ПРОФИЛЬ И АНФАС СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА Ремизов В.А. Садовская В.С.

В последние десятилетия образование в России функционирует в ситуации «между» традиционной системой ценностей и формирующейся рыночной. Данная «промежуточность» все больше и больше склоняется в сторону рынка. Однако неоднозначность и внутренняя противоречивость рыночных реалий в этой сфере очевидна. С одной стороны, система образования приобретает значение национального приоритета, утверждается регионализация образования и плюрализм его форм, расширяется автономия вузов, изменяется классификатор специальностей и направлений подготовки. С другой стороны, наблюдается критическое снижение статуса гуманитарного образования и его тотальная коммерциализация (5).

Образовательная система в сфере культуры и искусства складывается из совокупности объективных и субъективных элементов, образующих абрис его  деятельности (цели, содержание, формы, участники образования и др.). Ими предопределяются особенности протекания образовательного процесса. Причем, процессуальный характер образования вбирает в себя не только продвижение от целей к результату, но и все многообразие субъект -объектных и субъект - субъектных взаимодействий педагогов с учащимися. Результативность образования в сфере культуры и искусства сопрягается с качеством подготовки специалистов: обязательным владением систематизированными теоретическими знаниями в сфере культуры и искусства, исполнительскими умениями и навыками и др. Не менее важны также и  результаты деятельности на уровне ментальных характеристик, динамики универсальных человеческих ценностей и духовно - нравственных идеалов (3). 

В рамках онтологического подхода к интерпретации феномена образования в сфере культуры и искусства можно выделить его модульные признаки: непрерывность, многоуровневость, преемственность; сочетание фундаментальности, художественности и рациональности, которые и придают ему самобытность.

Непрерывность как процесс «встроенности» в образовательную систему зиждется на соединении ее различных звеньев: детская школа искусств (лицей, класс) – колледж – вуз. В современных реалиях непрерывность затрагивает не только согласованность образовательных программ разных звеньев, но и самодвижение личности, ее культурно-художественное саморазвитие, стремление «выстроить» собственную образовательную траекторию. Для российского образования  в области культуры и искусства непрерывность выступает закономерностью и императивом, подчеркивая принципиальную недостижимость обучения сразу в высшем звене, при игнорировании начального и среднего. 

В постсоветской России многоуровневость фиксируется в создании образовательных комплексов культуры, вбирающих в свой состав не только разные типы учебных заведений, но и другие структурные подразделения, в том числе студенческие творческие коллективы. Это актуализирует обновленный подход к содержанию образования в исторически сложившейся системе, где на первый план выходит всестороннее изучение личности, ее мотивационной сферы, ценностных ориентаций (4).

Многоуровневость перекликается с преемственностью, отражающей динамику и поступательность развития образования. Основополагающими здесь становятся преемственность сквозных учебных планов и программ по всем специальностям, исключение дублирования материала, сохранение национальных традиций художественно-педагогической школы. Опора каждой новой ступени на уже освоенное содержание позволяет накапливать опыт инкультурации личности, свободно продвигаться в образовательном пространстве.

Во многом это обусловлено другим модульным признаком – сочетанием фундаментальности, художественности и рациональности, вытекающих из принадлежности образования к культуре. Не ограничиваясь только объемом накопленного научного знания, образование в области культуры и искусства охватывает целостную личность в ее духовном отношении с миром. Поэтому обучить искусству вне удовольствия, наслаждения художественными явлениями нельзя, поскольку содержанием предметов искусства выступают человеческие отношения, познанные через призму эстетического сознания.

Следовательно, онтологичность образования в области культуры и искусства связана с выделением его модальностей, т.е. способов функционирования в виде системы, процесса, функциональности ценности и результата; модульных признаков (непрерывность, многоуровневость, преемственность , гармония рациональности и художественности), задающих специфику деятельностной ориентированности. Она обусловливает особенности подготовки, благодаря которым индивид обретает свою «нишу» в пространстве художественной культуры в качестве творца, грамотного зрителя, слушателя и читателя (2).

Рассмотренные характеристики во многом перекликаются с духовно-содержательным наполнением образования в области культуры и искусства, с его аксиологической насыщенностью. Художественно-творческие профессии, обращенные к внутреннему благородству личности, невообразимы вне духовности. Именно духовно-ценностная компонента, формируемая средствами искусства, трансформирует общие способности человека в творческие. По своей сущности образование формирует духовный облик личности, ее смыслы, которые складываются в процессе освоения художественной культуры (7, 8).

Через овладение богатством культуры происходит «взращивание» личности, развивается ее способность сознательно обустроить среду обитания, выстроить продуктивный диалог с природой и социумом. В этом отношении образование в области культуры и искусства выступает «посредником» в сознательном обретении смыслов (6).

Образование и культура исторически не существовали автономно. Обострение метаморфоз в одной области неизбежно проецировалось на другую. «Зеркальность» сопутствовала успешному преодолению «кризисов», переходу к устойчивому развитию. И такая взаимозависимость предопределена самой сущностью этих явлений (1). Культура как система регулятивов человеческой деятельности обнаруживает в художественном образовании канал их трансляции на уровень общественного сознания, обеспечивая тем самым культурное «взращивание» личности. Кроме того, художественно-образовательный процесс, «питаемый корневищем» культуры, отбирает ориентиры, формирует целевые ориентации и содержание. Все это подтверждает исторически объективную взаимозависимость, взаимовлияние культуры и образования в этой области, их воздействие на сферы общественного бытия.

Рассмотрение образования в области культуры и искусства как феномена современного культурного процесса по сути превращает его в механизм культурогенеза (культуропорождения, культуротворчества) - процесс постоянного самообновления культуры посредством трансформации существующих форм систем, порождения новых культурных феноменов. Генетическое единство культуры и образования открывает путь к общественно-созидательной деятельности. Поэтому при проектировании образовательных моделей необходимо учитывать конгруэнтность образования той культурной эпохи, в рамках которой оно возникло и функционирует (4). В этом случае образование выполнит свою созидательную функцию как механизм культурогенеза. Происходящее в образовательном процессе «погружение» индивида в мощный культурный поток дает ощущение глубинных связей с нацией, ее прошлым, настоящим и будущим. В данном плане глобализация как основной тренд современной цивилизации - это прежде всего стандартизация образовательных процессов и его содержания.

Мы уже долгие годы живем в попытках или «смирить», или «внедрить» стандарты Болонских образовательных стандартов, но «процесс» «не идёт» в полной мере. Достаточно «крови пролилось» и все ещё льётся по поводу пресловутого ЕГЭ. Мы видим, что вузы культуры в стране не перешли полностью на новые программы, не переходят и на «балльную систему» в обучении. В это время в Западной Европе происходят иные события: Германия ступенчато отходит от схем Болонского соглашения. Англия - вообще идет своим путём. Страны Восточной Европы, влившиеся в ЕЭС, пока тоже в стадии перехода и становления, но здесь следует отметить и другое, как, например, темпы изменений в Казахстане, где уже успешно пройден определённый путь реформ.

Параллельно следует сказать, что глобализация сцеплена с процессом, связанным с деятельностью ВТО, куда Россия вступила и начнет скоро в полную меру идти её дорогой. Для ВТО вся социальная и культурная сферы - это только услуги (т.е. «действие, ограниченное пользой» - См.: Ожегов С.Н. Словарь русского языка. - М., 1985. - С. 729). Однако услуги - это ещё одна система стандартов, стандартов экономических и правовых (услуги все специально регламентируются). Это ещё и усложнение экономического существования вузов России, которые вступают в конкуренцию с ведущими вузами мира (следует ждать оригиналов Кембриджей). Это конкурс дипломов. Он уже начался. Данное право получили СПб Университет, МГУ им. Ломоносова, «Бауманский» Университет. Но будут ли даже их  дипломы неконкурентными с дипломами Кембриджа, Сорбонны, Гарварда, Болоньи? Правда, дипломы университетов культуры и искусств - исключительные в некотором роде, ведь таких по содержанию вузов в мире НЕТ. Однако есть повсеместно Школы киноискусства, театральные школы, есть актерские учебные студии.

В этих условиях возрастает риск утраты своей национально - образовательной идентичности в сфере культуры и искусства. Думаем ли мы в должной мере об этом сегодня? Ведь данные процессы ведут к коммерциализации образования для обучающихся. Она чревата пересмотром статуса не только обучающихся, но и преподавателей, администрации вузов, когда все  образовательные услуги нормируются в оплате.

В современном интегрирующем мире, говоря об образовании, следует учитывать, что глобализация имеет несколько уровней, или несколько пластов: международный пласт (дальнее зарубежье); пласт «ближайшего зарубежья»; пласт стран СНГ; пласт внутрироссийский.

Глобальный пласт и отчасти пласт «ближнего зарубежья» более всего, очевидно, контурируется по отношению к России. А вот пласт «стран СНГ» может быть весьма продуктивен для развития образования в стране. У нас есть очень важное общее в этом процессе - русский язык. И здесь надо более аргументировано ставить вопрос об обязательности и совершенствовании преподавания русского языка в этом образовательном пространстве, что может ускорить организацию взаимного диалога, обмена преподавателями и студентами.

Нужны совместные русскоязычные образовательно - научные акции. Между тем, мы здесь теряем позиции: в Казахстане, например, активно проникает в систему образования в сфере культуры и искусства - Турция; этот же процесс намечен в Азербайджане, где пока статус русского языка довольно высок; Молдавия же очень быстро ушла от русского языка во французское образовательное пространство, Украина уходит в англоязычие, и притом, как-то враждебно, к сожалению.

В данном поле образования остро встает проблема человека: человека как объекта обучения в среде культуры и искусства. Современное молодое население, составляющее массовый конгломерат обучающихся - есть поколение «пепси», поколение «некст», «интернет» - поколение, которое в самом главном проявляют себя в значительной мере как культурные маргиналы. Это реальность. Представители современной молодежи оторвались от своих культурных корней. Они усвоили в большинстве случаев только то, что находится сверху в потоке западных образцов культуры. К сожалению, данное явление слито с тем, что в сознании наших современников разошлись «Я» и «МЫ», экзистенциальное и общественно должное, этнонациональное и общероссийское.

Особенно страшно, что значительная масса молодежи плохо обучена в школе: неумение не только читать, но и усваивать смысл текстов; неумение обобщать.  Из-за безудержного плюрализма учебников в головах молодых поселилось искаженное представление об истории и культуре дальнейшей и недавней нашего государства и о современности в целом; их язык в значительной доле составляет мат, а это - социальный цинизм, это межчеловеческая пошлость, это нищета духа, это бескультурье. Молодежь, если не матерится, то говорит на языке жаргона, а не на этическом языке.

Последствие всего этого печальное: мы становимся духовно другим народом. Мы начинаем «усреднять» образование и формируем «серость». Мы не можем остановить натиск бескультурья. И…. вот уже летом 2014 года Министерство образования вынуждено снижать требования по русскому языку к ученикам в рамках ЕГЭ.

Мы не занимаемся воспитанием культурно - инентификационной личности. Мы даже порой утрачиваем свою душу, швыряем истину, добро, красоту и низводим любовь до «секса».

Между тем Болонский процесс, а еще больше - интеграция производства культуры и потребления приводят ко времени конца просветительского и многоцелевого образования в отечественной высшей школе. Наступает век прагматизированного  образования, узкоспециализированного образования; пришло время конкретно - целевого специалиста, где хотим мы этого или не хотим, а образовательный процесс автоматически превращается в прагматическую… услугу.

Какие здесь «спрятаны» риски?

Во-первых, мы учим одному (в рамках одной социокультурной отрасли), а выпускники уходят из данной сферы, и отрасль оказывается опустошенной, образовательный общественный труд оказывается профессионально нерентабельным. Во-вторых, складывается ситуация, когда не вуз, а сами выпускники определяют свою общественную нишу, а вуз не кореллирует образовательный процесс, т.е. реально сегодня складывается такое положение, когда социокультурные технологии «работают» в сумме любых общественно необходимых профессий. Это новая и неучтенная культурная реальность.

Судите сами: в Европе до 80% рабочих мест сегодня представляет социальная среда, а ведь и наше общество определило себя как социально ориентированное, но в практике вузов культуры это на профориентационном уровне не в полной мере еще осмыслено.

Наши вузы продолжают работать на общеобразовательную социальную цель, а надо переходить на формы обучения, ориентированные на студента, а также время требует расширения непрерывного обучения и переобучения. Необходимы дипломы и специальности - «на запас» для работодателей и обучающихся. И это, видимо, необходимо сделать обязательным для каждого студента очного обучения.

Важно, вероятно, активнее осмысливать возможность организации трудоустройства в рамках союзного Евразийского содружества государств.

Таким образом, культура и образование в этой области формируют «сообщающиеся сосуды», которые определяют качественное состояние социума. Устойчивость культуры поддерживается соответствующей моделью образования. Произошедшая в ХХ веке их самоидентификация обеспечивает расширение спектра культурных абсолютов; доступность духовных ценностей для человека, овладевшего «языком культуры»; сумму алгоритмов для воспроизводства современной и будущей культуры (1).

Образование в сфере культуры и искусства как часть культурного процесса, с одной стороны, «питается» им, с другой – влияет на его сохранение и развитие через личность. Именно человек выступает одновременно и субъектом культуры, и субъектом образования. Поэтому образование в сфере культуры и искусства, определяя динамику культурных процессов в большей мере, чем другие формы образовательной деятельности, формирует художественно-творческий потенциал общества, воспроизводит субъекта культуры, нацеливая его на постижение и практическое проявление идеалов свободы, добра, истины, любви и красоты. Подобное единство как ничто другое благоприятствует своевременному преодолению кризисных явлений в современном обществе, наполнению его жизни гуманистическими смыслами и дальнейшему «движению вперед».

 

Список литературы:

 

1. Арнольдов А.И. Путь к храму культуры: образование как социокультурный феномен. − М., 2000.

2. Гершунский Б.С. Философия образования для ХХI века. − М., 1997.

3. Запесоцкий А.С. Образование: философия, культурология, политика. − М., 2002.

4. Ирхен М.М. Региональное образование в сфере культуры и искусства в глобализирующейся России. – М., 2012. – С.213.

5. Ремизов В.А. Социальная экология культуры личности. − М., 2004. - С.82.

6. Садовская В.С. Основной код культуры коммуникативного взаимодействия // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. − 2014. − № 2. – С.163-169.

7. Тарасова М.В. Образовательный потенциал эталонов художественной культуры // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. - 2010. - № 6. - С.144-148.

8. Шибаева М.М. Проблемы художественного образования в социокультурных реалиях // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. ‑ 2014. - № 2.  – С. 250-256.

 

 

Сведения об авторах:

Вячеслав Александрович Ремизов, доктор культурологии, профессор, профессор кафедры культурологии и антропологии Московского государственного университета культуры и искусств

 

Валентина Степановна Садовская, доктор педагогических наук, профессор, директор Института дополнительного профессионального образования Московского государственного университета культуры и искусств, академик международной Академии высшей школы, заслуженный работник культуры РФ  

 

К оглавлению выпуска

19.09.2014, 1340 просмотров.