НАУЧНЫЕ КОММУНИКАЦИИ И ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ НАУКИ. ЦВЕТКОВА В.А. ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ПУБЛИКАЦИОННОЙ АКТИВНОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТИ ОПУБЛИКОВАНИЯ НАУЧНЫХ РАБОТ В БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННОЙ СФЕРЕ

Введение

В показателях оценки научной деятельности научных организаций, университетов и вузов все больший акцент делается на публикационную активность, то есть на количественные показатели, основанные на числе публикаций и их цитировании. Эти показатели опираются на  статистические данные, получаемые из  библиометрических баз данных (часто их называют цитатными) Web of Science Core Collection (WOS CC) фирмы Clarivate Analitics  (США), Scopus  фирмы  Elsevier (Ниделанды) и Российского индекса научного цитирования (РИНЦ).

 Отметим, что этот процесс захватывает все страны,   но элементом  управления на директивном уровне,  он проявляется наиболее остро в России.  В настоящее время в мировом научном сообществе наблюдаются как позитивные стороны  предложенного информационными системами сервиса по учету публикаций и их   цитирований отдельных ученых,  организаций и государств так  и   сдерживающие факторы развития естественного хода научных исследований. Еще в 2012 году была принята Сан-Фрацисская декларация [1] - декларация об оценке научных исследований – Declaration of Research Assessment (DORA), которая призывала не использовать импакт- фактор для оценки качества статей. Однако сегодня   мы знакомы с разбиением журналов по квартилям на основе того же импакт-фактора, соответственно, априори, нас призывают считать, что в журналах включенных в более высокую квартиль и статьи лучше. Опыт показывает, что это   не соответствует   реальности, и, более того, является серьезным барьером для молодых ученых, поскольку у них нет соответствующего «имени» и нет достаточных финансовых средств для оплаты  публикаций в  престижных зарубежных журналах. Состав российских журналов, представленных в зарубежных библиометрических базах данных, крайне узок. Поэтому мы наблюдаем ситуацию, когда  российские ученые вынуждены публиковаться в зарубежных журналах, значительная часть  этих публикаций становится  слабодоступной для российских же ученых.

В России смена парадигмы оценки эффективности деятельности учёного нашла отражение в программных документах, определяющих стратегические ориентиры развития науки на ближайшее десятилетие. В качестве приоритетного целевого показателя установлено «обеспечение присутствия Российской Федерации в числе пяти ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования и разработки в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития»  [2]. В ходе декомпозиции этой стратегической цели и формировании системы конкретных задач в паспорте Национального проекта «Наука» определён критерий измерения позиций в мировом научном пространстве: «место Российской Федерации по удельному весу в общем числе статей в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития, в изданиях, индексируемых в международных базах данных» [3].   Деятельность органов исполнительной власти, направленная на достижение данных целевых показателей, находит выражение в распорядительных документах Министерства науки и высшего образования Российской Федерации, представляющих методики контроля и оценки [4].       Нельзя не отметить, что целевые ориентиры, о которых идёт речь выше, очень чётко прослеживаются и в Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации [5].  

   В конце августа принята новая Методика Минобрнауки РФ [6]. В первой половине 2020 года анализировалась публикационная активность авторов,  с сентября приоритет авторской оценки уходит к оценке организаций, при этом критерием оценки по-прежнему выступает количество публикаций. Новые методики вводят параметры, информативность которых не вполне понятна. В качестве примера обратим внимание на следующие.  За каждую строку рассчитывается по формуле балл – «балл k-ой строки», что   надо понимать под строкой,  как быть с таблицами, графиками  и рисунками?! Как  и кем определяется  «уникальность статьи». Поражает необъяснимая диспропорциональность оценок статей в журналах:  Q1 – это 20 баллов, а статья в  журнале из Перечня ВАК - 0,12 балла.  Куда следует «бежать» аспиранту, молодому специалисту? Много интересного в новой  Методике. Процесс продвигается: теперь ученые, работающие по государственному заданию, должны  сообщить  в Министерство свои идентификаторы (ID) в  WOS CC, Scopus, РИНЦ – зачем?

 

Возможности  публиковаться для российских  ученых и исследователей.

Российская практика научных коммуникаций   до начала 21 века была ориентирована на российские журналы соответствующей тематической  направленности. Статьи в любом научном журнале имели статус опубликованной работы; не требовалась оценки постпубликационной популярности работы (цитирования). В конце  ХХ – начале ХХI  веков издатели стали вмешиваться в практику самой науки,  манипулируя престижностью  научных журналов (импакт-факторами), то есть  проводя определенную маркетинговую стратегия на   издательском информационном поле. Это привело к тому, что научная карьера стала пленником издательской системы,  она подчинена неким  бизнес-стандартам с использованием  методов библиометрии, превратив  библиометрию  из прекрасного помощника слежения за информационными потоками в инструмент манипулирования учёными. Наука от такого подхода  вряд ли выигрывает, скорее наоборот. Только все труднее становится  следить  за реальными научными результатами, особенно за исследованиями молодых специалистов: нет у них ни «имени»  ни средств на престижные журналы. Обратим внимание еще раз на  российского математика Г.Я. Перельмана, доказавшего гипотезу Пуанкаре, у которого нет публикаций в математических журналах с высоким импакт-фактором [7, 8].  Обратим внимание на молодого ученого, основателя высшей  школы алгебры  Эвариста Галуа (Evariste Galois - 25.10.1811 - 31.05.1832) [9], у которого по данным разных  источников было от двух до четырех работ. Таким образом, его индекс Хирша никогда не будет выше 2 или 4. По  современным оценкам  трудновато ему занять  престижное место   по критериям  нынешней «табели о рангах».

Нельзя не обратить внимание на предложенную Web of Science Core Collection (WOS CC) и нашедшую поддержку  особенно у российских  управляющих структур «стратификация» периодических научных изданий. Почему созданная в WOS CC сложная систем иерархии научных журналов  вдруг стала определяющей для российских научных журналов и публикаций? При этом в  WOS CC  индексируется не более 300 российских журналов,  а в верхнюю иерархию (Q1) входит около 20. Поражает неуважение к  российским журналам и  необъяснимая диспрорциональность оценок статей в журналах, согласно названной Методики:  Q1 – это 20 баллов, а статья в  журнале из Перечня ВАК - 0,12 балла.  Куда следует «бежать» соискателям ученой степени или ученого звания, для которых параллельные индексы и рейтинги создают ненужные барьеры? Что делать тем научным специальностям, по которым вообще нет журналов в  категориях Q? Какую тематику стоит развивать и какие результаты надо получать представителям социальных и гуманитарных наук, чтобы войти в новые научные рейтинги, игнорирующие национальную идентичность и государственные приоритеты? Почему статьи и авторы журналов с высоким импакт-фактором  априори  считаются  лучшими?  На этом фоне   прослеживается тенденция к междисциплинарности научных журналов, что нарушает правила  достаточно жесткой привязки журналов (не статей) к рубрикам классификационных схем WOS CC и Scopus.

Нельзя  не отметить, возможно и повториться, следующие моменты:  

- научный вклад не может измеряться исключительно публикационной активностью и цитируемостью;

- государство с большими территориями, с исторически сложившейся региональной научной сетью традиционно представляет разнообразие научных изданий с различным уровнем visibility. Известно много случаев публикации значимых идей, теорий, научных результатов в узкоспециальных, региональных, мало известных изданиях, которые ситуативно становились известными именно благодаря им, а не наоборот;

- невозможно игнорировать отраслевую специфику формирования научного знания и его трансфера, как это происходит в ряде регламентирующих документов. Например, самый высокий импакт-фактор по БД «Journal Citation Reports» - 2016 (JCR) компании Clarivate Analytics принадлежит изданию медицинского профиля - «CA-A Cancer Journal for Clinicians» - 187,040, а наиболее высокий импакт-фактор по этой же базе данных в области математики – «Acta Numerica» - 6,250;

- спорными являются аргументы в пользу особых полномочий редакционно-издательской инфраструктуры науки в представлении и оценивании результатов научной деятельности.

 Затронем и модель Открытого доступа (Open Access). Безусловно, бесплатный доступ к ресурсам – это благо для исследователей. Но возникает вопрос, кто это благо оплачивает?   Все чаще поднимается вопрос, о том, что это бремя ложится на плечи авторов. Издательства Springer Nature  предложило: авторы сами  могут разместить свои статьи в самых лучших журналах за 9500 долл США (The journals will charge authors up to €9,500 to make research papers free to read, in a long-awaited alternative to subscription-only publishing.)  [10].  Ученые должны вести исследования,  описать их в форме статьи (стать авторами), издать, разместить  за плату в ОД (стать спонсорами) -   смогут ли  ученые–исследователи – авторы выдержать такую нагрузку.  Очевидно, что эта модель  резко сужает возможности для опубликования  как  ученых «с именем», а особенно молодых  исследователей,  начинающих свою научную карьеру. Для них, да и для большинства далеко не богатых людей в научной сфере, это модель не «открытого», а, скорее «закрытого» доступа к ведущим научным журналам. Вопрос требует более обоснованного подхода и проработки.  Сразу формируется модель  «сам издата».

Отметим, что опубликованные в зарубежных журналах  результаты научных исследований российских ученых  чаще всего становятся недоступными или слабодоступными для научной общественности России.  Этот вопрос обостряется, если мы имеем дело с журналами, распространяемыми по схеме подписки, то есть не входящими в зону Открытого доступа. Это обусловлено тем, что российские научные библиотеки и научные организации в последние годы лишены возможности подписать (купить) необходимые журналы из-за отсутствия соответствующего финансирования.  Мы довольствуемся теми ресурсами, которые входят в Национальную подписку [11]. Национальная / централизованная подписка – проект Минобрнауки России (стартовал в 2004 г.), обеспечивающий информационную поддержку научных и образовательных организаций. Финансирует лицензионный доступ к ведущим зарубежным научным ресурсам: полнотекстовым и фактографическим базам данных и базам данных индексов научного цитирования. В 2020 году на Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) были возложены обязанности единого оператора национальной и централизованной подписки на научные информационные ресурсы, то есть  функции оператора  были переданы от ГПНТБ России   Российскому фонду фундаментальных исследований [12].  Но это отдельное направление, направленное на привлечение в Россию зарубежных электронных ресурсов. При этом организации не в состоянии получить  публикации своих сотрудников, так как у них нет средств на подписку зарубежных журналов.

 

Библиотечно-информационная сфера. Возможности для публикации.

Учитывая тематическую направленность наших исследований, особое внимание мы сконцентрировали на журналах библиотечно-информационной тематики.  Каждый год мы надеемся на положительные подвижки. Но, к сожалению, в период 2018- начало 2021 гг., этого  не произошло. В целом ситуацию можно охарактеризовать как находящуюся в состоянии стагнации:  не добавилось журналов, практически не поменялся их статус в информационном пространстве, не расширился спектр  журналов в ведущих базах данных WoS CC и Scopus.

По-прежнему, статьи по библиотечно-информационным вопросам можно найти во многих журналах самой различной тематики, издаваемых разными издательствами [13]. В РИНЦ рубрика «13.31.00 Библиотечное дело. Библиотековедение» охватывает 44 журнала  [14]. Статус этих журналов  следующий:  25 журналов, в которых отражается библиотечно-информационная тематика, индексируются в РИНЦ; 21 – включены в Перечень ВАК; 11 – включены в RSCI; 4 -  включены в WoS CC – 4 (Science Citation Index Expanded) и 4 (Emerging Sources Citation Index),  у последних  четырех  нет номинации Q1- Q4;  6 – индексируются в Scopus.

Условия опубликования в иностранных  журналах, которые индексируются в WOS CC и/или  Scopus определяются издательством и редакционной политикой конкретного журнала.

С учетом ужесточающихся требований со стороны руководящих структур, например, Методики Минобрнауки от 25.08.2020 г., научные организации и специалисты в России обязаны в отчетах и заявках на гранты отражать результаты своей публикационной активности, как правило, на основе трех цитатных баз данных: WoS СС, Scopus с указанием квартилей журналов, и РИНЦ. При этом статьи  обязательно должны иметь идентификатор DOI (Digital Object Identifier), наличие которого обеспечивается исключительно издательством журнала. Возникает вопрос, а почему автор должен быть ответственным за наличие этого индентификатора? Это еще один из ограничивающих факторов  для  опубликования  результатов научных исследований в  российских журналах,  и учета публикационной активности авторов,   выдвинутый российскими управляющими наукой структурами.

Ученые  библиотечно-информационной сферы имеют крайне ограниченные возможности публиковаться в российских журналах, индексируемых в зарубежных базах данных, в связи с крайне малым их количеством,  входящих в своего рода «отстойник» - Emerging Sources Citation Index, у них отсутствует импакт-фактор и значение Q им не присваивается. Это  журнал «Научные и технические библиотеки», - представлен в базе данных WoS CC (Emerging Sources Citation Index). Журнал «Научно-техническая информация», Серии 1 и 2 в переводной версии индексируется в WOS CC и  Scopus.

Поскольку количество российских журналов по библиотечно-информационной тематике не растет, требования к формальным признакам публикаций (наличие DOI, вхождение в Перечень ВАКа,   индексирование в РИНЦ и т.д.)  ужесточаются, необходимость опубликования ведет к разбросу публикаций по журналам смежной тематики.

 

Роль экспертных оценок. Рецензирование научных публикаций.

В достаточно сложной и разветвленной системе научных коммуникаций ведущая роль   остается на научными журналами. Любые изменения в этом сегменте влияют  на весь процесс научной коммуникации. Безусловно,   те процессы регламентации, связанные с  доминированием формальных признаков, основанных исключительно на количественных показателях, оказывают  далеко не положительное влияние на научную коммуникацию.  Новые протоколы и форматы  приводят к нарушению  «обратной связи»  между  учеными: эта обратная связь заменяется   понятием «цитируемость» или точнее аппаратом  ссылок на публикацию.  В некоторой степени этот процесс нивелируется  рецензированием  научных публикаций, которое выступает значимым и апробированным инструментом оценки научных результатов.  Вместе с тем, библиометрические оценки страдают формализацией и отсутствием реальной оценки научного вклада автора,  экспертные оценки (рецензирование) страдают субъективностью  подхода  рецензента  к  рассматриваемой работе.

В числе  негативных факторов рецензирования  можно указать:

- недостаточную квалификацию рецензента в данной области знаний;

- трудность восприятия новых трендов и  прорывных технологий;

- борьбу научных школ: принадлежность рецензента  к иной научной школе, чем представлено в работе;

- субъективное отношение  к конкретному автору.

Таким образом, есть два подхода к оценка научной деятельности: первый основан на библиометрических количественных показателях, второй на  экспертных оценках содержательной части публикаций. Их  можно трактовать  и так: первый – это учет  показателей активности научного сообщества в поисках  путей решения научных проблем, то, что можно назвать как «научная продуктивность»; второй – это попытка оценить вклад в науку  конкретного исследователя. По-видимому, эти  подходы  не должны быть взаимоисключаемыми. Они должны  стать взимодополняемыми.

Но  в этих оценочных процессах роль самого автора  все более принижается.    Можно ли оценить новизну, не зная автора, при «слепом» рецензировании, «вымарывая» самоцитирование, ссылки на собственные работы автора, в которых была выдвинута гипотеза, представлены результаты предыдущих этапов исследований?  Почему рецензент должен определить достоверность и точность представляемых результатов, полноту их раскрытия в тексте, качество оформления и списка используемых источников?  Это доказывает автор статьи. Разве рецензент в состоянии   провести перепроверки фактов, расчетов, экспериментальных результатов?  Почему рецензент не должен  знать имени автора, что мы наблюдаем  при «слепом» рецензировании, хотя рецензент  хотел бы ознакомиться с  предыдущими  работами автора?  Насколько мы можем доверять добросовестности рецензента, выполняющего данную работу в качестве научного волонтера.  Именно модель рецензента-волонтера доминирует  в отечественной практике. К сожалению, она практически исключает дискуссионные форматы, особенно в модели «слепого» рецензирования,  которое, по нашему мнению,   просто не должно присутствовать в этике научного книгоиздания. Именно дискуссионные форматы,    могут стать реальными  оценками, признанием научного вклада ученого.

Новые стандарты редакционно-издательской инфраструктуры трансформируют и этику  научной публикации. Индивидуальный стиль академического письма уступает место формализованному представлению научной информации. В зарубежной печати все чаще поднимается вопрос о «гегемонистской и нерефлексивной лингвистической практике» использования английского языка [15], что ложится тяжелым бременем временных ресурсов и усилий на учёных не из англоязычных стран [16].     Может ли сохраниться «состязательность» в науке, если статья с отрицательными рецензиями не может быть опубликована, а диссертация как комплексный научный труд, НИР как особый формат научной работы,  может быть представлена широкой общественности (посредством Интернет) и защищаться и при отрицательных отзывах?

Наши зарубежные коллеги активно обсуждают и изучают явление, получившее название «публикационная предвзятость», которая, являясь следствием конфликта интересов, «интеллектуальной дистанции» между знаниями, воплощенными в исследовательских предложениях, и собственным опытом рецензента» [17].    С другой стороны, вклад рецензента в научное исследование может быть слишком серьёзным, поэтому необходимо понимать, насколько глубоким может быть его «вмешательство» в  работу [18].  Является ли рецензия элементом научной дискуссии или попыткой воздействовать на содержание и направленность результата, на авторскую позицию (даже, если в конечном итоге, рецензент оказывается прав), допустим ли подобный патернализм и уровень недоверия по отношению к учёному. Пострадает ли качество научной литературы без экспертной оценки, организуемой издателем?   [19].

Актуальным остается вопрос этики привлечения учёных к рецензионной работе, которую значительная часть академического сообщества рассматривает как «принуждение занятых людей уделять свое время улучшению чужой работы и поддержанию качества литературы» и обвиняет издателей в монетизации финансируемых государством исследований и получении завышенных прибылей, благодаря использованию бесплатного труда [20]. Наблюдается трансформация системы мотивации рецензентов [21], которая варьируется от продвижения новой идеологии оценки вклада учёных в современную науку, например, «демонстрация научного влияния» или показателей компетентности, предлагаемые Publons  [22], до прессинга репутационных рисков (например, декларируемые Peerage of Science). 

Таким образом, с одной стороны, мы действительно наблюдаем шаги к созданию новых подходов, позволяющих анализировать и оценивать научно-информационную и экспертную деятельность учёного, доля которых в структуре современного научного труда увеличивается. С другой стороны, закладываемая система критериев репутационного характера амбивалентна, ибо переносит акцент и оттягивает человеческие, временные, финансовые ресурсы непосредственно с  исследований и разработок (R&D) на действия вспомогательного (маркетингового, научно-информационного) характера.

Заключение.

Современный этап развития науки совпадает с особым этапом информационного развития, с особым периодом в истории информационных технологий и информационных систем. Это – «лаг» между вызовами цифрового мира и «задержкой» реакции информационной инфраструктуры современной науки, построенной на архетипах, теряющих в новых информационных режимах доминантные позиции. В этой переходной ситуации целесообразно избегать крайних точек в управлении наукой и научными коммуникациями. Важно понимать риски их формализации и унификации, ибо в основе научной работы лежит творчество – создание нового, уникального результата. Это требует не только осуществления стандартизированных трудовых действий, но, в первую очередь, свободной реализации мысли и возможности отражения личностных качеств учёного.

Мы видим появление разных информационных систем и платформенных решений, направленных на поддержку создания, оформления и публикации научных текстов, подбора рецензентов и управления рецензиями. Эти решения можно рассматривать как инвариантный инструмент формирования единого цифрового пространства научного знания, постепенно консолидирующий отдельные научные издания в объединенный ресурс с единым центром и стирающий организационные границы между ними. Но насколько такая конфигурация цифрового пространства научного знания целесообразна для стимулирования инновационной активности учёных, состязательности отдельных учёных и коллективов за первенство в достижении научных целей, конкурентоспособности результатов R&D на мировой арене.    Одним из интересных процессов выступает консолидация подобных служб с крупными агрегаторами информационных ресурсов науки – Springer [23], Elsivier и другими, декларируемой целью которых выступает стремление к повышению качества научного контента с помощью инновационных продуктов и сервисов, направленных на продвижение определённых издательских стандартов. Новые альянсы формируют новые метрики:  «показатели по рецензированию» (peer review metrics): количество подтвержденных рецензий (суммарно и за определенный период), соотношение числа рецензий и числа публикаций  [24].

Эффективность системы научных коммуникаций, любых информационных систем, которые мы строим для оптимизации научно-информационной деятельности, включает и способность отражать самого исследователя не только на узком уровне метаданных, но создавать информационные модели творческой, интеллектуальной лаборатории ученого: подготовительных этапов, фазы научного творчества как самого загадочного этапа, логики научных идей, процессов сомнений и признания собственных ошибок. Без этого разговоры об искусственном интеллекте и проектирование интеллектуальных информационных систем не выйдут за пределы элементарных поисковых, сравнительных и кумулятивных операций.

 

Список источников

  1. 1. Сан-Францисская декларация San Francisco Declaration on Research Assessment (2012). Available at: https://sfdora.org/read/ (дата обращения 13.02.2021)
  2. 2. Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». – URL: http://kremlin.ru/events/president/news/57425 (дата обращения 03.10.2020).
  3. 3. Паспорт Национального проекта «Наука» // Правительство Российской Федерации: официальный сайт. Дата публикации: 11 февраля 2019 года. URL: http://static.government.ru/media/files/vCAoi8zEXRVSuy2Yk7D8hvQbpbUSwO8y.pdf (Дата обращения: 20октября 2020.)
  4. 4. Методика расчета качественного показателя государственного задания «Комплексный балл публикационной результативности» для научных организаций, подведомственных Министерству науки и высшего образования Российской Федерации, на 2020 год // Официальный сайт Министерства науки и высшего образования Российской Федерации. URL: https://minobrnauki.gov.ru/ru/documents/card/?id_4=1340&cat=/ru/documents/docs/ (Дата обращения: 14 ноября 2020)

5.             Указ Президента Российской Федерации от 01.12.2016 г. № 642 «О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации» // Официальный сайт Президента Российской Федерации. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/41449/page/1 Дата обращения: 3 ноября 2020)

  1. 6. Письмо Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 14 января 2020 года № МН-8/6-СК «О корректировке государственного задания с учетом методики расчета комплексного балла публикационной результативности. – URL:  http://docs.cntd.ru/document/564894818 (дата обращения  02.2021)
  2. 7. Перельман Григорий Яковлевич. – Википедия //URL: Http://ru.wikipedia.org (дата обращения 24 ноября 2020)
  3. 8. Гениев осуждать нельзя. Как  живет математик  Григорий Перельман. Аргументы и факты. 11 ноября 2017. // URL:// spb.aif.ru  (дата обращения 23 ноября 2020)
  4. 9. Эварист Галуа. – URL://ru.wikipedia.org>wiki...Эварист ( дата обращения 14.02.2021)
  5. Holle Else. Nature journals reveal terms of landmark open-access option. NEWS 24 NOVEMBER // URL:// https://www.nature.com/articles/d41586-020-03324-y?utm_source=Nature+Briefing&utm_campaign=fb30d7cec3-briefing-dy-20201124&utm_medium=email&utm_term=0_c9dfd39373-fb30d7cec3-45535234 (дата обращения 25 ноября 2020)
  6. 10. Евстигнеева Г.А. Национальная подписка. – URL: http://conf.neicon.ru>materials/29-Overseas2017/20170982-01-Evstigneeva (дата обращения 10.02.2021)
  7. 11. Национальная подписка на электронные ресурсы. - URL: http://www.rfbr.ru/rffi/ru/national_subscribe (дата обращения 14.02.2021)
  8. 12. Лаврик О. Л., Плешакова М. А. Журналы по проблемам библиотековедения и библиографоведения: многоаспектный наукометрический анализ // Научные и технические библиотеки. – 2016. – №12. – С.44-58. DOI: 10.33186/1027-3689-2016-12-44-58.
  9. 13. Журналы в РИНЦ раздела: «13.31.00 Библиотечное дело. Библиотековедениев». - URL: https://elibrary.ru/rubric_titles.asp?rcode=133100 (дата обращения 13.12.2020)
  10. 14. Tietze, S.; Dick, P. The Victorious English Language: Hegemonic Practices in the Management Academy.  // Manag. Inq. 201322, 122–134
  11. 15. Aalbers, M.B. Creative Destruction through the Anglo-American Hegemony: A Non-Anglo-American View on Publications, Referees and Language // Area. 200436, 319-322
  12. 16. Boudreau, K. J.; Guinan, E.C.; Lakhani, K.R.; Riedl, C. (). Looking Across and Looking Beyond the Knowledge Frontier: Intellectual Distance, Novelty, and Resource Allocation in Science // Management Science. – 2016. 62 (10): 2765–2783. doi:1287/mnsc.2015.2285.
  13. 17. Dessimoz Thoughts on pre- vs. post-publication peer-review // URL: http://lab.dessimoz.org/blog/2016/03/31/pre-vs-postpublication-review
  14. 18. Vanholsbeeck, M.; Thacker, P.; Sattler, S.; Ross-Hellauer, T.; Rivera-López, B.S.; Rice, C.; Nobes, A.; Masuzzo, P.; Martin, R.; Kramer, B.; Havemann, J.; Enkhbayar, A.; Davila, J.; Crick, T.; Crane, H.; Tennant, Jonathan P. (March 11, 2019). Ten Hot Topics around Scholarly Publishing // Publications.  2019. 7 (2): 34. doi:3390/publications7020034
  15. 19. Beverungen, A.; Böhm, S.; Land, C. The poverty of journal publishing // 201219, 929-938.
  16. 20. Bruce, R.; Chauvin, A.; Trinquart, L.; Ravaud, Ph.; Boutron, I. Impact of interventions to improve the quality of peer review of biomedical journals: a systematic review and meta-analysis. // BMC Medicine. – 2016. - 14 (1): 85. doi:1186/s12916-016-0631-5.
  17. 21. Работа с профилем автора в системе –URL://https://spmi.ru/sites/default/files/imci_images/publishing activities/instrukciya-po-rabote-s-profilem-avtora-v-sisteme-publons.pdf (дата обращения 12.02.2021)
  18. 22. Springer. – URL://https://www.springer.com/gp/about-springer/media/press-releases/corporate/springer-and-peerage-of-science-team-up-/39456 (дата обращения 12.02.2021)
  19. 23. Инструкция по работе с профилем автора в системе Pablons. –URL://https://spmi.ru/sites/default/files/imci_images/publishing-activities/instrukciya-po-rabote-s-profilem-avtora-v-sisteme-publons.pdf (дата обращения 11.02.2021)

 

Сведения об авторе

Цветкова Валентина Алексеевна - доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник Библиотеки по естественным наукам РАН (БЕН РАН), профессор кафедры библиотечно-информационных наук Московского государственного института культуры

Рецензент

Лопатина Наталья Викторовна - доктор педагогических наук, профессор, главный редактор электронного научного журнала "Культура: теория и практика"

К оглавлению выпуска

citation analysis, библиотековедение, информационная культура, Год литературы, подписка, библиометрия, анализ цитирования, bibliometrics

11.02.2021, 48 просмотров.