КНИЖНАЯ КУЛЬТУРА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. КУЛИКОВ И.А. МЕТОДЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ОБЪЕКТОВ К СИСТЕМЕ ЭЛЕКТРОННОЙ КНИГИ

Активное развитие новых технологий в целом и повсеместное использование сетевых ресурсов, в частности, повлекли за собой возникновение проблемы идентификации электронных документов, являющейся одной из самых актуальных как для библиотековедения, так и для книговедения.

Распространение языка разметки HTML, позволяющего объединять несколько знаковых систем в одном информационном объекте и способного предоставить возможность взаимодействовать с текстом на совершенно другом уровне, привело к появлению электронных информационных объектов, не отвечающих одной из главных сущностных характеристик традиционной книги, – стабильности знаковой и содержательной составляющих [1, 2]. Такими объектами являются, к примеру, базы данных, информационные сайты, электронные газеты и журналы, сетевые электронные учебные пособия, не имеющие печатного варианта и т.д. Эти и другие электронные документы по ряду важных признаков могут быть отнесены к системе книги, но до сих пор большинство из них не учтено ни в книговедческих классификациях, ни в государственных стандартах по издательскому делу, соответственно, на данный момент нет чёткого понимания, включать ли подобные объекты в библиотечные фонды, и если включать, то в каком виде.

Ответом на этот и подобные вопросы может послужить представление книги в качестве части документивной системы [3], описанной в работах Ю.Н. Столярова. Опираясь на этот тезис, некоторые исследователи рассматривают книгу как частный случай документа и в соответствии с этим выделяют её основные типологические свойства, распространяющиеся и на электронную книгу [4-7]. Применение документологического подхода к системе книги в отдельных работах опирается на принципы нечёткой логики, в частности, обосновывается положение о том, что книга может быть представлена как нечёткое множество объектов, объединённых общими свойствами [5, 6]. Это положение позволяет предположить, что существует возможность включения различных, в том числе и электронных, объектов в книжную систему и в дальнейшем решить вопрос об их учёте, распространении и специфике использования.

Однако основная трудность такого изменения состоит в большом разнообразии типов и форм электронных объектов, потенциально относящихся к книжной системе. Следовательно, только теоретических положений для обоснования их принадлежности к книге недостаточно, требуются ещё и эмпирические исследования, позволяющие уточнить принадлежность конкретных электронных объектов к книжной системе.

Подтверждение этого мы находим в работах, содержащих положение о том, что математический инструментарий позволяет изучить системы, представленные множеством разнообразных объектов, и проводить их качественный анализ с учётом различия в силе связей между этими объектами [8, 9]. С целью изучения таких систем в нечёткой логике вводится понятие «лингвистическая переменная». Она представлена не числом, а словом или словосочетанием и является менее конкретной, чем численная величина. Совокупность значений этой переменной составляет «терм-множество», способное иметь неограниченное количество элементов, каждый из которых может быть выражен в численном эквиваленте: 1+2+3+4+5… 100... Это является так называемой базовой переменной лингвистической переменной [8].

Лингвистическая переменная может состоять из нескольких компонентов, значение каждого из них является названием некоторого нечёткого ограничения на базовую переменную. Смысл этого ограничения определяется функцией его совместимости, которая характеризуется тем, что все значения переменной, расположенные в промежутке от 0 до 1, в той или иной степени относятся к доминанте множества, а все выходящие за эти рамки – нет [8].

В научных исследованиях обоснована эффективность такого подхода к решению гуманитарных проблем и подтверждено, что методы нечёткой математики дают возможность «работать с качественно или неполно определенной информацией, рассматривать явления и процессы в многообразии их связей и динамике, формируя при этом адекватные модели [10, с. 44]. В ряде научных трудов представлены результаты практического применения этих методов с целью изучения проблем педагогики, психологии, образования, некоторых вопросов библиографии [11–13]. Всё это позволяет сделать вывод о возможности их использования и по отношению к объектам книжной системы, однако такие исследования, несмотря на их высокую актуальность, пока не проводились ни в России, ни за рубежом.

При использовании методов нечёткой логики применительно к книге в первую очередь нужно принять, что отбор объектов для исследования, обработка данных и вычисления должны осуществляться, опираясь на положение о книге как части документивной системы, которой присущи также и основные свойства документа, в числе которых относительность, условность и конвенциональность [3]. Кроме того, поскольку принципы нечёткой логики лежат в основе типологии как метода научного исследования [14], нами была выдвинута гипотеза о том, что в качестве входных лингвистических переменных для определения совместимости-несовместимости электронного документа с системой «книга» могут быть использованы главные признаки книги как типа документа. Эти свойства выявлены в работах Е. В. Динер, и на их основе сформулировано определение понятий «книга», «электронная книга».

К типологическим признакам книги автор относит: 1) объективированность содержания книги в (на) любом материальном носителе, выбор которого определяется её целевым назначением и читательским адресом; 2) способность книги быть, с одной стороны, продуктом духовной деятельности, с другой – хранилищем духовных и культурных ценностей; 3) социальную значимость книги, степень которой определяется её функциональным аспектом; 4) способность книги быть материальным объектом хранения, выдачи, распространения и др., имеющим финансовое выражение; 5) семиотический характер книги, поскольку её содержание может быть представлено с помощью искусственно созданных знаков, основу которых составляют знаки-символы; 6) наличие организованной структуры и инфраструктуры, характер которых, а также закономерности их взаимосвязи напрямую зависят от социального назначения и читательского адреса книги; 7) существование книги во времени и пространстве в качестве опубликованного и поименованного документа, который может быть обнародован в виде авторского произведения и/или издания [4].

Практическое применение данных свойств позволяет немного  результат моделирования, так как:

  • во-первых, любая книга, независимо от её природы, записана или напечатана на каком-либо материальном носителе, иначе такой документ не является изданным и/или опубликованным, а значит, не принадлежит к системе книги;
  • во-вторых, существование книги во времени и пространстве является неизменной константой, вытекающей из первого свойства.

Данные положения позволяют исключить первое и последнее типологические свойства из модели. Применительно же к оставшимся признакам нужно подходить с позиций относительности и конвенциональности, так как они могут быть выражены самым различным образом.

Также, следует помнить о специфике электронных документов: часто они лишь опубликованы, а не изданы, поэтому считаем необходимым использовать следующие сведения для их идентификации и обеспечения доступа пользователей к ним:

  • наименование документа;
  • авторство или указание на лицо, несущее первичную ответственность за создание документа;
  • указание на лицо, являющееся соавтором или соисполнителем;
  • системные характеристики, позволяющие качественно воспроизвести все фрагменты текста;
  • гиперссылка.

В ходе дальнейшего эмпирического исследования было признано целесообразным использование алгоритма нечёткого вывода, так как он является основным методом работы с аппаратом нечёткой логики, позволяющим обработать нечёткие данные и получить на выходе либо лингвистическое высказывание, либо конкретное значение. Наиболее распространёнными среди множества алгоритмов стали алгоритмы Сугэно и Мамдани [15,16], которые отличаются форматом базы знаний и процедурой дефаззификации. При этом для целей идентификации электронных объектов в нечётком множестве «книга – не-книга» логичнее использовать алгоритм Мамдани, так как несмотря на то, что нечёткий вывод с помощью модели типа Сугэно обеспечивает, как правило, бо́льшую точность, при его применении могут возникнуть трудности с содержательной интерпретацией параметров нечёткой модели, а также с объяснением логического вывода. Модель, предложенная Мамдани, наоборот, на выходе позволяет получить не числовое значение, а ответ на вопрос, относится ли объект к исследуемой системе, то есть её параметры легко интерпретируются содержательно [17].

Процесс математического моделирования предполагает построение функции принадлежности нечёткого множества, в основе которого находятся признаки книги как типа документа. Поскольку перечисленные выше типологические свойства являются понятиями, не обладающими каким-либо численным выражением, с целью построения функции принадлежности нечёткого множества целесообразно использовать косвенные методы. Их преимущество в том, что, с одной стороны, эти методы позволяют привлекать к построению функции принадлежности экспертную информацию, а с другой – обнаруживают достаточно высокую стойкость по отношению к искажениям в ответе. Они основаны на применении ранговых измерений при попарном сравнении объектов и требовании о «безоговорочном экстремуме»: при определении степени принадлежности множество исследуемых объектов должно содержать, по крайней мере, два, численные представления которых в интервале [0,1] принимают определённые значения: 0 и 1 соответственно.

 Результаты анализа научных трудов, авторы которых обосновывают применение косвенных методов для построения функции принадлежности [18–21], показали, что с целью определения принадлежности электронных объектов к системе книги более предпочтительным является метод А. П. Ротштейна, который базируется на идее распределения степени принадлежности элементов универсального множества, согласно их рангам, и позволяет построить функцию принадлежности без решения характеристических уравнений [18].

Описанные методы на основе теоретических положений позволяют произвести расчёты с использованием аппарата нечёткой логики, на основании которых в дальнейшем можно будет определить принадлежность электронных объектов к системе книги.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

  1. 1. Моргенштерн И.Г. Динамика и статика книги (Стабильность содержания как атрибут книги) // Книга исследования и материалы. Москва: Наука, 2002. Т. 80. С. 147–161.
  2. 2. Ельников М.П. Феномен книги // Книга исследования и материалы. Москва, 1995. № 71. С. 55–68.
  3. 3. Столяров Ю.Н. Документология : учебное пособие. Орёл: Горизонт, 2013. 370 с.
  4. 4. Динер Е.В. Теоретико-методологические подходы к обоснованию электронной книги как книговедческой категории : дис. …д-ра пед. наук. Москва: МГИК, 2016. 451 с.
  5. 5. Динер Е.В. Теоретико-методологические основы электронной книги как категории книговедения : монография. Киров: Изд-во ВятГУ, 2016. 189 с.
  6. 6. Динер Е.В. Электронная книга как категория книговедения. Киров: Изд-во ВятГУ, 2017. 245 с.
  7. 7. Швецова-Водка Г.Н. Документ в свете ноокоммуникологии: научно- практическое пособие. Москва: Литера, 2010. 384 с.
  8. 8. Заде Л. Понятие лингвистической переменной и его применение к принятию приближенных решений / под ред.
  9. 9. Моисеева Н.Н., Орловского С.А. Москва: МИР, 1976. 167 с.
  10. 10. Штовба С.Д. Введение в теорию нечетких множеств и нечеткую логику [Электронный ресурс]. URL: http://matlab.exponenta.ru/fuzzylogic/book1/ (дата обращения: 29.01.2019).
  11. 11. Вершинин М.И., Вершинина Л.П. Применение нечеткой логики в гуманитарных исследованиях // Библиосфера. 2007. № 4. С. 43–47.
  12. 12. Чванова М.С., Киселева И.А., Молчановв А.А. Проблемы использования экспертных систем в образовании // Вестник ТГУ. 2013. № 3. С. 39–47.
  13. 13. Самигуллина Г.А. Интеллектуальная экспертная система дистанционного обучения на основе искусственных иммунных систем // Информационные технологии моделирования и управления. 2007. Т. 43, № 9. С. 1019–1024.
  14. 14. Жуковин В.Е. и др. Об одном подходе к задачам принятия решений с позиции теории не- четких множеств // Методы принятия решений в условиях неопределенности. 1980. С. 12–16.
  15. 15. Большая советская энциклопедия / под ред. Прохорова А.М. Москва: Советская энциклопедия, 1978. Т. 11. 608 с.
  16. 16. Ротштейн А.П., Штовба С.Д. Проектирование нечётких баз знаний : лабораторный практикум и курсовое проектирование. Винница: Винницкий государственный технический университет, 1999. 65 с.
  17. 17. Матковская М.О. Исследование алгоритмов нечёткого вывода в моделях принятия решений // Известия ЮФУ. Технические науки. 2009. № 3. С. 240–248.
  18. 18. Mamdani E.H. An experiment in linguistic synthesis with a fuzzy logic controller // Int. J. Man. Mach. Stud. Elsevier, 1975. Т. 7. С. 1–13.
  19. 19. Ротштейн А.П. Интеллектуальные технологии идентификации: нечеткие множества, нейронные сети, генетические алгоритмы. Винница: Універсум-Вінниця, 1999. 295 с.
  20. 20. Saaty T.L. Measuring the Fuzziness of Sets // J. Cybern. 1974. Т. 4, № 4. С. 53–61.
  21. 21. Sanchez E. Inverses of fuzzy relations. Application to possibility distribution and medical diagnosis // Fuzzy Sets Syst. 1979. Т. 2. С. 75–86.
  22. 22. Tanaka K., Mizumoto M. Fuzzy programs and their execution // Fuzzy Sets Their Appl. to Cogn. Decis. Process. 1975. С. 41–76.

Сведения об авторе

Куликов Илья Александрович - аспирант  кафедры журналистики и интегрированных коммуникаций Вятского государственного университета

ilyamobi@gmail.com

 

К оглавлению выпуска

цифровизация науки

05.05.2019, 103 просмотра.