Сляднева Н.А. Социально-информационные технологии в современном культурогенезе

     В последнее время представители нашей научной школы всё чаще и чаще слышат обвинения в непрофильности тематики исследований, проводимых нами в последние два десятилетия, для сферы культуроведения и социально-культурного проектирования. Эта статья – программная по своему замыслу – не предваряет, как это бывает обычно, а обобщает, повторяет основные положения теории социально-информационных технологий и показывает особые позиции данного нового научного направления, изучающего этот феномен современного мира. Позволим себе выразить надежду в том, что уважаемый читатель поймёт, почему теория социально-информационных технологий зародилась и успешно развивалась на протяжении почти четверти века именно в Московском государственном институте культуры (Московском государственном университете культуры и искусств), связав традиционные направления библиотечно-информационной науки (LIS), её методологию, наследие, уникальный опыт с завтрашним днём информации и культуры.   

   К  началу ХХ1 века (на рубеже веков) социальная практика осуществила глобальный гносеологический эксперимент, очистив от частностей, отдельных несущественных  деталей  подлинную сущность и движущий механизм культурогенеза. Все более очевидными становятся его информационные основы, определяющий его эволюцию процесс социально-информационного проектирования (1,5).

   Частота, повторяемость этих закономерностей стали настолько выпуклыми,  данными в явлении, что их анализ и обобщение уже не требовали изощренных исследовательских методик, сложной системы философских спекуляций и научных доказательств. Обобщения стали  доступны не только высоколобой науке, но  и  публицистике, художественным визиям, обыденному сознанию широкой  общественности, поскольку процедуры  выявления сущностей были реализованы самим ходом общественного развития.

   Несомненно, наглядности абстрагирующего результата социальной эволюции способствовала социально-познающая, концептуальная деятельность человеческого интеллекта, обостренная психологически-ментальной мотивацией, типичной   для состояния общественной мысли в преддверии знаменательных исторических вех. Рубеж веков и тысячелетий, классические традиции миллениума инициируют подведение итогов, социальную прогностику. Для  эвристических процессов в такие периоды характерны глобализация обобщений, повышенная концептуальность, разнообразие форм креативности (визионерство, мифотворчество, утопические проекты и гипотезы, футорологические  сценарии и т.п.).

    Данная традиция также способствовала проявлению и усилению естественно-исторического процесса  методологизации и концептуализации ноосферы. Речь идет о том, что тенденции информатизации, глобализации, гуманитаризации  общественного развития, выбора мировым сообществом приоритетов устойчивого развития  (несмотря на тенденции-антагонисты - борьбу за новый геополитический порядок, международный терроризм, информационные войны) сделали очевидной предсказанную рядом мыслителей ХХ века смену приоритетного ресурса мирового развития (7).  Таким ресурсом становится информация.    

    В разнообразии социокультурной феноменологии явственно обозначилась ведущая  линия мирового развития - формирование нового информационного режима, характеризующегося интеллектуализацией   современного информационного пространства  во всех его аспектах  (инфраструктуры, информационных ресурсов, информационной деятельности) (2, 3). Информационные средства становятся приоритетным инструментом  социального управления.

  Усложнение общественного развития в современную эпоху вызвало к жизни  проблему управляемости общества, регулируемости  социальных процессов. Эта тенденция, разумеется, не есть исключительно достижение последних лет, она формировалась и нарастала на протяжении всего ХХ века. В течение всего этого периода мировое сообщество  как сознательно, так и эмпирическим путем искало пути и средства для решения этой  проблемы. В ХХ веке  вектор общественного развития   (о чем свидетельствует  исторический опыт) был  ориентирован то в одном, то в другом направлении, которое означало выбор определенных средств, ресурсов  и способов управления обществом, контроля над его развитием, достижения искомых социальных  результатов.

   Был испробован  практически весь арсенал ранее выработанных человечеством способов. В первую очередь следует упомянуть 

- локальные и мировые войны (способ, опирающийся на  древнейший социальный ресурс физической силы, естественно, модернизированный);

- геополитику (ресурс пространственно-социальных соотношений, выразившийся в создании и распаде империй, колонизации и деколонизации и т.п.);

- силу государственного регулирования (ресурс  власти, давший исторические примеры, с одной стороны,  тоталитарных, фашистских режимов, с другой, различные виды демократий);

- международные экономические и  финансовые отношения (ресурс денег, приведший к транснациональным корпорациям, динамике капитала, мировой зависимости от финансовых операций и т.п.);

- собственно социальное управление (ресурс институционализации, повышения уровня структурной организации мирового сообщества, проявившийся в формировании  международных организаций, блоков и т.п.).

Этот перечень далеко не полон, заслуживают упоминания также   формы социального протеста (революции), правового регулирования (международное право) и др. Они  сыграли свои исторические роли.

    Одновременно следует констатировать постепенное, но последовательное смещение акцентов и приоритетов в направлении информационно-коммуникативных  средств и технологий. Это объясняется тем, что социальная эволюция  имеет основной вектор – «общественное развитие ускоряется, сменяя своих агентов  и приоритетные субстраты, ресурсы развития от более энергетически емких к менее энергоемким (разумеется, в субъектно-деятельностном, а не в  материально-физическом смысле» (6).  В сравнении со всеми вышеупомянутыми ресурсами информационный ресурс наименее энергоемок, что делает его социально, экономически, экологически выгодным для мирового сообщества. Все больший круг социальных проблем и ситуаций решался информационными средствами, что было напрямую связано с поступательным развитием информатизации, созданием нового информационного режима, формированием новых технологий и средств, меняющих характер и способ протекания социальных процессов.

   Когда привычно (подобно тому, как употребляются словесные клише) информатизация определяется как смена  приоритетного ресурса общественного развития, то информационный ресурс при этом понимается по-разному: «информация – товар», «информация – сила и власть», «информация – деньги», «информация – война» и т.п. Вместе с тем, в этом определении  важнейшие ключевые слова – именно  информация как универсальный ресурс и  как основа нового типа социальных технологий, способных не только повысить эффективность традиционных методов, но и заменить, в потенциале вытеснить из системы социальных регуляторов все прочие ресурсы  и технологии.

    Однако социальная энергетика информационного воздействия в обычном режиме, в системе традиционных информационных коммуникаций сама по себе невысока. В реальной социальной практике информационный импульс от индивидуального творческого акта обречен на затухание под воздействием сопротивления информационной среды, коммуникативных барьеров, искажений смыслов при передаче и восприятии и т.п. Не случайно столь фундаментальный инструмент культурогенеза, каковым по определению является информация, в течение многих тысячелетий развития человечества не мог конкурировать с другими  ресурсами общественного прогресса, выступая лишь в роли маргинального вспомогательного средства, на каждом историческом  этапе подчинявшегося лидерам этого процесса.

    Но вторая половина и особенно конец ХХ века принесли с собой небывалый скачок в области информационных техники и технологий, инструментально вооруживших интеллект современного человека. Следствием этого было не просто улучшение качества жизни, появление новых возможностей, но, прежде всего, глобальная смена ресурса и технологий управления социальным развитием. Стало очевидным, что энергетика информационного воздействия может быть кардинально усилена инструментальным вооружением  (персональными  компьютерами, телекоммуникационными средствами, сетевыми технологиями, аналитическими методами обработки информации и т.п.). Это и вывело на историческую арену социально-информационные технологии (СИТ).

    Усложнение мирового общественного развития, формирование глобальных тенденций, усиливающих на порядки взаимозависимость государств, регионов, человеческих сообществ, формирование единой информационной инфраструктуры, в режиме реального времени транслирующей любые значимые для мирового порядка управляющие импульсы (в равной степени позитивные, так и деструктивные), - все это, как уже говорилось,  настоятельным образом требует оптимизации социальных процессов, повышения управляемости и самоуправляемости общества, технологизации управленческих процедур и процессов принятия соответствующих решений. Именно этот социальный заказ  явился первоочередным фактором (стимулом) интенсивного развития, опытного и теоретического совершенствования  социально-информационных технологий (СИТ).

    Известные человечеству и активно им применяемые издревле, СИТ, тем не менее, были осознаны как качественно  новый инструмент регуляции социальных процессов в конце ХХ века. И с точки зрения законов общественного развития в этом нет никакого парадокса. Любая потенциальная социальная технология  становится подлинно действенным  средством управления обществом только достигнув определенного уровня и статуса, отделяющего порой многовековой этап ее дотехнологического, “любительского” применения  от современной практики “промышленной” эксплуатации. Действенная СИТ характеризуется  необходимым уровнем институционализации  (в обществе должны быть сформированы институты, структуры, обеспечивающие реализацию технологии), профессионализации (появление  сообщества профессионалов, социотехнологов соответствующего профиля), социализации (общество должно признать существование и действенность данной СИТ, сформировать определенное отношение к ее легитимности, социальной значимости и т.п.), собственно технологизации (должны быть разработаны гарантирующие социальный результат методики, процедуры воздействия, определены коммуникативные каналы, компьютерные и интеллектуальные средства  воздействия).

     Можно при этом назвать целый ряд СИТ, достигших данного уровня  задолго до конца ХХ века и наступления эпохи информатизации. Однако только в наши дни к вышеперечисленным параметрам добавились два новых качества, позволяющих говорить о СИТ как феномене рубежа веков и о единстве их  социотехногенной природы. Речь идет о глобальном охвате аудитории и “онлайновом” характере воздействия (взаимодействия). Именно эти возможности появились в процессе информатизации, формирования мировой информационной инфраструктуры. Не менее впечатляющи и новейшие теоретические и прикладные разработки в области семантики тех информационных сообщений, которые составляют базу любой СИТ,  и частных, вспомогательных технологий, обеспечивающих  реализацию соответствующих социотехнических воздействий. В совокупности  вышеназванные параметры современных СИТ (глобальный охват аудитории, воздействие в режиме реального времени, изощренная семантика и набор эффективных вспомогательных технологий) можно определить как фундамент, основу той качественно новой энергетики социального воздействия, благодаря которой   СИТ превратились в мощный фактор современной стадии общественного развития.

    Все это дает основания трактовать СИТ как систему целенаправленного  применения информационных средств во имя достижения практического социального результата. СИТ – это технологии, обладающие системообразующими функциями в социальной среде, кибернетическим императивом для социальных процессов.

    Необходимость оптимизации  социальных процессов, повышения управляемости общества во второй половине ХХ века настоятельно востребовала технологизацию в данной сфере. Привычная трактовка технологий, технологичности лишь  «по ведомству»  НТП  морально устарела. Концептуальный скачок  от традиционной практики социального управления и регулирования к социальным (социально-информационным) технологиям  означал своего рода «социально-технологическую революцию» (по аналогии с научно-техническими революциями), поскольку объектом  СИТ были не природные или техногенные системы, а социогенные системы, на многие порядки превосходящие вышеназванные  своей сложностью и «поведением».

    Сложнодетерминированные социогенные системы (в отличие от природных и техногенных) обладают огромным числом степеней свободы «поведения», многофакторными зависимостями, определенной «свободой воли» (телеологическими  параметрами), что делает их труднорегулируемыми. Фундаментальной причиной  этого является  «человеческий фактор», то есть индивидуальные, личностные мысли, чувства, идеи, цели и основанные на них действия людей, равнодействующая запредельно множественных комбинаций которых и определяет на каждом этапе  ход общественного развития и реакцию социальной системы на тот или иной управляющий импульс.

    Очевидно, что все  испробованные в ходе истории человеческой цивилизации агенты, инструменты воздействия на социогенные системы (физическая  и военная сила, государственные машины, право, капитал, индустриальные технологии НТП и т.п.) лишь опосредованно, через многие барьеры и промежуточные среды  могли управлять фундаментальным уровнем  - уровнем социальной ментальности. Кризис данных классических технологий управления социумом и востребовал СИТ, по определению призванные оперировать и воздействовать непосредственно на базовый уровень любой социальной системы – уровень личностной и социальной информации, на источник социального креатива и непрерывного процесса  культурогенеза, информационная природа которого подтверждается всем ходом исторической эволюции.

    Классическая, основанная на примате материалистического начала концепция культурогенеза не соответствует современной научной парадигме. Новейшие информологические теории, согласно которым информация является не частным историческим производным от эволюции человеческой цивилизации, не вторичным  (побочным) продуктом  освоения мыслящим субъектом окружающего мира, а базовым компонентом мироздания, существующим  наряду (а, возможно, и прежде)  материи и энергии, который обнаруживается на всех уровнях его  организации (материально-физическом, биологическом, социальном), дают основания трактовать информацию и информационно-отражающую деятельность человека  как фундаментальный фактор культурогенеза. (1) Информационно-креативная, созидающая деятельность человека  имеет предпосылкой информационные закономерности эволюции в неживой и живой природе. Трансляция информационных импульсов, осуществление информационных взаимодействий между объектами материально-физического или биологического уровня, результатом которых являются определенные изменения данных объектов, является базовым механизмом  их развития (эволюции) (6). Но только на социальном уровне данный механизм получил качественно иные возможности (высокую энергетику информационных взаимодействий, способность к порождению новых смыслов, коммуникативность, интенсивность динамики преобразований и др.)  (6).

    В социальной сфере этот механизм проявляется в форме информационно-креативного цикла, реализуемого как в индивидуальной практике, так и в сложных социальных системах  (5). Если принять рабочее определение культуры с позиций информологического подхода, согласно которому « культура есть инобытие социальной информации  во всех ее ипостасях, уровнях опредмечивания и симбиотических формах, образованных взаимодействием  с другими формами информации (базовой информацией материального, энергетического, биологического характера)» (1,с.47-48), то очевидно, что культурогенез есть процесс воплощения  суммативного креативного потенциала  индивидуального человеческого сознания, богатства его интериорной фазы, проявляемого в процессе экстериоризации (6). В конечном итоге культурогенез  - это синоним процесса формирования ноосферы.

     Информационно-креативный цикл - основа данного процесса. Цикл включает в себя следующие стадии, структурно подобные классической схеме передачи информации:

- стадию социально-информационного проектирования, обеспечивающую исходное разнообразие социокультурных феноменов   (8,5,9 );

- коммуникативную стадию, необходимую для трансляции в социальном  пространстве и  времени всего разнообразия социальных проектов, созданных на первой стадии;

- аксиологическую стадию, выполняющую функции социальной экспертизы, отбора из существующего разнообразия именно тех социальных проектов. которые необходимы обществу;

- деятельностно-креативную стадию,  реализующую отобранные проекты, воплощающую их в реальность (5).

    Замкнутость и непрерывность (возобновляемость) информационно-креативного цикла - необходимое и достаточное условие бескризисного устойчивого развития общества. В цикле значимы все стадии, дефект любой из них  чреват стагнацией и кризисом. С этой точки зрения правомерно рассматривать информационно-креативный цикл на фундаментально-сущностном уровне, в контексте понятий социальной философии и культурологии как  базовый механизм культурогенеза, а  на функционально-деятельностном уровне, с позиций социологии, теории социального управления и других  наук прикладного характера (прикладной культурологии, политологии, прикладной  или социальной информатики, теории и практики социально-культурной деятельности ) как инструмент управления (и самоуправления)  социумом.

     Благодаря своей двойственной природе данный механизм действует  одновременно   как  объективный, естественно-исторический закон развития человеческой цивилизации (формирования ноосферы)  и как    равнодействующая осознанных и бессознательных усилий различных социальных сил, групп, институтов, выдающихся  пассионарных,  харизматических личностей, в столкновении интересов и устремлений которых реализуются концепции  (сценарии) общественного развития, принимаются важные управленческие решения и т.п.

     Информационное общество, обретя невиданную ранее свободу, единство в многообразии, динамизм развития, обрело и новую степень уязвимости перед деструктивными факторами и различными социальными девиациями.   Естественным следствием всех этих тенденций являются неадекватные управленческие решения, непредвиденные последствия решений, волюнтаризм и субъективизм  руководителей различного ранга, конфронтации, попытки лоббирования, вмешательства в объективные процессы тех или иных сил, манипуляции общественным мнением и т.п., и, как результат, снижение уровня управляемости общества, появление новых форм социальных опасностей.

    В полном соответствии с законом амбивалентности  социального и научно-технического прогресса, усугубив все вышеназванные негативные тенденции, информатизация  вместе с тем вывела на историческую арену виртуальные, социально-информационные   технологии, способные повысить уровень социальной управляемости, обеспечить новый информационный режим.

    Социально-информационные технологии и их явленная человечеству мощь - ведущая  черта, определяющая закономерности общественного развития на рубеже веков. Востребованные новым информационным режимом, социально-информационные технологии соединили в себе  многовековые (а порой и тысячелетние) традиции, изыски суперсовременных технических новаций и актуальные социальные детерминанты.Все это дает основания трактовать СИТ как  неотъемлемый инструмент культурогенеза. Очевидно, что в такой трактовке СИТ непосредственно ассоциируются с информационно-креативным циклом как механизмом культурогенеза и социального управления. Именно встроенность в структуру цикла СИТ обеспечивает  его  действенность и эффективность.

    Являясь, с одной стороны,   продуктом социальной креативности, СИТ,  в свою очередь, выступают катализаторами креативности,  креативным инструментом культурогенеза.

    Эта фундаментальная функция СИТ в процессе социального развития имеет глубокие генетические корни и реализуется на самых различных уровнях.

   Генетические предпосылки креативности СИТ обнаруживаются в преемственности информационного фактора, определяющего развитие и трансляцию новаций между  материально-физической, биологической и  социальной сферами бытия (6).    Собственно социальный культурогенез на современном этапе в его наиболее концентрированном выражении прежде всего воплощается в СИТ.

    Информационно-креативный цикл культурогенеза есть не что иное, как экстериоризация интериорной творческой стадии  индивидуального человеческого сознания. В процессе экстериоризации креативный потенциал человечества транслируется в информационно-культурное пространство ноосферы, формируя  параметры последней.

    По определению ресурсы естественного богатства  креатива безграничны, но условия для успешной инновационной деятельности далеко не всегда благоприятны. Далеко не каждый социкультурный феномен (идея, образ, ментальный фактор, теория, социальная программа, нормативная ценность и т.п.) обладает достаточно мощной витальной силой, необходимым креативным потенциалом для реализации. Причин  и условий, определяющих жизнеспособность  тех или иных социоинформационных проектов, можно назвать  множество  применительно к различным ситуациям, сферам деятельности, типам  проектов, однако общим фактором  является социоинформационная энергетика проекта. (5)

     Понятие социоинформационной энергетики  при некоторой степени метафоричности  имеет вполне реальные смыслы, включая в себя  значимость  цели  проекта, ее соответствие  вектору общественного развития, базовым  социокультурным  ценностям   и интересам определенных социальных сил, степень новизны предлагаемых преобразований,  эффективность суммы  тех социально-информационных технологий, которые сопровождают или могут быть задействованы для сопровождения данного проекта в стадии формирования общественного мнения и реализации.(5)

      СИТ обладают уникальным  свойством усиления социальной энергетики  управляющих  воздействий  благодаря сочетанию веками отшлифованных методов  информационного оперирования  индивидуальным и общественным сознанием, целевой семантики информационных сообщений плюс возможностей новейших компьютерных и телекоммуникационных средств и технологий.

     Современный социум и  отдельный человек встроены  в  информационную инфраструктуру, которая за последнее десятилетие приобрела качественно новый уровень организации. Параметры данной  инфраструктуры  обеспечивают глобальный информационный охват аудитории, оперирование сверхбольшими информационными массивами, скоростную информационную коммуникацию, интеллектуализацию  информационных потоков благодаря информационному мониторингу и информационной аналитике и т.п.

    Прежде всего это открывает новые возможности социально-информационного проектирования, гарантируя приращение смыслов в мировом информационном пространстве не только в результате традиционных видов духовного творчества, но и вследствие интеллектуализации  информационной среды,  беспрепятственного тиражирования и трансляции новых смыслов на самую широкую аудиторию. Современные социально-информационные технологии позволяют осуществлять оценку и обсуждение новых проектов, объединять людей действия вокруг отобранных проектов, контролировать ход социальных преобразований.

    Иначе говоря, СИТ могут выступать средством  трансляции непосредственно в общество импульсов, корректирующих в заданном направлении информационно-креативный  цикл. Проблема  “заданного”  направления - не праздные упражнения ума  ради объективности постановки вопроса. СИТ относятся к технологиям “двойного назначения”, что роднит их с многими продуктами научной мысли, изобретениями научно-технического прогресса. Их инструментальная роль, их “технологичность”  делает их  не столько нейтральными, сколько индифферентными к нравственным категориям,  к системе социальных ценностей. И это позволяет их использовать как во благо, так и во зло. Инфраструктура СИТ - мощнейшее социальное орудие и оружие  (в последнем - нет преувеличения). Какие силы и с какими целями возьмут над ним контроль, такой социальный результат и следует ожидать.

    Не смотря на эффект «двойного назначения» СИТ обладают глобальными преимуществами, социально позитивными перспективами, связанными прежде всего с их ролью в информационно-креативном цикле  культурогенеза.

   Если рассмотреть их миссию применительно к структуре данного цикла, то становится очевидным, что каждая стадия  креативного цикла реализуется с помощью тех или иных СИТ.

   Исходная стадия цикла – стадия социально-информационного проектирования – несомненно интенсифицируется благодаря гипер -инновационности СИТ. Последняя связана со спецификой и природой информационного воздействия СИТ. Апеллируя к глубинным ментальным уровням  социального и индивидуального сознания, оперируя им, СИТ  поставлены в ситуацию повышенной степени амортизации своих частных технологий, приемов, способов манипуляции и т.п. Это происходит в силу того, что раскрытая технология, ставшая понятной субъекту воздействия (обществу, политическим конкурентам, независимым экспертам, аналитикам и т.п.) теряет запланированную социотехнологами эффективность и годится если не в музей технологий, то в лучшем случае для применения в другом месте, времени, в ином контексте. Отсюда необходимость постоянного  обновления арсенала, гонка за инновациями, интенсивный технологический креатив. Данный тезис не требует специальных доказательств, достаточно сослаться на очевидную для каждого современника  конкуренцию и динамику обновления креатива в рекламе, маркетинге, политических (избирательных) технологиях.

    Все сказанное выше относится к  внутреннему вектору креативности, реализуемой  внутри профессионального сообщества социотехнологов, разработчиков тех или иных СИТ. Но этим не ограничивается роль СИТ как катализаторов креативного процесса в социуме.   Благодаря одному из базовых свойств  СИТ (глобальному, масштабному охвату аудитории) беспрецедентно увеличилась социальная база креатива, поскольку СИТ обеспечивают, как уже говорилось, интеллектуализацию информационной среды, порождение новых смыслов, поиск  все  более действенной семантики, вовлечение все более широких кругов публики в освоение и преобразование этих смыслов, т.е. в процессы творчества. В результате в современной ноосфере (инфосфере) можно констатировать несомненный рост разнообразия информационных проектов, идей, образов и т.п.

      Функционирование СИТ в обществе дает толчок поиску нового и в сфере науки, стимулируя обновление ее методологических постулатов,  смену актуальных концептов. Последнее особенно наглядно в сфере гуманитарного знания, которое в ответ на потребности научного обоснования проблемы СИТ, эволюционирует от абстрактно-умозрительных подходов  к новым горизонтам прикладных разработок, интенсивно развиваются  социальная и когнитивная инженерия, прикладные культурология, социология, политология, возникают новые научные направления (герменевтика и др.) (10).

     Новейшие информационные технологии  (сетевые, мультимедийные, виртуальные и др.) обеспечивают небывалые условия  для творчества, для создания все более разнообразной феноменологии выявленного в артефактах богатства внутреннего мира современного человека (6,4). Благодаря новым выразительным возможностям, доступности, снятии многих барьеров и социальных запретов, свободе самовыражения творческий потенциал человечества реализуется все в новых и новых формах, жанрах,  сюжетах, тем самым создавая необходимое разнообразие социально-информационных проектов.

    Коммуникативная стадия информационно-креативного цикла полностью обеспечивается современными СИТ. СИТ гарантируют быстроту  ретрансляции информационных проектов и воздействий, широчайший охват аудитории, масштабность ареалов вовлечения регионов (в том числе и таких, которые сравнительно недавно находились в состоянии информационной изоляции), возможности неограниченного формирования социальных объединений людей вокруг новых проектов по принципу единства интересов.

    Возможности широкой коммуникации теснейшим образом связаны с последующей – аксиологической стадией информационно-креативного цикла. СИТ  способствуют расширению социальной базы экспертизы предлагаемых обществу проектов, повышению качества их оценки. Это происходит благодаря эффекту включенности, сопричастности  к анализу и оценке проектов, транслируемых через каналы СИТ, самой широкой общественности, различных социальных институтов, обществ, слоев и т.п. Именно СИТ, нацеленные на конкретного человека (социальные группы), доносят новые идеи, смыслы, вызывая ответную реакцию, избирательное отношение к данным смыслам, различные виды обратной связи. Этот процесс может быть сравним с такими технологиями реализации демократического управления, как выборы (голосование), плебисциты, референдумы и т.п. (Заметим, что данные средства демократической власти  в свою очередь также являются СИТ). В результате  на  аксиологической стадии креативного цикла  с помощью всей совокупности современных СИТ осуществляется процесс корректировки продукта первой стадии цикла, отбираются наиболее перспективные (или наиболее продвигаемые) проекты,  выявляются социальные предпочтения,  формируется (и изучается) общественное мнение. Итоги изучения общественного мнения по поводу тех или иных предлагаемых проектов используются самыми различными силами и структурами общества как для совершенствования данных проектов, так и в целях шлифовки технологий воздействия на публику. Это, в свою очередь,  правомерно  также рассматривать как приращение креатива.

    Наиболее значима креативная миссия СИТ на креативно-деятельностной стадии цикла культурогенеза, когда созданные и отобранные социальные проекты воплощаются в жизнь. Если понимать СИТ как средство достижения с помощью информационного воздействия определенного социального (практического) результата, то очевидно, что именно результатом действия СИТ является  социальная, преобразующая активность социума.

    Более того, креативная функция СИТ в процессе культурогенеза самым парадоксальным образом связана с их двойным назначением. Современные СИТ можно рассматривать как «иммунную систему» общества, своего рода конвекционные силы, каналы, способствующие перераспределению, уравновешению  добра и зла, полярных тенденций, способствующие внутренней самоорганизации общества. Источник креатива находится в той конфронтационности, борьбе противоположных тенденций, которые возникают в процессе применения СИТ различными социальными силами. В этой борьбе также рождается новое, идет непрерывный поиск все более сильных инструментов воздействия и контрвоздействия. Этот процесс подкрепляется сильной мотивацией, эмоциями, столкновением интересов. Характерно, что креатив возникает в любом случае при эффективном применении СИТ. В равной степени, когда воздействие СИТ было позитивно, положительно воспринято обществом, либо преследовало асоциальные или узкокорыстные цели. В первом случае последействие применения СИТ дает толчок конструктивной деятельности, запрограммированной  созидательной активности. В противоположном  - возникает стимул для поиска средств защиты от негативного воздействия, создания антиманипулятивных технологий, конструирование антидотума.

    Нельзя не отметить еще одной грани социального позитива  СИТ. В наши дня только ленивый не обличает черные («грязные») технологии, не пугает реальными и преувеличенными угрозами информационных войн. Все это и есть негативная сторона медали эффективных СИТ, проявление из двойного назначения. Вместе с тем, именно благодаря широкому распространению СИТ как средства социального управления и самоуправления правомерно констатировать определенную степень гуманизации социальных процессов, замещения, сублимации агрессии с помощью информационных, виртуальных форм.

   Не будет преувеличением сказать, что впереди век качественно нового способа  социального управления, основанного на социально-информационных технологиях. Именно поэтому исследование их истории, теоретических оснований, прикладных социальных аспектов несомненно является перспективной  задачей для целого комплекса современных научных дисциплин.

 

                                                                      Список литературы:

  1. 1. Оленев  С.М., Сляднева Н.А. Информационные основы культурогенеза. // Культурология: новые подходы: Альманах-ежегод ник, № 3-4. -М., МГУК, 1998. - С.33-48.

  2. 2. Сляднева Н.А. Интеллектуализация информационной инфраструктуры социума – приоритетное развитие информационного общества. //Библиотечное дело –2000: проблемы формирования открытого информационного общества: Тезисы докладов 5 международ. научн.конф. (Москва, 25-26 апр.2000 г.)  Ч.1. М., 2000, с. 49-52.

  3. 3. Сляднева Н.А. Информационно-аналитическая деятельность: проблемы и перспективы// WWW// fact. ru. –1999. –№. 5

  4. 4. Сляднева Н.А. Человек эпохи информатизации – Homo informaticus //Науч.-технич. информация. –1999. –Сер. 1.- № 3.- с. 9-13.

  5. 5. Сляднева Н.А. Информационное разнообразие социокультурных феноменов: перспективы антикризисного развития социума // Проблемы информатизации культуры: Сборник науч. трудов. М., 2000.

  6. 6. Сляднева Н.А. Эвристический и методологический потенциал информологического подхода// Культурология: новые подходы: Альманах-ежегодник, № 5-6. - М., МГУКИ, 1999. - С.12-28.

  7. 7. Урсул А.Д. Становление информационного общества и переход к  устойчивому развитию // Проблемы информатизации. –1997 - № 4.- С.13-20.

  8. 8. Шрейдер Ю.А. Закон Лотмана в культурологии // Информационное общество: культурологические аспекты и проблемы: Тезисы докладов международ. науч. конф. Краснодар-Новороссийск 17-19 сент. 1997.- Краснодар, 1997. -С.29-30.

  9. 9. Щедровицкий П. Не проектируйте будущее за других // Эксперт. -1998- № 45. - С.46-48.

  10. 10. Щедровицкий П. Консультант – это тот, кого пригласили еще раз // Советник. – 1999. - № 6. С.12-15.

  11. Сведения об авторе

  12. Сляднева Наталия Андриановна - доктор педагогических наук, профессор кафедры библиотековедения и книговедения Московского государственного института культуры, Заслуженный деятель науки РФ, Заслуженный работник культуры РФ

 

К оглавлению выпуска

социально-информационные технологии социокультурное проектирование информационное разнообразие социокультурной феноменологии

07.07.2015, 1483 просмотра.