БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЕ НАУКИ: ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ.СТОЛЯРОВ Ю.Н. О ВОЗМОЖНОСТИ СОХРАНИТЬ БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЕ, БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЕ И КНИГОВЕДЕНИЕ В НОМЕНКЛАТУРЕ НАУЧНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ

   Государственной Номенклатурой научных специальностей Библиотековедение, библиографоведение и книговедение признавались практически с момента первых защит (1938) по библиотековедению (Д. М. Лекаренко) и библиографоведению (И. Е. Рыскин). Однако её место в этой Номенклатуре представителями «большой науки» постоянно ставилось под сомнение, а библиотековеды, библиографоведы и книговеды относились к тревожным сигналам довольно инертно. О том, что наша отрасль стоит на грани исключения из Номенклатуры научных специальностей, предупреждения шли ещё десять лет назад [1] и с тех пор многократно повторялись [2]. Действенного отклика эти призывы не получили, и в настоящий момент угроза воплощается в реальность: 5 марта 2020 г. Министерство науки и образования разослало проект новой Номенклатуры научных специальностей, разработанный рабочей группой ВАК и Минобрнауки России, из проекта которой выпала вся группа специальностей «Документальная информация», в которую под номером 05.25.03 входит единство, именуемое Библиотековедение, библиографоведение и книговедение.

    Главная причина, по которой наша научная специальность оказалась вне Номенклатуры, состоит в том, что среди библиотековедов, библиографоведов и книговедов отсутствует, во-первых, понимание стратегической важности однозначно определить её принадлежность к соответствующей отрасли знаний: естественным, техническим, социальным или гуманитарным. Во-вторых, нет единства в установлении её места внутри этой отрасли. Например, сторонники включения её в область социальных наук расходятся в отнесении в более узкой области: одни считают эту специальность исторической, другие – филологической, третьи – педагогической, третьи – социологической, пятые – культурологической. Имеет место и совсем революционное предложение: поскольку ни в одну из подотраслей специальность полностью не укладывается, надо признать существование ещё одной большой области человеческого знания – информационного, и место нашей специальности искать внутри этой обширной области, пронизывающей буквально все известные науки и области деятельности. Но прежде чем решать свой предельно узкий вопрос в этой области, требуется, чтобы Информатику как равноправную с огромными классами естественных, технических, социальных и гуманитарных наукам признало всё научное сообщество – от философов и науковедов до филологов и педагогов, причём желательно, чтобы это признание имело международный масштаб и авторитет.

    Обсуждение этого предложения (весьма анемичное) пока не вышло за очень узкий круг информатиков, так называемой большой науке оно неизвестно. Тем временем нашу специальность на протяжении почти ста лет последовательно изгоняли из каждой такой подотрасли (многолетние странствия по Номенклатуре подробно описаны в трёх статьях с общим названием «”Документальная информация” в государственной Номенклатуре специальностей научных работников»  [3]), она нашла очередное временное пристанище в …технических науках. Даже непосвящённому было ясно, что эта ситуация временная и мы стоим перед альтернативой: либо обосновать своё действительное место в системе наук и убедить в этом всё научное сообщество, а вслед за ним и лиц, принимающих решения, либо подвергнуться остракизму.

   Произошло второе.

   Диспозиция к марту 2020 года

 В действующей Номенклатуре в группу 05.25.00 Документальная информация (первый двузначный номер – 05 – означает принадлежность этой группы к техническим наукам) входят три специальности: 05.25.02 Документалистика, документоведение, архивоведение; 05.25.03 Библиотековедение, библиографоведение и книговедение; 05.25.05 Информационные системы и процессы. В Проекте повой Номенклатуры последняя специальность (05.25.05) упокоилась в классе технических наук, группе специальностей Информационные технологии и телекоммуникации. Ей присвоен номер 2.3.6 и придано наименование «Информационные процессы и безопасность». Защищаться по этой специальности можно будет на соискание технических наук.

  Неприкаянными остаются специальности 05.25.02 и 05.25.03. О первой (05.25.02) пусть беспокоятся заинтересованные в ней лица. Подумаем, как выходить из сложившейся ситуации библиотековедам, библиографоведам и книговедам.

   При этом прежде всего примем к сведению, что время для обоснования нашего действительного места в классификации наук упущено, и в сложившейся форс-мажорной ситуации надо найти возможность вписаться в предлагаемую схему научных специальностей. Для полноты картины заметим лишь, что в течение того времени (более 30 лет!), когда шло (к сожалению, ни шатко, ни валко) конструктивное обсуждение этой первостепенной для нашей научной специальности проблемы[1], взгляды группировались вокруг трёх основных позиций:

  • 1) Специальность 05.25.03 вписывается, по большому счёту, в область Прикладной культурологии, но эта группа специальностей из Номенклатуры давно исключена, и в Проекте новой Номенклатуры не предусмотрена.
  • 2) Эта специальность относится к Информационным наукам, причём этот класс наук с входящими в него группами специальностей, как уже отмечалось, только ещё предстоит создать.
  • 3) Она представляет собою, в конечном счёте, часть Социологических наук, – точнее Социальных коммуникаций, или, по предложению Г. Н. Швецовой-Водки, Ноокоммуникологии. Однако такое предложение для социологов будет большим сюрпризом с труднопредсказуемой реакцией с их стороны.

   Опуская аргументы в пользу и против каждой точки зрения, отмечу лишь, что склоняюсь к последней точке зрения и неоднократно обосновывал её в печати [4], но услышан был только на Украине. Научная отрасль Социальные коммуникации официально признана там постановлением Кабинета министров Украины 13 декабря 2006 г. № 1718 «О дополнении перечня отраслей науки, по которым может быть присуждена учёная степень». ВАК Украины отдал приказ «О внесении изменений и дополнений в Перечень специальностей, по которым проводятся защиты диссертаций на соискание учёных степеней кандидата и доктора наук, присуждаются учёные степени и присваиваются учёные звания». Обновлённая номенклатура научных специальностей дополнилась новой отраслью 27 Социальные коммуникации», в ней сгруппированы семь родственных научных специальностей:

27.00.01 Теория и история социальных коммуникаций;

27.00.02 Документоведение, архивоведение;

27.00.03 Книговедение, библиотековедение, библиографоведение;

27.00.04 Теория и история журналистики;

27.00.05 Теория и история издательского дела и редактирования;

27.00.06 Прикладные социально-коммуникационные технологии;

27.00.07 Социальная информатика.

   Этот наиболее разумный на данный момент подход было бы полезно воспринять и России, но – подчеркну ещё раз, – в переживаемый форс-мажорный период ставить об этом вопрос бесперспективно, поскольку ни наше научное сообщество, ни лица, принимающие решения, от понимания правильности этого подхода весьма и весьма далеки, хотя об этом решении у нас известно давно[2] [5]. Всем заинтересованным в положительном исходе дела надо ясно понимать, что когда в доме пожар, неуместно затевать речь о желательной перепланировке комнат и выборе цвета обоев. Об этом ценно вести речь после того, как удастся отстоять жилище от пожара.

   Анализ выдвигаемых предложений

   Сейчас надо ставить вопрос о том, как выходить из сиюминутной, поистине горящей, ситуации. Поздно ставить вопрос о том, чтобы вписать нашу специальность в принятый Российским индексом научного цитирования международный Расширенный классификатор OECD (Organization for Economic Co-operation and Development), где в классе 5 «Социальные науки», подклассе 5.08 Media and communication (СМИ и массовые коммуникации) на третьем уровне деления есть дисциплина «05.08.NU Information Science & Library Science» (Теория информации и библиотековедение), – для этого сначала надо принять другое решение: всю нашу Номенклатуру привести в соответствие с международным Классификатором. Времени для обсуждения этого вопроса нет!

  Предложение Н. В. Лопатиной. Преждевременно ставить и вопрос о выделении в области 5 Социальные и гуманитарные науки проекта Номенклатуры специальности «Социальные коммуникации», подразумевая под ними Документалистику, документоведение, архивоведение; Библиотековедение, библиографоведение и книговедение; Информационные системы и процессы; Журналистику [6]: трудно рассчитывать, что мы встретим понимание у социологов со столь для них неожиданным и радикальным предложением. Сначала надо основательно аргументировать включение каждой дисциплины и встретить понимание сначала в собственной среде: согласятся ли с таким решением документоведы? Архивоведы? Информатики? Журналисты? Книговеды? После того, как будет найден консенсус в собственной профессиональной среде, потребуется найти поддержку на страницах социологической печати, на социологических научных форумах. Для всего этого требуется время, которое безнадёжно упущено. Сейчас мы горим! Караул!!

 Кроме того, надо иметь в виду ещё следующие обстоятельства. Эта специальность, по правилам составления Номенклатуры, должна быть вписана в более общую группу специальностей. Какую? Какие ещё специальности войдут в эту группу? Поддержат ли они это предложение? Своевременно ли ставить об этом вопрос, когда счёт идёт на дни или недели?!

   Группа специальностей должна входить в общую отрасль науки. Тут, как представляется априори, вопрос более или менее ясен: место Социальных коммуникаций в Социологии. Как к этому отнесутся социологи? Прежде чем выходить с этим предложением к лицам, принимающим решение, его надо основательно апробировать на социологических форумах, в монографиях и диссертациях. А у нас – пожар!

  Но и это ещё не всё. Как только новая Номенклатура будет утверждена официально, все диссертационные советы прекратят своё существование и потребуется выходить в ВАК с просьбой утвердить защитный совет с новым номером и новым названием специальности. В совете должно быть установленное количество докторов по соответствующей науке и специальности, а мы к этому совершенно не готовы.

  Предложение (вполне правомерное само по себе) Н. В. Лопатиной надо будет интенсивно обсуждать сразу же после того, как нам удастся отстоять своё место в реально существующем проекте Номенклатуры. Нужно найти консенсус прежде всего в нашем профессиональном сообществе, исподволь подготовить десяток-другой докторов социологических наук нашего профиля, чтобы было из кого потом формировать совет по защите диссертаций.

 Наконец, подготовку научных кадров надо согласовать с подготовкой бакалавров и магистров библиотечного профиля. Для этого вузам культуры потребуется выйти из подчинения Министерства культуры – кто из ректоров возьмёт на себя инициативу выйти с таким предложением?!

  С налёта, как видим, этот вопрос решить невозможно.

 Предложение А. Б. Антопольского. Есть ещё одно интересное предложение. Оно исходит от А. Б. Антопольского, давно занимающегося рассматриваемым вопросом [7]. А. Б. Антопольский опирается на классификацию ОЭСР[3], именуемую Field of science and technology (FOS) Сlassification [Классификационное поле науки и техники]. Соответствующая группа дисциплин представлена в ней следующим образом:

   1 Естественные науки

      1.2 Компьютерные и информационные науки

  1.     Социальные науки

             5.8 Средства массовой информации и коммуникации (в том числе Журналистика; Информационные науки (социальные аспекты); Библиотековедение; Средства массовой коммуникации и социокультурные коммуникации).

  А.Б. Антопольский предлагает три варианта, позволяющие сохранить нашу специальность в Номенклатуре. Рассмотрим их.

  Первый вариант состоит в том, чтобы собрать дисциплины из нынешней группы Документальная информация в группу Социальные коммуникации. В эту же группу включить нынешнюю специальность 10.01.10 Журналистика, тоже неправомерно исключённую из проекта Номенклатуры. Специальность 05.25.05 Информационные процессы и системы может быть переименована, например, в Информационные ресурсы, чтобы избежать дублирования с технической информатикой.

  Этот вариант привлекателен тем, что сохраняет все нынешние специальности в их прежнем виде. О нереальности выходить с этой инициативой в данный момент речь шла выше. К этому можно добавить, что обнадёживающим видится будущее только специальности Информационные процессы и системы. В классе технических наук обсуждаемого проекта есть специальность 2.3.6. Информационные процессы и безопасность, по ней предусмотрено присуждение технических наук. Вопрос состоит всего лишь в том, чтобы нужная проблематика была отражена в паспорте этой специальности. Этим снимется неизбежный в ином случае вопрос: «Какое отношение техническая специальность Информационные процессы и системы имеет к Социальным коммуникациям, относящимся к классу общественных наук»?

   Второй вариант: объединить указанную группу специальностей в новую укрупнённую специальность «Социальные коммуникации» (по аналогии с рубрикой 5.8. FOS) с возможностью присвоения по ней учёной степени по разным отраслям науки – техническим, филологическим, педагогическим, историческим. Это предложение совпадает с идеей Н. В. Лопатиной, его преждевременность показана выше.

   Третий вариант предполагает включение в Номенклатуру новой отрасли науки – информационные науки. По этой отрасли можно было бы присуждать учёную степень не только информационных наук, сохранив и все нынешние возможности. В 10-е гг. XXI в. этот вариант основательно прорабатывался информатиками практически всех научных направлений, т. е. представителями технических, биологических и гуманитарных наук. По нему наметился реальный консенсус, появились достаточно проработанные проекты диверсификации этой отрасли. Предполагалось разделить эту отрасль на группы технических, естественно-научных, социальных и гуманитарных информатик. Внутри одной из этих групп находилось место специальности Библиотековедение, библиографоведение и книговедение. Поступательная проработка этой концепции была прервана пожаром в Институте научной информации по общественным наукам (январь 2018 г.), в стенах которого группировались информатики всех видов под руководством тогдашнего заместителя директора по научной части Ю. Ю. Чёрного. Последующие события отодвинули дальнейшее рассмотрение этой обещающей точки зрения, но к ней было бы полезно вернуться после того, как удастся отстоять место нашей специальности в намечающейся Номенклатуре.

Каким должен быть сиюминутный подход к решению вопроса

   Сейчас же нужно думать не столько о перспективе и действительно научном решении серьёзного классификационного вопроса, а о том, что следует предпринять немедленно, в пожарном порядке, заведомо зная, что решение на этом этапе будет паллиативным, временным. Для того, чтобы сохранить нашу специальность в Номенклатуре, нет другой возможности кроме как исходить из предоставляемых ею возможностей, не претендуя на этом этапе на подлинно научное решение вопроса. Диссертационный совет Российской государственной библиотеки предлагает пойти по следующему пути.

    На первом уровне деления проекта Номенклатуры имеется класс 5 Социальные и гуманитарные науки. В нём – на втором уровне деления – есть группа специальностей 5.10 Искусствоведение и культурология. После специальности 5.10.3 Виды искусства предусмотрена возможность продолжить работу по детализации Номенклатуры. Этим и надо воспользоваться, предложив включить ещё одну позицию, поскольку наша специальность будет находиться в этом подклассе. К этому сводятся предложения Российской государственной библиотеки, которые на данном этапе представляются единственно разумными и всесторонне сохраняющими статус кво по отношению к нашей научной специальности.

   Скажем прямо, научности в этом предложении не больше, но и не меньше, чем и в действующей, и в предполагаемой Номенклатуре. Но решать вопрос действительно научно нужно будет – повторюсь – после того, как удастся сохранить свою позицию в Номенклатуре научных специальностей.

 Список источников

  1. 1. Столяров Ю. Н. Группа специальностей «Документальная информация» на грани исключения из Номенклатуры специальностей научных работников // Библиотековедение. 2011. № 4. С. 22–27.
  2. 2. Столяров Ю. Н. Новая угроза научным специальностям 05.25.03 и 05.25.05 // Материалы Второго международного профессионального форума "Книга. Культура. Образование. Инновации" ("Крым-2016"). Москва, 2016. 4 с. Отдельный файл; Столяров Ю. Н. Драма Библиографоведения как исторической научной специальности // Роль библиографии в информационном обеспечении исторической науки = Role of bibliography in information support of historical science. Москва : [б. и.], 2018. C. 534-546.
  3. 3. Столяров Ю. Н. «Документальная информация» в Государственной Номенклатуре научных специальностей научных работников. Статья первая. Введение в проблему // Науч. и техн. б-ки. 2011. № 11 С. 5–13; Статья вторая. Обострение ситуации // Там же. 2012. № 1. С. 121‑130; Статья третья. Оптимистические предложения // Там же. № 3. С. 12‑19.
  4. 4. Столяров Ю. Н. Соцiальнi коммунiкацiï: розвиток в iнформацiйному просторi [Социальные коммуникации: развитие в информационном пространстве]// Вiсник Харкiвскої державної академii культури: зб. наукових праць. – Харкiв : Держ. академiя культури, 2000. Вип.2. С. 4‑7;
  5. 5. Столяров Ю. Н. Соображения относительно Номенклатуры специальностей научных работников // Место документально-коммуникационного цикла в Классификаторе научных специальностей : стенограмма и тезисы докладов круглого стола 3.10.2006, ЧГАКИ. Челябинск, 2006. С. 56-57;
  6. 6. Столяров Ю. Н. Рассмотрение библиотековедения, библиографоведения и книговедения в контексте социологии: историческая ретроспектива // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2006. № 2. С. 4-9;
  7. 7. Столяров Ю. Н. Библиотековедение, библиографоведение, книговедение, документология: социально-коммуникационный вектор развития // Культурологiя та соцiальнi комунiкацiï: iнновацiйнi стратегiï розвитку: матерiали мiжнар. наук. конф. 18-19 листопада 2010 р. / Харк. держ. акад. культури. Харкiв, 2010. С. 141 -142; Столяров Ю. Н. Место библиотековедения в системе наук наконец-то установлено // Научные и технические библиотеки. – 2003. – № 3. – С. 37–40.
  8. 8. Кушнаренко Н. Н., Соляник А. А. Этап начальной институционализации научных исследований в отрасли социальных коммуникаций: опыт Украины // Науч. и техн. б-ки. 2011. № 6. С. 49-55.
  9. 9. Лопатина Н. В. Найдут ли место библиотечно-информационные исследования в новой структуре российской науки? // Культура: теория и практика : электронный научный журнал. – 2020. – № 2 (35). – http://theoryofculture.ru/issues/113/.
  10. 10. Антопольский А. Б. Проблемы социогуманитарной номенклатуры // Частный корреспондент. – 2020. – 16 апреля, четверг. - http://www.chaskor.ru/article/problemy_sotsiogumanitarnoj_nomenklatury_46039.

Сноски

  1. 1. Самая конструктивная и впечатляющая акция имела место в 2006 г., когда по инициативе проректора по научной работе Челябинской государственной академии культуры и искусств Т. Ф. Берестовой было организовано всероссийское по масштабам и самое авторитетное по личностям участников обсуждение места библиотековедения в системе наук. – См. : Место наук документально-коммуникационного цикла в Классификаторе научных специальностей : стенограмма и тезисы докладов круглого стола 03.10.2006, ЧГАКИ / Челябинская гос. акад. культуры и искусств. Челябинск, 2006. 76 с.
  2. 2. Предполагается, что с 2021 г. украинские аспиранты будут защищаться на учёную степень доктора философии по специальности "Информационное, библиотечное и архивное дело". «Настоящие» доктора будут именоваться докторами наук по информационному, библиотечному и архивному делу. Там статус этой специальности повышается, а у нас уходит в небытие.
  3. 3. ОЭСР – Организация экономического сотрудничества и развития (англ Organisation for Economic Co-operation and Development, OECD) — международная экономическая организация развитых стран. Создана в 1948 году. Штаб-квартира в Париже. На долю государств-членов ОЭСР приходится около 60 % мирового ВВП. В 2018 году в организацию входили 36 государств. По данным на 2011 год, в странах ОЭСР проживало 18 % населения мира

Сведения об авторе

 Столяров Юрий Николаевич - доктор педагогических наук, профессор, главный научный сотрудник  Российской государственной библиотеки; главный научный сотрудник ФГБУН «Научный и издательский центр “Наука”» РАН

 

 

 

К оглавлению выпуска

библиотековедение

04.06.2020, 751 просмотр.