Информационные ресурсы. ЛИХОВИД Т. Ф. БИБЛИОТЕЧНО-БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ ПАМЯТИ (К 30-ЛЕТИЮ ПРОГРАММЫ ЮНЕСКО «ПАМЯТЬ МИРА»)

В гуманитарных науках, начиная с 1980-х гг. активно разрабатываются проблемы «социальной памяти». При этом используются разные термины: социальная память (social memory), коллективная память (collective memory), культурная память (cultural memory) и др. [1, 2, 14, 18].

Изучением социальной памяти занимаются как западные философы и социологи (Андре Леруа-Гуран, Барбара А. Мишталь, Эвиатар Зерубавель), так и отечественные (Ю. М. Лотман; Б. А. Успенский, В. Г. Афанасьев). В своих работах они опираются на исследования общественного сознания как атрибутивного свойства социума, которые проводились с конца XIX – начала XX вв. (Э. Дюркгейм, М. Хальбвакс, В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев).

Современные философы отмечают, что общественное сознание обладает такими сущностными свойствами как отражение, информация, координация: «Общественное сознание отражает действительность через общественную память, функционируя как процесс межличностной передачи информации внутри общества на основе языка с целью выполнения координирующих действий внутри общества и во взаимосвязи в внешней средой» [3, с. 47].

Понятия «информация», «документированная информация», «документ», «социальные коммуникации» закономерно входят в исследовательское поле библиотечно-информационных наук. Поэтому проблемы социальной памяти, информации, социальных коммуникаций увлекли и российских ученых, работающих в данной сфер (Р. С. Гиляревский, А. В. Соколов, З. А. Сафиуллина, Н. В. Лопатина, О. П. Неретин, Е. А. Евтюхина и др.) [4, 5, 12, 15, 16].

Однако важнейшим отличием библиотечно-библиографической деятельности является то, что еще задолго до теоретического осмысления понятия социальной памяти, она на практике реализовывала задачи сохранения культурного документного наследия и информации о нем. Это проявилось в ведущей функции библиотек как социальных институтов – формировании фондов печатных, а затем и других видов документов и в библиографических трудах, отражающих эти фонды и независимые источники информации (документы). Задача данной статьи – дать обзор основных из этих проектов.

Уже в эпоху бурного распространения книгопечатания, библиография оценивалась как «ключ к знанию», особо значимая обобщающая отрасль, фиксирующая и предоставляющая сведения о совокупном тираже книг. Каталоги национальных и университетских библиотек, первые крупные библиографические указатели являлись, фактически, перечнями документного наследия наций и человечества в целом. Ярким примером служит первый крупный универсальный международный библиографический указатель Конрада Геснера (Konrad Gessner, 1516–1565) «Всеобщая библиотека» («Bibliotheca Universalis», 1545), отразивший 15 тысяч книг на латинском, греческом и древнееврейском языках от древности до середины XVI в. [9].

Крупнейшим библиографическим проектом начала ХХ в. стало создание в 1895 г. бельгийским ученым Полем Отле (Paul Otlet, 1868–1944) и его соратником, политическим деятелем Анри Лафонтеном (Henri La Fontaine, 1854–1943) при поддержке бельгийского правительства Международного библиографического института (МБИ). Основной задачей МБИ было ведение «Универсального библиографического репертуара» («Répertoire bibliographique universel») – каталога всех книг и статей, вышедших в мире на всех языках с середины XVI в. до начала XX в. К 1914 г. Репертуар насчитывал более 16 млн библиографических записей (карточек). Работа МБИ отражена в отечественных источниках [7].

Осмысление итогов работы МБИ, в том числе в труде П. Отле «Трактат о документации» («Traité de documentation», 1934), привело к повышению значимости национальной библиографии, которая стала ведущим направлением библиографической теории и практики во второй половине ХХ в. на национальном и международном уровнях.

Национальная библиография с момента своего возникновения в XVI в. рассматривалась деятелями культуры как реестр интеллектуальных достижений, документированная «память» национального издательского дела. Во второй половине ХХ в. национальная библиография трактовалась как важнейшая информационная система, обеспечивающая доступ к сведениям о документах нации/государства.

Под эгидой ЮНЕСКО и ИФЛА (International Federation of Library Associations and Institutions – IFLA) были проведены крупные международные совещания: Конференция по улучшению библиографических служб (Париж, 1950), Международная конференция по каталогизации (Париж, 1961), Международный конгресс по национальной библиографии (Париж, 1977), Международная конференция по национальным библиографическим службам (Копенгаген, 1998) и др. В 1970–1990-е гг. под руководством этих международных организаций были разработаны и в значительной мере реализованы крупные международные проекты, касающиеся, в том числе, национальной библиографии. Это: генеральная программа ЮНЕСКО по изучению возможностей создания Международной системы библиографической информации, программа Универсального библиографического учета – УБУ (Universal bibliographic control, UBC), комплекс Международных стандартных библиографических описаний (International Standard Book Description, ISBD), семейство международных форматов представления библиографической информации в машиночитаемой форме (Machine-Readable Cataloguing record – MARC) и др. Основная задача этих проектов – создать библиографические реестры документов и обеспечить обмен данными в машиночитаемой форме.

Проблемы национальной библиографии и международного сотрудничества в этой сфере постоянно освещаются в российской отраслевой печати [6, 8]. В настоящее время ИФЛА реализует технологические проекты, связанных с расширением возможностей компьютерного поиска библиографической информации и его точности. Это функциональные требования к библиографическим записям и авторитетным файлам (Functional Requirements for Bibliographic Records – FRBR; Functional Requirements for Authority Data – FRAD; Virtual International Authority File – VIAF) и др. [11].

Активизация разработки проблем социальной памяти привели в 1990-е годы и в начале XXI в. к созданию многочисленных документографических проектов по сохранению социальной памяти и культурного наследия. В 1992 г. ЮНЕСКО учредила масштабную программу «Память мира» (UNESCO Memory of the World Programme – MoW), к которой уже в 1993 г. присоединилась ИФЛА. В 1995 г. Федерация подготовила документ «Общие руководящие принципы охраны документального наследия» (General Guidelines to Safeguard Documentary Heritage). В 2002 г. вышло обновленное издание «Общих руководящих принципов охраны документального наследия», подготовленное Реем Эдмондсоном. В нем дается следующее определение: «“Память мира” – это документальное наследие (документированная коллективная память народов мира), которое представляет собой большую часть всемирного культурного наследия. С ее помощью можно проследить эволюцию мысли, открытий и достижений человеческого общества. Речь идет о наследии прошлого для нынешнего и будущего мирового сообщества. …Значительная часть «Памяти мира» хранится в библиотеках, архивах, музеях и хранилищах разных стран мира…» [13].

Программа «Память мира» преследует три основные цели:

– содействие сохранности всемирного документального наследия;

– обеспечение всеобщего доступа к документальному наследию;

– распространение во всемирном масштабе информации о существовании и значении этого документального наследия [13].

Реализацией программы занимается, прежде всего, Международный консультативный комитет (МКК), регулярно проводятся Международные конференции по программе «Память мира». Составляемые реестры материальных и документных памятников культуры регулярно пересматриваются, обновляются и расширяются. Познакомиться с Реестром программы «Память мира» можно на портале ЮНЕСКО [22].

Данная программа ЮНЕСКО/ИФЛА была активно поддержана многими развитыми странами, которые стали создавать свои национальные проекты документальной памяти. Среди первых – США, Франция, Япония, Австралия. Сегодня действует уже 94 национальных комитета по программе «Память мира» [24]. Российский комитет был учрежден при Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО в 1995 г. В перечень документального наследия «Памяти России» в настоящее время входит 14 документов [23].

ЮНЕСКО реализует проект «Память мира» в сотрудничестве с Международным Советом по архивам (International Council on Archives – ICA) и ИФЛА, а также национальными библиотечными и музейными организациями.

Развитие цифровых технологий и появление колоссального массива/потока оцифрованных и сетевых документов поставили задачу сохранения их контента и расширения проекта «Память мира». Уже в 2003 г. ЮНЕСКО приняла «Хартию о сохранении цифрового наследия», в которой была поставлена задача объединения государственных, общественных и частных структур с целью сохранения цифрового наследия. В документе подчеркивалось, что при определении цифровых материалов, подлежащих сохранению необходимо учитывать их непреходящую культурную и научную ценность [17].

В 2012 г. на Конференции «Память мира» в Ванкувере (The Memory of the World in the Digital Age: Digitization and Preservation) было принято решение о разработке дорожной карты мероприятий, обеспечивающих долгосрочный доступ и надежное хранение цифровой информации. А уже в декабре 2013 г. утвержден проект UNESCO/PERSIST (Platform to Enhance the Sustainability of the Information Society Transglobally) [25]. Цель проекта PERSIST – обеспечить сохранение информации (в данном случае – цифровой) и доступ к ней. Проект выполняется во взаимосвязи с программой ООН «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» (чаще используется сокращенное название – «Цели устойчивого развития – ЦУР» – Sustainable Development Goals – SDGs) [10].

В настоящее время реализацией PERSIST занимается Подкомитет по сохранности Программы Память мира (Preservation Sub-Committee of the International Advisory Committee of the UNESCO Memory of the World Programme). Его функции: мониторинг глобальной ситуации по сохранению цифрового наследия, разработка технических аспектов сохранения цифрового наследия, выстраивание взаимодействия на международном и региональном уровнях, поддержка лучших практик, информирование о них, проведение обучающих мероприятий и др. [21].

Одним из результатов работы по проекту стала публикация в 2016 г. «Руководства ЮНЕСКО/PERSIST по выбору цифрового наследия для долгосрочного хранения». Это руководство предназначено для библиотек, музеев и архивов и ставит задачу качественного отбора цифровых документов для долгосрочного хранения. В документе подчеркивается, что в информационном обществе цифровое документальное наследие имеет решающее значение для человечества, поскольку оно стало ключевым ресурсом для создания и обмена знаниями. Проект PERSIST стремится обеспечить механизмы управления знанием и право доступа к знаниям и информации. В руководстве подчеркнута ведущая роль национальных институтов в отборе цифровых документов. В качестве критериев отбора выдвинуты: легальность документов, их значимость, долговременность/устойчивость и доступность [19].

В сентябре 2021 г. Подкомитет подготовил и издал документ «Документальное наследие в опасности: пробелы в политике сохранения цифровых данных. Итоги политического диалога ЮНЕСКО», в котором обобщил работу, проведенную с 2015 г. [22].

В сентябре 2021 г. в Штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже прошел 2-й Форум глобальной политики «Память мира», на котором обсуждались национальные и международные действия по сохранению документального наследия, в том числе цифрового в связи с «Повесткой дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» [26].

Таким образом, библиотечно-библиографические проекты сохранения социальной документальной памяти, имея глубокие исторические корни, значительно расширяются, включая электронные ресурсы, и эволюционируют за счет активного использования информационно-компьютерных технологий.

 

Список источников

  1. 1. Бегунова, Е. А. Некоторые аспекты сравнительного анализа понятий «культурная память» и «историческая память» / Е. А. Бегунова // Вестник Кемеровского ун-та культуры и искусств. – 2019. – Вып. 48. – С. 50–55.
  2. 2. Васильев, А. Memory Stadies: единство парадигмы – многообразие объектов (Обзор англоязычных книг по истории памяти) / Алексей Васильев // Новое литературное обозрение. – 2012. – № 5 (117). – С. 461–480.
  3. 3. Губенко, М.С. Механизмы общественного сознания и общественной памяти / М.С. Губенко // Вестник МГОУ. Серия Философские науки. – 2008. – № 4. – С. 44–49. [Электронный ресурс]. URL: https://vestnik-mgou.ru/Issue/IssueFile/176
  4. 4. Евтюхина, Е. А. Система документальных коммуникаций как разновидность социальной системы / Е. А. Евтюхина // Библиография и книговедение – 2017. – №6. – С. 19–22.
  5. 5. Информатика как наука об информации: Информационный, документальный, технологический, экономический, социальный и организационный аспекты / под. ред. Р. С. Гиляревского. – Москва: ФАИР-ПРЕСС, 2006. – 592 с.
  6. 6. Левин, Г. Л. Теоретические проблемы национальной библиографии / Г. Л. Левин // Книга. Исследования и материалы. – Москва, 2012. – Вып. 95. – С. 14–46.
  7. 7. Лиховид, Т. Ф. Международный библиографический институт: значение для теории и практики библиографии (к 125-летию основания) / Т. Ф. Лиховид, П. В. Прихожев // Румянцевские чтения – 2020 : материалы Междунар. науч.-практ. конф. : [в 2 ч.] Ч. 1. – Москва : Пашков дом, 2020. – С. 486–490.
  8. 8. Лиховид, Т. Ф. Национальная библиография: теория и практика / Т. Ф. Лиховид // Российское библиографоведение: итоги и перспективы : сб. науч. ст. Москва : ФАИР-ПРЕСС, 2006. С. 585–614.
  9. 9. Лиховид, Т. Ф. Разработка вопросов теории библиографии за рубежом. Глава 13. / Т. Ф. Лиховид // Коршунов О. П. Библиографоведение : учебник для бакалавров / О. П. Коршунов, Н. К. Леликова, Т. Ф. Лиховид ; под общ. ред. О. П. Коршунова. – Санкт-Петербург : Профессия, 2014. – С. 252–280.
  10. 10. Лиховид, Т. Ф. Роль библиотек в реализации программы ЮНЕСКО «Культура–2030» / Т. Ф. Лиховид // Румянцевские чтения – 2021: материалы Междунар. науч.-практ. конф. [в 2 ч.] Ч.1 – Москва : Пашков дом, 2021. – С. 523–527.
  11. 11. Лиховид, Т. Ф., Прихожев, П. В. Международное библиотечно-библиографическое сотрудничество: становление организационных форм / Т. Ф. Лиховид, П. В. Прихожев // Библиография. – 2020. – №2. – С. 17–29.
  12. 12. Лопатина, Н. В., Неретин, О. П. Сохранение цифрового культурного наследия в едином электронном пространстве знаний / Н. В. Лопатина, О. П. Неретин // Вестник МГУКИ. – 2018. – №5 (85). – С. 74–80.
  13. 13. Память мира: Общие руководящие принципы сохранения документального наследия (пересмотренное издание 2002 г.) / подготовлено Реем Эдмондсоном. Париж, ЮНЕСКО, 2002 г., 72 стр. – [Электронный ресурс]. URL: http://www.ifap.ru/ofdocs/unesco/mow01.pdf
  14. 14. Папенина, Ю. А. Теоретические основы понятия «Социальная память» / Ю. А. Папенина // Вестник Санкт-Петербургского ун-та. Серия 12. Социология. – 2010. – Вып. 1. – С. 395–399.
  15. 15. Сафиуллина, З. А. Смыслы и ценности библиографии в системе коммуникации / З. А. Сафиуллина // Библиография и книговедение – 2018. – №5. – С. 35–40.
  16. 16. Соколов, А. В. Социальные коммуникации : учебник / А. В. Соколов. – Санкт-Петербург : Профессия, 2014. – 288 с.
  17. 17. Хартия о сохранении цифрового наследия [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/digital_heritage_charter.shtml
  18. 18. Черников, П. Ю. Проблема изучения исторической и социальной памяти / П. Ю. Черников // Вестник РЭУ им. Г. В. Плеханова. – 2016. – №5 (89). – С. 189–194.
  19. 19. Choy, S.C. Crofts, N., Fisher, R., Choh, Ng., Nickel, S., Oury, Cl., Slaska, K. The UNESCO/PERSIST guidelines for the selection of digital heritage for long-term preservation/ 2016. 19 p. [Электронный ресурс]. URL: https://unesdoc.unesco.org/ark:/48223/pf0000244280
  20. 20. Documentary heritage at risk: Policy gaps in digital preservation [Электронный ресурс]. URL: https://en.unesco.org/sites/default/files/documentary_heritage_at_risk_policy_gaps_in_digital_preservation_en.pdf
  21. 21. Enhancing the mission of the Preservation Sub-Committee: the Inclusion of PERSIST [Электронный ресурс]. URL: https://unescopersist.files.wordpress.com/2020/10/for-iac-consideration-rules-for-preservation-sub-committee-with-persist-responsibility.pdf
  22. 22. Memory of the World Register // [Электронный ресурс]. URL: https://en.unesco.org/programme/mow/register
  23. 23. Memory of the World. Russian Federation // [Электронный ресурс]. URL: http://www.unesco.org/new/en/communication-and-information/memory-of-the-world/register/access-by-region-and-country/ru/
  24. 24. National Memory of the World Committees // [Электронный ресурс]. URL: https://en.unesco.org/programme/mow/national-committees
  25. 25. PERSIST: UNESCO Digital Strategy for Information Sustainability [Электронный ресурс]. URL: // https://en.unesco.org/news/persist-unesco-digital-strategy-information-sustainability
  26. 26. UNESCO 2nd Memory of the World Global Policy Forum, 21-22 September 2021, UNESCO HQ, Paris. [Электронный ресурс]. URL: https://en.unesco.org/feedback/2nd-memory-world-global-policy-forum

 

 Сведения об авторе

 Лиховид Татьяна Фёдоровна, кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры библиотечно-информационных наук, Московский государственный институт культуры

Рецензент

Динер Елена Васильевна - доктор педагогических наук, член редколлегии электронного научного журнала "Культура: теория и практика" 

К оглавлению выпуска

проекты

30.04.2022, 187 просмотров.