БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЕ НАУКИ: ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ. ПЛЕШКЕВИЧ Е.А. МЕТОДОЛОГИЯ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИЗЫСКАНИЯХ К. И. АБРАМОВА: К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

  Празднование столетнего юбилея со дня рождения известного российского историка библиотечного дела К. И. Абрамова хороший повод для анализа его научного творчество. Как известно, среди его публикаций историческая тематика занимает лидирующее положение. Часть исторических работ посвящена методологии истории библиотечного дела. Таким образом, изучение его методологического наследия актуально. Данная статья является продолжением наших историографических исследований (12, 14).

  Исследования Абрамова по истории библиотечного строительства можно условно разделить на два направления. Первое – это научно-историческое направление. Наиболее значимой работой в рамках этого направления выступает монография (3). Второе направление носило историко-педагогический (дидактический) характер. В рамках него Абрамовым была подготовлена целая линейка учебных пособий и учебников по истории отечественного библиотечного дела. Наиболее значимым из них стала второе издание учебника по истории библиотечного дела СССР (2).

  Условно в его историко-методологических взглядах можно выделить две ключевые составляющие. Первая из них касается ориентирования на догматическую модель использования марксисткой методологии, для которой свойственно доминирование теории над историческими фактами, безусловное следование руководящей цитате (15). В качестве такой в работах Абрамова выступило марксистско-ленинское учение о двух культурах в каждой национальной культуре, о зарождении в недрах господствующей культуры эксплуататорского класса прогрессивных и демократических элементов, оказавших влияние на теорию и практику общественного пользования произведениями печати (4, с.10). Из этого положения вытекала понимание прогрессивных и демократических сил как движущей силы, а советское библиотечное дело рассматривалось как органическая часть социалистической культуры, которое унаследовало и развило передовые, демократические традиции библиотечного дела дореволюционной России. Данное теоретическое положение легло в основу оценочных суждений, которые априорно определяли содержание и характер исторической реконструкции. Задача историка при этом сводилась к подтверждению, обоснованию и расширению положений ведущей теории. Все что ей не соответствовало, либо замалчивалось, либо искажалось.

  Вместе с тем положительное значение для методологии истории библиотечного дела имело его обращение к проблеме повышения научности исторических изысканий, которое заключалась в преодолении поверхностного характера и стремления свести исследование к изложению и комментированию отдельных ленинских положений. Так же в опоре на архивный материал, на партийные и советские документы и статистические данные (1). Он выступает за научную организацию изучения ленинского наследия, которая включала формулирование приоритетных тем, развитие источниковедческих и библиографических исследований по собиранию и выявлению ленинских документов, вовлечение в исследования «широких кругов библиотечной общественности». Однако на практике свои предложения он так и не реализовал. В конце 1980-х гг. он с сожалением констатирует, что «до сих пор не создано ни одной монографии о вкладе В. И. Ленина и Н. К. Крупской в библиотековедение» (6, с.4).

 Вторая составляющая, определившая методологические взгляды Абрамова, связана с доминированием «дидактики над наукой». Отличительной чертой историко-педагогических изысканий, является то, что они ориентированы на учебный, а не научный процесс. Как известно в учебной литературе дидактическая сторона превалирует над научной стороной. Отсюда доминирование официальной трактовки тех или иных событий, упрощенное изложение исторических процессов и событий, однозначность авторских суждений и оценок, избегание полутонов, возвеличивание достижений при одновременном замалчивании просчетов и неудач, отсутствие научно-справочного аппарата. В число задач, стоящих перед историей библиотечного дела, Абрамов включает последовательную, непримиримую борьбу с идеалистическими и объективистскими концепциями в области библиотековедения, а также широкий показ достижений и преимуществ социалистической системы библиотечного обслуживания (5). Этим задачам была подчинена логика исторической реконструкции.

  1990-е гг. стали временем ревизии методологических взглядов К. И. Абрамова На государственном уровне был провозглашен курс на демократическое развитие страны и ряд российских библиотековедов мгновенно «прозрели», призвав к радикальному обновлению методологии. Процесс обновления методологических взглядов Абрамова носил стремительный характер. Вначале 1990-х гг. он отстаивает правоту ленинских принципов библиотечного строительства (7), возлагаю всю вину на советское руководство, исказившее ленинские идеи и принципы. Однако очень скоро он и пересматривает роль Ленина. Демократическую систему библиотечного обслуживания населения, заявляет он, не удалось построить, потому что во главу угла реформ В. И. Ленин поставил принципы партийности, классовости, руководящей и направляющей роли коммунистической партии в библиотечном деле (8, с.11).

  Заместить марксистско-ленинскую идеологию в новых условиях была призвана теория демократии, в которой библиотеки рассматривались как проводника демократии, а ведущая роль отводилась общественному библиотечному движению. Им была выдвинута концепция демократического библиотековедения, которое сформировалось в период между февральской и октябрьской революции (9). Положение о том, что только демократия обеспечивает самые идеальные условия для свободной деятельности библиотек, составляет основу его методологических взглядов. Им предлагается обновленная реконструкция истории отечественного библиотечного строительства с марта по октябрь 1917 год. В ней утверждалось, что за это короткое время демократическим кругам России удалось освободить библиотеки от цензуры и идеологической опеки правительства, развить творческую инициативу населения в библиотечном деле, передать его в руки обновленных земских и городских органов местного самоуправления, создать и наладить деятельность самостоятельных библиотечных обществ (9). Приход к власти большевиков прервал развитие демократическое библиотековедение. С первых месяцев установления советской власти коммунистическая партия, как и при царизме, пишет он, восстанавливает цензуру библиотечного дела (10, ч.2, с.11). В этом сравнении советская библиотечная политика первых лет фактически была уравнена с политикой царской власти, однако далее звучат еще более радикальные оценки. Масштабы библиотечной цензуры, заявляет Абрамов, комментируя библиотечную политику советской власти в двадцатые годы, не имели аналогов и что это был тотальный книжный и читательский геноцид, которому нет места в подлинно демократическом государстве (10, ч.2, с.37).

  Обновленный взгляд на отечественную историю библиотечного дела Абрамов изложил в новом учебно-методическом пособии (10). По отзыву рецензента, пособие отвечает настоятельной необходимости коренного пересмотра существовавшей ранее концепции истории библиотечного дела и отказа от устаревших методологических установок (16). Комментируя вторую часть пособия, рецензент, отмечает, что новое пособие кардинально отличается от учебника 1980 г. по методологическим основам, отбору фактического материала, структуре и дидактическим особенностям (17). Иными словами перед нами обновленная история библиотечного дела, где одна теоретическая конструкция была заменена другой.

  Подводя предварительные итоги, хотим отметить, что историческое наследие К. И. Абрамова составляет важную часть истории отечественного библиотечного дела. Его ориентирование на марксистскую методологию познания во многом был обусловлено внешними условиями, а также спецификой изучаемого исторического периода. Ключевым в его взглядах выступило доминирование в его исследованиях теории над фактами, будь то ленинская теория культуры, либо теория демократии. Причины этого мы связываем с отсутствием у Абрамова базового исторического образования, с неразвитостью истории библиотечного дела, с отсутствием по-настоящему научных дискуссий и обсуждений исторической проблематики, а также слабостью научных связей с отечественной историей. Не последнюю роль в этом сыграл так же акцент на дидактику с ее однозначностью и упрощенностью. Возможно, что если бы не эти причины, то вряд ли мы увидели его радикальный разворот в 1990-х гг.

  Вместе с тем, в его методологическом творчестве содержится много положительного. В первую очередь это формирование и обоснование источниковедческих, историографических и археографических составляющих изысканий по истории библиотечного дела. Именно благодаря Абрамову история библиотечного дела стала научно-исторической дисциплиной в полном смысле этого слова. Более того им было выявлено, собрано и опубликовано значительная часть ленинского библиотечного наследия, что составляет основу современных исследований по истории библиотечного дела.

  Недавно вышедшая в свет монография М. Н. Глазкова (11, 13) показывает, что современное библиотековедение постепенно преодолевает догматическое отношение к методологии марксизма и «его величество исторический факт» снова во главе реконструкции. Развитие истории в чем-то аналогично детскому развитию с его «детскими» болезнями. Будем полагать, что вместе с К. И. Абрамовым история библиотечного дела переболела детскими болезнями и благодаря ему в легкой форме.

 Список источников

  1. 1. Абрамов К.И. О Ленинском наследии по библиотечному делу // Библиотекарь. 1964. №4. С. 4–6.
  2. 2. Абрамов К.И. Библиотечное дело в СССР : Учебник. 2-е изд. Москва : 1970. 455 с.
  3. 3. Абрамов К.И. Библиотечное строительство в первые годы Советской власти (1917–1920). Москва : Книга, 1974. 267 с.
  4. 4. Абрамов К.И. История библиотечного дела, состояние и перспективы развития: Доклад к защите учебника на соискание ученой степени д-ра пед. наук /05.25.03. Ленинград, 1974
  5. 5. Абрамов К.И. История библиотечного дела в СССР. 3-е изд. Москва : Книга, 1980.
  6. 6. Абрамов К.И. Перестройка и библиотечная наука глазами ученых // Сов. библиотековедение. 1988. №4. С. 3–5.
  7. 7. Абрамов К.И. Наследие действия: интервью // Библиотекарь 1990. №4. С. 3-6.
  8. 8. Абрамов К.И. Швейцарско-американская система и централизация библиотечного дела // Библиотека. 1992. №9–10. С.11-14.
  9. 9. Абрамов К.И. Февральская революция и демократические преобразования в библиотечном деле // Библиотековедение. 1993. №4. С. 82-94.
  10. 10. Абрамов К.И. История библиотечного дела в России: учебно-метод. пособие для студентов, преподавателей и библиотекарей-практиков: в 2-х ч. Москва : Либерия, 2000–2001.
  11. 11. Глазков М.Н. Государственная библиотечная политика в Советской России в контексте истории массовых библиотек (1925-май 1941) : монография. Москва: Пашков дом, 2016. 271 с.
  12. 12. Плешкевич Е.А. Формирование концептуальных представлений о начальной истории библиотечного дела в работах М.И. Слуховского // Библиосфера. 2017. №3. С.8–14.
  13. 13. Плешкевич Е.А. Новые страницы отечественной истории библиотечного дела: рецензия // Библиосфера. 2018. №1. С.89–90.
  14. 14. Плешкевич Е.А. Диссертационные исследования по истории библиотечного дела: историографический анализ // Библиотековедение. 2019. Т.69. №2. С.185–200.
  15. 15. Сидорова Л.А. Советская историческая наука середины XX века: синтез трех поколений. Автореф. дисс. … д-ра ист. наук / 07.00.09. Москва, 1997.
  16. 16. Шапошников А.Е. Новое учебно-методическое пособие // Научные и технические библиотеки. 2001. №6. С. 107–111.
  17. 17. Шапошников А.Е. Последний учебник К.И. Абрамова // Научные и технические библиотеки. 2001. №11. С. 82–86.

 Сведения об авторе

Плешкевич Евгений Александрович доктор педагогических наук, доцент, Государственная публичная научно-техническая библиотека Сибирского отделения Российской академии наук (Новосибирск), главный научный сотрудник

К оглавлению выпуска

история библиотечного дела

13.04.2020, 809 просмотров.