического университета.

mazuram@yandex.ru

К оглавлению выпуска

Год литературы, муниципальные библиотеки

06.04.2019, 961 просмотр.