Интервью. ЮЛИЯ МЕЛЕНТЬЕВА: «НЕТ НИЧЕГО ИНТЕРЕСНЕЕ КНИГИ И ЧЕЛОВЕКА» [ИНТЕРВЬЮ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА ЖУРНАЛА Н.В.ЛОПАТИНОЙ С ЧЛЕНОМ-КОРРЕСПОНДЕНТОМ РАО Ю.П. МЕЛЕНТЬЕВОЙ]

24 июля мы с особой гордостью и удовольствием поздравляем с юбилеем замечательного ученого, члена-корреспондента Российской академии образования, доктора педагогических наук, профессора, Заслуженного работника культуры,  вице-президента Русской ассоциации чтения, выпускницу Московского государственного института культуры ЮЛИЮ ПЕТРОВНУ МЕЛЕНТЬЕВУ.  В преддверии этого события главный редактор электронного научного журнала «Культура: теория и практика» встретился с Юлией Петровной для разговора о чтении, книге, человеке. 

  Лопатина Н.В. Юлия Петровна, хотя наше интервью относится к особому жанру – научного интервью, когда мы ведем, в первую очередь, теоретический разговор, обсуждая актуальные проблемы библиотечно-информационных наук, вопросы, которые волнуют и учёных, и практиков. Но юбилей – это всегда повод заглянуть в прошлое и вспомнить яркие и значимые события, людей, которые очень дороги нам. В этой связи – наш традиционный вопрос: путь в профессию. Почему было выбрано библиотечное дело?

Мелентьева Ю.П. Мой путь в профессию на первый взгляд прям и безальтернативен: в 14 лет поступление в библиотечный техникум, три года учебы, диплом с отличием, поступление во МГИК, диплом с отличием,  дальнейшая работа. Можно заподозрить любовь к профессии библиотекаря с юного возраста. Между тем, это не так. Я совсем не мечтала о работе в библиотеке, да и в библиотеку-то не была записана – дома было множество книг. Ни к какой профессии призвания не чувствовала, все, что я любила делать – это читать! Читала день и ночь; прозу и стихи, русскую классику и современную зарубежную литературу. Писала стихи, однажды послала в ж. «Юность», вернули с пожеланием совершенствоваться )) 

   В техникум «сбежала» только потому, что трудно давались «не-гуманитарные» предметы, а иметь аттестат зрелости с тройками мне не хотелось. Но учиться в нём было очень интересно: общеобразовательные негуманитарные предметы были (даже физика), но в очень урезанном виде, зато гуманитарные преподавались на уровне филфака : античная литература, древняя русская литература, фольклор, история Древнего мира, Средних веков, история искусства, то есть нам давали весьма хорошее гуманитарное образование. Очень интересной была общественная жизнь, существовал клуб  «Лоцманы книжных морей» (ЛКМ), куда приглашались интересные люди: писатели, поэты, журналисты; делались доклады, читались лекции, стихи, пели песни (особенно знаменитую «Бригантину»).

 Потом была практика в Библиотеке   им. Л.Н. Толстого.   Понравилось! Но все-таки окончательный выбор профессии сделан еще не был. После окончания техникума с красным дипломом, который давал мне возможность не отрабатывать положенные три года, я решила  поступать на филфак МГУ. Хотя о филологии, конечно, ничего не знала, просто казалось, что это «красивее» звучит. На первом же экзамене провалилась – подвели запятые.

  Вернулась на исходную позицию. Распределилась в Библиотеку им. А.С. Пушкина (площадь Баумана, ныне – Спартаковская улица, дом 9) – прекрасную библиотеку с замечательной историей: это – первая бесплатная библиотека-читальня в Москве. Здание для нее – особняк начала 19 века – был выкуплен у города дочерью А.С. Пушкина – М.А. Гартунг. Это был прекрасный фонд с прижизненными изданиями великого поэта; прекрасные интерьеры – лестница, камины, увлеченные сотрудники и читатели, среди которых были и весьма известные люди. Проработав здесь год, я поняла, что нет ничего интереснее книги и человека; и они объединены в библиотеке. С этого момента окончательный выбор был сделан! Я решила поступать на вечернее отделение МГИК и продолжать работать.

Лопатина Н.В. Пользуясь случаем, не могу не спросить: МГИК 1970-1980-х: каким он был?

Мелентьева Ю.П. Во МГИК я поступила в 1967 и закончила (с отличием) в 1972 г. Каким он был в этот период, сказать не берусь, так как я училась на вечернем отделении, и общего видения  у меня не было. Знаю только, что тогда на библиотечном факультете было семь кафедр и около 200 студентов на каждом курсе. Преподавали нам замечательные специалисты:  А.Я.Черняк, А.П.  Левандовский, М.Л. Кунина, А.Э. Иоффе и др. Я очень сблизилась с А.И. Сидоровой, которая преподавала курс «Работа с читателем» (тогда так назывался). Именно по ее курсу я писала все курсовые работы, именно она рекомендовала меня в аспирантуру заведующему кафедрой библиотековедения К.И. Абрамову, замечательному ученому и человеку.  

Лопатина Н.В. Почему именно чтение стало главным объектом Вашего изучения? Что и кто повлиял на этот выбор?

Мелентьева Ю.П. Первоначально мой интерес к чтению был сугубо прикладным («чтение юношества») и лежал в русле традиционного – социологического – подхода. Я опиралась на работы Н.А. Рубакина,  В.Б. Банка и других авторов.  Сильным впечатлением стало прочтение в научном зале РГБ книги, изданной в 30-х годах -  С.Л. Вальдгард «Очерки психологии чтения». [1] Эта книга сформировала новый взгляд на чтение –  как на явление, процесс, деятельность.

  Гораздо позже я получила новый импульс для изучения чтения, его сущности, понимания всей его сложности, многогранности : мне в руки попал английский перевод сборника статей европейских ученых под редакцией известных итальянских ученых Г.Кавалло и Р.Шартье «История чтения в западном мире: от Античности до наших дней». Эта книга потрясла! Она показывала настоящий – глобальный – масштаб чтения; его роль в становлении цивилизации. Я предприняла все усилия – нашла средства, заинтересованных людей и книга была издана на русском языке. [2]  Думаю, что она сыграла значительную роль в новом подходе к изучению чтения не только у меня.

   Была и еще одна книга, оказавшая на меня сильное влияние – «Homo Legens» [3], сборник статей, эссе  знаменитых людей о чтении. Составителем этого уникального издания был Святослав Игоревич Бэлза – замечательный человек, с которым я впоследствии  познакомилась, подружилась, он бывал на нашем Научном совете по проблемам чтения РАО.

Лопатина Н.В. Сегодня «правилом хорошего тона» стали сетования на снижение позиций читательских практик в повседневной жизни наших современников. Мне кажется, что проблема не столько в том, что традиционная, бумажная книга «соседствует» с ридерами, с электронными книгами, существующими в цифровой среде. Изменения «привычного» уклада связаны с тем, что «чтение в транспорте», «чтение на ночь», «уютный вечер с книгой» (хоть с традиционной, хоть с электронной) уступают место «общению» и «активностям», против которых я ничего не имею и всячески приветствую, потому что они очень важны в современной жизни. Но мы прекрасно понимаем, что эти изменения обоюдоострые и для общества, и для человека. Можно ли вернуть чтение в нашу бурную жизнь?

Мелентьева Ю.П. Сегодня у меня сложился образ: «Чтение как Вода». Что может быть проще стакана воды? Но потом ты осознаешь, что вода – это реки, озера, водопады, моря. Потом узнаешь, что вода составляет 71 процент всей поверхности Земного шара, что само тело человека на 70 процентов состоит  из воды; что без воды жизнь невозможна. Так и чтение. Сначала обычно видят в чтении только средство обучения и воспитания детей, юношества, потом осознают чтение как основу культуры народа, государства. Позже понимают, что чтение – это «оборотная» сторона письменности и так же, как и она, это - фундамент  нашей  цивилизации, планетарное явление, фактор преобразования мира (в контексте теории В.И.Вернадского о ноосфере).

Лопатина Н.В. Что может дать сегодня наука о чтении конкретным институтам, проектным пулам, входящим в контур организации чтения – библиотекам, издательствам, школам, креативным индустриям?  

Мелентьева Ю.П. Мне представляется самым важным именно доказательство истинного масштаба чтения. И не только теоретику, но и практику – учителю, библиотекарю и т.д. Важно понимать, что чтение существует в мире более 5 тысяч лет, что оно пережило революции, эволюции, трансформации; что сегодня цифровое чтение – это результат общей цифровой революции.

 Практику очень важно понимать, что чтение – не монолит, что существует множество модификаций чтения: сакральное, учебное, профессиональное, развлекательное, познавательное, семейное, обыденное и т.п. Каждая из этих модификаций имеет свои особенности, специфику формирования; к каждой из них нужен свой подход. Поэтому фраза – «привлечь к чтению» бессмысленна; к какому чтению? С какой целью?

  Важно также понять, что на индивидуальном уровне чтение многослойно; за годы жизни слои чтения накапливаются, наслаиваются. И каждый слой важен! И чем больше слоев чтения сформировалось, тем более чтение полноценно!  

   На мой взгляд, необходимо вернуть интерес к познавательному чтению – для юных и к профессиональному чтению – для  молодых и зрелых. И здесь огромные усилия должны сделать авторы, книгоиздатели, книгораспространители, библиографы, библиотекари, преподаватели – вся система!

Лопатина Н.В. Одна из самых сложных теоретических задач нашего проблемного поля, на мой взгляд, связана с определением позиции междисциплинарной теории чтения в современной системе наук. Каково Ваше видение этой проблемы? Стоит ли говорить о суверенизации этого научного направления или сегодняшнее «рассеяние» по научным дисциплинам – психологии, педагогике, библиотековедению, литературоведению и т.д. – закономерно и эффективно?

Мелентьева Ю.П. Рассуждения о том, в рамках какой науки должно изучаться чтение, кажутся мне искусственными. Сейчас и педагоги, и психологи, и физиологи, и представители других наук – так или иначе - «выходят» на проблему чтения. И если, например, веб-дизайнеры проведут исследование об условиях наиболее эффективного влияния чтения – флаг им в руки! 

  Теория чтения вбирает в себя всю информацию по изучаемому предмету, оно пронизывает всю нашу жизнь, поэтому чтение как научная проблема носит ярко междисциплинарный характер. Представители конкретной науки сами должны определить статус этой научной проблемы. Очевидно, что наиболее органично она существует в рамках книговедения, библиотековедения и чтениеведения («новой» области научного знания на стыке всех традиционных отраслей).

Лопатина Н.В. Насколько устойчивы позиции общей теории чтения и исследования чтения в новой номенклатуре научных специальностей?

Мелентьева Ю.П. «Общая теория чтения» вошла в паспорт новой научной специальности «Библиотековедение, библиографоведение и книговедение», и это – значительное достижение, так как будет стимулировать включение проблемы чтения в программы научных исследований профильных институтов, привлекать внимание к ней диссертантов и т.п. Но, главное, нужно, чтобы научная общественность поняла значимость этой проблемы и не только в теоретическом, но во вполне практическом аспекте. Ибо «нет ничего практичнее, чем хорошая теория!»

Лопатина Н.В. Не могу сказать, что у нас мало исследований проблем чтения, развития читательской культуры, исследований в области педагогики чтения, психологии чтения, социологии чтения. Тем не менее, нельзя сказать, что это исследовательское поле отличается тематическим и предметным разнообразием. На мой взгляд, сегодня в лидерах – изучение психологических оснований чтения; все, что связано с формированием читательских компетенций в школе; социологические исследования чтения детей и молодежи. Однако наших коллег почему-то не привлекают вопросы профессионального чтения; вопросы чтения людей «второго» и «третьего» возраста (и с точки зрения их читательских практик, и с точки зрения репертуара чтения этих социальных групп); вопросы целенаправленного влияния на общественное мнение через чтение и многие другие важные проблемы? В чем Вы видите причину сужения разнообразия исследовательских направлений?

Мелентьева Ю.П. Действительно, исследования сосредоточены в «школьной сфере», изучается, в основном учебное чтение, лишь одна из модификаций чтения. Объясняется это просто – здесь легче организовать исследование, собрать группу реципиентов и т.д. Я с завистью смотрю на исследования в области медицины: как тщательно, на значительных численно группах, изучается  влияние того или иного препарата на организм человека.

    Сегодня наука о чтении, как мне кажется, только в начале своего развития. Для ее дальнейшего формирования очень важны исследования в области физиологии и нейрофизиологии, психофизиологии, эргономии, полиграфии, медицины (офтальмологии) и др. В сущности, у нас нет достоверного знания о  реальном влиянии чтения на развитие личности. Я не знаю ни одного исследования, посвященного анализу чтения  на протяжении сколько-нибудь долгого периода жизни конкретного человека и сопоставления его с жизненными достижениями и т.п.

Лопатина Н.В. Какие тематические направления, какие проблемы изучения чтения Вы рекомендуете выбрать молодым исследователям?  

Мелентьева Ю.П. Мечта Н.А. Рубакина  – создать инструмент, который бы позволил определить «каждому читателю – ЕГО книгу». Пока она невыполнима. Да и гораздо более простые задачи изучения качества чтения таких социальных групп, как мужчины, пенсионеры, мигранты, инвалиды и другие, еще в полной мере не решены.

   Кроме того, большинство исследований сосредоточены на изучении влияния социальных условий жизни общества на чтение. Между тем,  сейчас все чаще стали говорить об «энергии чтения»,  о «социальной силе» чтения, ярко проявляющейся особенно в сложных условиях (войны, революции, «оттепель», «перестройка», другие исторические этапы), когда массовое чтение  иногда одной (!) книги влияло на социальную ситуацию!  Однако эту сторону – возможность влияния чтения на социальное состояние общества – никто глубоко не исследует, к сожалению. Выход в свет издания «ЧТЕНИЕ. Энциклопедический словарь» [4] это подтверждает.

Лопатина Н.В. И заключительный, тоже традиционный «юбилейный» вопрос: какие планы на будущее?

Мелентьева Ю.П. В моем возрасте  строить планы нужно осторожно. Как говорил Л.Н. Толстой: «ЕБЖ», т.е. «Если будем живы». Так вот – «ЕБЖ», буду и дальше вглядываться в это удивительное явление, которое Э. Кант, наряду с понятиями «время», «пространство» и др. называл ноуменом, т.е. «вещью в себе».

Лопатина Н.В. Дорогая Юлия Петровна, позвольте от наших читателей, от редакционной коллегии нашего журнала передать Вам самые теплые поздравления и пожелать крепкого здоровья,  благополучия Вашим близким и реализации самых интересных планов!

 

Список источников

  1. 1. Вальдгард С.Л. Очерки психологии чтения. – Санкт-Петербург: Российская национальная библиотека, 2010. – 136 с. [Вальдгард С.Л. Очерки психологии чтения. – М.-Л.: Гос.учебно-педагогическое изд-во, 1931. – 112 с.]
  2. 2. Кавалло Г., Шартье Р. История чтения в западном мире: от Античности до наших дней. - Москва, 2008. – 554 с.
  3. 3. Человек читающий: [Писатели ХХ в. о роли книги в жизни человека и общества. Сборник / Сост. и автор предисл. С.И. Бэлза]. – М.: Прогресс, 1983. – 454 с.
  4. 4. Чтение. Энциклопедический словарь / Под научн. ред. члена-корр. РАО Ю.П. Мелентьевой. – Москва: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Научный и издательский центр "Наука" Российской академии наук, 2021. – 448 с.
  5.  

Сведения об авторах

Мелентьева Юлия Петровна - член-корреспондент РАО, доктор педагогических наук, профессор, Заслуженный работник культуры РФ, заведующий Отделом проблем чтения Научно-исследовательского центра «НАУКА» РАН.

Лопатина Наталья Викторовна – главный редактор сетевого издания «Электронный научный журнал «Культура: теория и практика», доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой библиотечно-информационных наук Московского государственного института культуры

К оглавлению выпуска

интервью

24.07.2022, 118 просмотров.