С.И. Лякишева Культура русского усадебного рукоделия

С.И. Лякишева

Культура русского усадебного рукоделия

     С уходом дворянской культуры ослабевает историческая значимость усадебного рукоделия, теряется прелесть его восприятия. На самом деле, в нем сконцентрирован пласт научных, практических, творческих, философских, экономических, а порой, и мистических идей владельцев усадеб. С одной стороны, культура усадебного рукоделия самобытна и индивидуальна, с другой - неотделима от общемировой культуры. Ее невозможно определить как «элитарная», потому что она не просто светская: на единой усадебной территории с сотрудничеством мастериц разных сословий рукоделие становилось внесословной культурой. В то же время ее нельзя определить как «массовая», признаки которой определяются установкой  сознания масс на усредненном уровне. Это уникальная, органичная в синтезе со многими  видами искусств, качественно новая культура с многосторонним эмоциональным воздействием, гармонией смысла, возможностями воспитания, образования, формирования особого мышления.

     Насколько велика была роль усадебного рукоделия, становится понятно по мере изучения дворянских женских библиотек, которые превращались в уникальные  архивы, отражающие исключительный интерес к этому явлению.  Сложившийся стереотип, что книг и журналов по этой теме было мало – заблуждение. Благодаря работе почты в русских усадьбах находили свое место зарубежные издания, например: немецкий журнал «Journal des Luxus und der Moden» («Журнал о роскоши и моде»), австрийский журнал «Wiener Zeitschrift für kunst, literature, theater und mode» («Венский журнал искусства, литературы, театра и моды»), английские - «The Lady`s Magazine» (известный под названием «Венерин журнал») и «My Crochet Sampler» («Образцы вязания крючком» Фрэнсиса Ламберта), французский журнал «Galerie des modes et costumes français» («Галерея мод и французских костюмов») с замечательными цветными иллюстрациями художников Пьера Томаса ле Клерка, Франсуа Луи Жозефа Ватто,  Шенау, Иоганна Элезера Цейссига, Леруа, Дюпена, Августина де Сент-Обена; испанский журнал «La moda elegante Ilustrada», бельгийский «Journal des Demoiselles». В Шотландии в 1840 году в Эдинбурге в издательстве «Аккерман и Кº» вышла иллюстрированная книга миссис Джейн со множеством образцов вязания крючком, макраме и образцами разных видов сеток и инструкций по вязанию сумок на 210 страницах: «Gaugain, Jane. Lady's Assistant for Executing Useful and Fancy Designs in Knitting, Netting and Crotchet, Illustrated by Fifteen Engravings, Showing Various Stitches in the Art of Netting» («Дамское пособие по выполнению практичного и причудливого дизайна в вязании и плетении»). По ее идеям в русских усадьбах в период повсеместного увлечения ботаникой и моды на оранжереи вязали модные сумки в виде ананаса и других фруктов.  На творческую работу вдохновляли рукодельниц десятки руководств по использованию восхитительной входящей в моду шелковой нити  для вязания изящных рукавиц, кошельков, сумок, чулок, бордюров, абажуров с бахромой, кошельков. Одно из них – американское издание «How to Use Florence Knitting Silk» («Как использовать флоренский шелк для вязания»). Усадебные silkwomen вязали костяными крючками и  плели жимолостными, березовыми и кленовыми коклюшками декоративные,  экономически выгодные, изделия из шелка. Помимо зарубежных, книжный фонд усадебных рукодельниц, пополнялся отечественными изданиями. «Дамский журнал», «Магазин английских, французских и немецких новых мод», «Модный вестник», «Ваза», «Гирлянда», «Меркурий мод», «Вестник парижской моды», «Магазин Мод и Рукоделий», «Московский телеграф» с разделом «Моды», «Мода», «Модный магазин», «Модный Свет», «Модная мастерская» - перечень этот далеко не полный.

     В усадебных домах, где занимались рукоделием, формировался фонд зарубежных и отечественных литографированных эстампов для рукоделия с оригинальными художественными изображениями. Одни только немецкие схемы представлены в ассортименте  издательских сведений: «bei A. Philipson in Berlin», «L.W. Wittich», «Heinrich Kuehn», «Hertz & Wegener in Berlin», «bei T.P. Devrient in Berlin», «A. Todt in Berlin», «Rudolph Grafshoff in Berlin», «Bruno Bórner in Berlin», «Th. Meister in Berlin», «F. Knechtel & Cº in Berlin», «P. Trübe in Berlin», «bei Z. A. Grünthals in Berlin», «Berlin bei Baptista Veifs», «bei  M. Levy in Berlin».

    Перечисленные печатные издания являлись ядром библиотечного фонда мастериц. Но для успешного развития усадебного рукоделия дополнительно требовалась иная литература: художественная, религиозная, историческая, искусствоведческая. Рукодельницы становились первыми покупательницами выходящих книг по символике, селамной тематике, по римской истории, по иконографии христианского и светского искусства. Искусствоведческие, ботанические, исторические, литературоведческие  знания формировали мышление усадебных рукодельниц. Умение использовать комплексные знания – в восприятии, в беседах, в рукоделии было особенной чертой женщин тех времен.

    В русских усадьбах рукоделие развивалось по двум направлениям: камерное и фабричное. Благоприятные условия для процветания фабричного рукоделия появились со времен Петр I, который, перенимая заграничный опыт,  стал инициатором открытия первых суконных фабрик в России. По его указанию разводили многочисленные стада овец для обеспечения усадебных фабрик собственным сырьем. Россия постепенно превращалась в империю не столько купцов, сколько помещиков - они продавали, покупали, закладывали недвижимость, занимались банковскими операциями, основывали коммерческие предприятия, оперировали векселями. Появившимся в изобилии сукном обивали кареты, подъезды столичных и губернских домов, оно шло на обтяжку  бильярдных столов, стульев, изготовление чехлов. Многие русские дворяне  почитали масонские ритуалы, для которых также требовалось  большое количество сукна. Сукно многотонными партиями поступало для снабжения армии. Позже наступит время, когда из-за повсеместного открытия суконных фабрик шерсть овец-мериносов и готовое сукно, производимое в усадьбах,  уже не находило своего покупателя, и хозяйственные постройки набивались несбытным товаром, его ела моль. Образ гоголевского состарившегося Плюшкина станет более близким и понятным, если представить его энергию и гордость за свою деятельность в молодые годы в период содержания суконных фабрик и прядильни, когда у него стучали ткацкие, бархатные  и жаккардовые станки, паровые, шпульные, сновальные, резальные, крутильные, аппретурные, промывальные, строгальные, чесальные, размотные и ворсонагонные машины, заполнялись варочные кубы, сушильни с барабанами, медные красильные коробки, работали пантографы и крутильные голандры, гудели центробежные насосы.

    Основой финансовой независимости помещиков повсеместно становились  ткачество и ковроделие. Во многих усадьбах было налажено массовое производство тканых платков и шалей, валеных платков и сумок и т.д. С экономической точки зрения чрезвычайно выгодным для ведения хозяйства являлось шитье, вязание, кружевоплетение. Наладить сбыт рукодельных товаров помогали разные формы российской и международной торговли: ярмарки, выставки, плавучие и стационарные магазины, тарханство.

    Помимо сырья и готовых рукодельных работ, в усадебный период закупали необходимые товары для организации рабочего места другого вида рукоделия – камерного, которое касалось непосредственно хозяек усадеб. В помещичьих домах появлялись столики-бобики для рукоделия, плетеные корзины для клубков и шитья, сантиметровые ленты, закручивающиеся в декоративные бочонки, резные коклюшки для кружев, завинчивающиеся металлические игольницы. В арсенале рукодельниц появлялись: картон с мелкой перфорацией для иголки, канва разной толщины, резные рогульки для вязания шнурков, пяльцы - разных форм,  размеров и способов крепления, фирменные цветные катушки, вязальные крючки и спицы, удобные медные наперстки, гладильные доски, обтянутые сукном. Если приобретались ножницы, то непременно с тончайшими лезвиями, с ручками, предпочтительно, Kingwood, или ножницы с перламутровыми ручками или ручками из слоновой кости популярной фирмы  «Sajou».  Культ усадебного рукоделия  рождал спрос на изготовление лучших товаров. К этому подключались отечественные и зарубежные ювелиры, которые создавали для мастериц истинные шедевры из драгоценных металлов. Чтобы не отстать от заграницы, крупные отечественные заводы ориентировались на выпуск выгодного  товара:  «Кроме ружей, разного рода пистолетов, шпаг, сабель, тесаков, ножей, ножниц, почти в одной только Туле для  всей России заготавливают […] для женских рукоделий разные орудия», - писал В.А. Левшин о тульском заводе в 1803 году (1, с. 87).

     Талантливых граверов, литографов, художников, мастериц-помещиц и крестьянок объединяла уникальная деятельность. В области рукоделия, где можно было проявить научные и практические знания, Россия не уступала другим странам. Она стремилась к английским, американским, французским, немецким, итальянским стандартам мастерства и создавала собственные, поддерживая государственные интересы. Подражая на начальном этапе  западноевропейскому, отечественное усадебное рукоделие, доказав свою экономическую эффективность, приобрело такую силу и значимость, что стало способствовать решению многих проблем торговых связей России с другими странами. Благодаря рукоделию, занявшему достойное место не только в российской, но и в мировой промышленности, дворянство сохраняло свои экономические позиции, принося доход себе и Отечеству. Экономический рост укрепил международный авторитет страны.

    Дворянам удалось обратить рукоделие в предприятие, имеющее международное значение не только в экономическом, но и культурном плане. Оно входило в основу образования в дворянских женских учебных заведениях. Предметы усадебного рукоделия создавались в процессе диффузии православных, философских и общекультурных традиций. Дворяне по достоинству могли оценить рукоделие и первыми стали заниматься сохранением его художественных коллекций. Они получали в наследство описи кружев, ковров, вышитых и тканых изделий и перечисленные предметы. Фактически, они становились первыми коллекционерами.

   В дворянских усадьбах сложился особый вид декоративно-прикладного искусства - усадебная вышивка, основанная на использовании лучшей зарубежной и отечественной печатной продукции,  имела особое целевое назначение и несла символико-смысловую нагрузку. Если мы научимся правильно воспринимать старинный рукодельный предмет, мы сможем понять интеллектуальные, эстетические и витальные потребности владельцев усадеб и станем бережнее относиться к памятникам старинного искусства. Одна из популярных тем  усадебной вышивки - античная линия сюжетов. Мастерицы знакомились с модным греческим искусством, прославлявшим  гражданственность, героизм, мужество, долг. В вышивках использовались мотивы из  мифологии, сюжеты из басен Эзопа.

   Распространенным вышитым изображением являлся рог изобилия, из которого сыплются плоды и цветы. Это атрибут древнегреческих и древнеримских божеств, например, Абунданции (известной еще как Габона, Фулла)  - древнеримской богини изобилия, спутницы Цереры. Излюбленными символами становились древние геометрические орнаменты, обозначающие воду, огонь, извилистое течение реки (меандр). Из античного искусства в работы мастериц перешли пальметы, розетки.

    Во многих рукодельных работах, созданных в усадьбах, отражена духовно-религиозная сфера, поэтика религиозных чувств. Звери, растения, камни, упоминаемые в книгах Ветхого и Нового Завета, являлись естественно-научной христианской символикой, входящей в структуру мировых религий. Вышивая вазу с тремя гвоздиками, рукодельницы напоминали о трех гвоздях Иисуса.  Музыкальные инструменты: лиры, арфы, трубы, корнеты, псалтирь (гусли) они тоже запечатлевали неслучайно - все эти инструменты,  упомянутые в Библии, символично восхваляли Бога, или служили сигналом  сбора на войну, провозглашением праздников и т.д. (2, с. 261-265). Если вышивка содержала буквы «АМ» (Ave Maria), она  несла смысл  приветствия архангела Гавриила Марии в момент Благовещения. Кувшин и виноградные грозди обретали христианское послание. Изображенная пчела напоминала о боли и страданиях:  Палестина была богата пчелами, в описании она определялась как «страна, где течет молоко и мед». От укуса пчел возникает боль, и для человека боль – неотъемлемая часть жизни.  Изображение на вышивке открытой Библии свидетельствовало о правде и откровении, закрытой - о Страшном суде. Корона и сердце символизировали  вечность, любовь к Иисусу. На вышивке в виде глаза, агнца и голубя  запечатлевали основной принцип христианства  - учение о триедином боге: Бог-отец, Сын, Дух Святой. Свою смысловую нагрузку в  предметах рукоделия несли вышитые изображения животных. Часто изображали агнца, имеющего жертвенное значение и представляющего Христа, как «Агнца, внемлющаго грехи мира».  Ядовитые животные в сюжетах древнейшей религии и мифологии выражали  религиозные чествования. Змея символизировала благоразумие, от фразы у Матфея (10:16): «Будьте мудры [prudentes (лат.) - благоразумны], как змии». Змея связана с жертвенным огнем – эта сила позволила ей служить древнеримскому богу врачебного искусства Эскулапию.

   Известный археолог, основатель Исторического музея граф Алексей Сергеевич Уваров (1825-1884) в работе «Русская символика» перечислил упоминающийся в Библии животный мир: верблюд, единорог, конь, онокентавр, осел, лошак, слон, леопард, тигр, рысь, барс, медведь, волк, гиена, лисица, кошка, олень, дикая коза, буйвол, обезьяна, паук, бегемот, баран, овца, агнец, собака, свинья, лев, змея, гидра, дракон, пиявка, саранча, муха, пчела, оса, овод, вошь, блоха, муравей, заяц, мышь, крот, еж, крокодил, хамелеон, ящерицы, голубь, ласточка, горлица, журавль, рябчик, перепел, петух, курица, павлин, воробей, гриф, орел, коршун, ястреб, ворон, страус, чайка, сова, пеликан, аист, ехидна, навозный жук, червь древоточец, скорпион, улитка, лягушка, кит, разные рыбы (3, с. 615). На схемах вышивки, которым отдавали  предпочтения в российских усадьбах, эти животные встречаются, и умалять значение их изображений не стоит.

    Многие мастерицы отдавали предпочтение схемам по рукоделию XVI-XIX веков, где были изображены сирены, тритоны, гиппокампы, египетские сфинксы, античные кентавры и т.д. Часто в вышивках можно было увидеть Змея. Это одна из наиболее сложных фигур мирового фольклора и мировой религии. Его синоним в светских рукодельных работах – дракон. Эпоха расцвета популярности этих существ связана  с такими государствами, как Египет, Вавилон, древняя Индия, Греция и, конечно, Китай, где змей оказался в гербе, символизируя государственность. Крылатые драконы существуют в художественной культуре кочевых народов Азии, перекликающейся с произведениями сарматского искусства. Старинные предания часто упоминали  змей, огненных ящериц и драконов со змеиными головами. В усадебный период были популярны подобные вышивки с тератологическим орнаментом, то есть с изображением  причудливо переплетающихся животных. На их основе возникали драконы. Основной вид дракона – пресмыкающееся и птица. Он мог быть  сложен из других животных в разном сочетании: крокодил, ящер, птица, пантера, лев, козел и т.д.

    Символическую нагрузку несли другие изображения на вышивках. Если вышивали шестилепестковую розетку, указывали на громовой знак, связанный с солнцем и небом (именно его вырезали на деревянных  ткацких станах и прялках). Композиция «Пять чувств» вышивалась в группе таких предметов, как зеркало, флакон духов и т.д. Скипетр, жезл, посох, тирс - эмблемы власти и царского достоинства. Вышивая их, рукодельница должна была различать особенности: скипетр римского консула венчается орлом, английских королей – шаром и крестом, или голубем, французских королей – геральдической лилией (fleur-de-lys).  Часто в схемах встречается кадуцей - жезл с двумя змеями и крыльями со своим мифологическим значением: Меркурий бросил свой жезл в двух змей, сражавшихся на земле. В наказание за стремление к злу они приковались к жезлу. С тех пор кадуцей напоминает о необходимости мира и  олицетворяет духовное выздоровление.

     Мелких деталей с символической нагрузкой было так много, что рукодельницам приходилось в буквальном смысле окружать себя книгами по искусствознанию. Над каждым цветочным изображением они трудились, изучая селамную литературу с указанием символического значения каждого цветка. Но необходимо помнить, что изображенный в вышивке цветок может не только о чем-то сообщать зашифрованными словами, но и нести  историческую информацию. Например, в усадебную эпоху часто вышивали  бархатными нитками кувшинку с бело-розовыми лепестками и темно-зелеными листьями. По «Определителю растений» мы можем узнать, что это – самая большая из кувшинок,  Виктория Регия (Victоria Regia), названная в честь английской королевы. Художники, создающие схемы для вышивания, держа вышивальщиц на модной волне событий, опосредованно запечатлевали новые исторические символы.

     Отдельную символическую нагрузку несли вышитые венки. Каждый цветок в нем представлял первую букву его названия. Чтобы прочитать слово на иностранном языке, нужно было знать названия растений на этом языке. Венки являлись учебным пособием по изучению иностранного языка и ботаники одновременно. Увлекаясь их вышиванием, рукодельницы заглядывали в немецкие, итальянские, французские, английские, русские ботанические атласы и легко расшифровывали информацию, скрытую в цветочном переплетении: имя возлюбленного, название местности и т.д.

    Постепенно можно освоить художественный язык и научиться читать вышитые изображения  на старинных вышитых портьерах, скатертях, салфетках, диванных подушках, наволочках, кисетах, кошельках и т.д. Сохранившиеся музейные и частные коллекции  - бесценное духовное богатство, поскольку в усадебном рукоделии отражена диффузия разных культур. В нем наблюдается взаимосвязь античной, европейской, индийской, китайской, японской, египетской, мексиканской и других культур.  После Октябрьской революции усадьбы лишились своих владельцев, а судьба имущества складывалась по-разному. Многие шедевры усадебного рукоделия были расхищены, соответственно, большая часть уникального рукодельного наследия утрачена. Часть ценностей  из разных усадеб свозили в Москву в Национальный музейный фонд, Румянцевский музей. Их доставляли из усадеб в сопровождении документов со скудными формулировками. Например, могла быть такая загадочно-концентрированная учетная запись: «передано около 200 мелких музейных вещей». Под этой «мелочью» вполне могли быть бесценные образцы усадебного рукоделия.  

     Важно сохранить хотя бы то, что осталось в фондах российских музеев по теме рукоделия. Систематизация музейных предметов по художественному исполнению, географическому признаку, целевому назначению, а также выявление их подлинной смысловой нагрузки требует от специалистов комплексных библиотековедческих, исторических, культурологических, искусствоведческих, лингвистических и литературоведческих знаний, - хотелось бы, чтобы в вузах культуры готовили именно таких, высокопрофессиональных, специалистов-музееведов. Прогноз для продолжения традиций русской культуры усадебного рукоделия может быть успешен по мере профессионального изучения сохранившихся старинных работ.

Список литературы:

1. Левшин В.А. Топографическое описание Тульской губернии. 1803 год. – Тула, Издательский дом «Пересвет», 2006. - 392 с.

2. Нюстрем Э. Библейский словарь / пер. со шведск. под ред. И.С. Свенсона. – СПб.: Библия для всех, 2001. - 518 с.

3. «Российский Архив (История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX)». Выпуск IX. – М.: Студия «ТРИТЭ» - «Российский Архив», 1999. – 672 с.

Сведения об авторе

Лякишева Светлана Ивановна - кандидат педагогических наук, научный сотрудник сектора учета и хранения фондов Государственного мемориального и природного заповедника «Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна»

К оглавлению выпуска

Русская усадьба, рукоделие, символика, история экономики России Russian ancient manor, needlework, symbolism, history of Economics Russia

15.02.2015, 3542 просмотра.