Шлыкова А.С. ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ КЛАССИЧЕСКОГО ТАНЦА В БАЛЕТАХ Е.А. ПАНФИЛОВА

    Цель написания данной статьи состоит в анализе взаимосвязи традиций и новаций классического танца в балетах Е.А. Панфилова. Данной целью обусловлены такие задачи, стоящие перед статьей, как рассмотрение творческого пути Е.А. Панфилова, раскрытие особенностей взаимосвязи традиций и новаций классического танца в балетах Е.А. Панфилова.

   На протяжении многих лет происходило становление основных правил и принципов различных видов классического танца. Многие считают, что классическое наследие устарело, изжило себя. "Классическое – значит лучшее. Классика воспитывает вкус, даёт основу понимания современного искусства." [1] Несмотря на всю красоту традиционного классического танца, есть балетмейстеры, которые вносят в балет новую хореографию, образы, лексику. Одним из таких хореографов-балетмейстеров считается Евгений Панфилов. При знакомстве с его творчеством заинтересовывает манера нового, дерзкого, неповторимого и интересного видения современного балета. Этот человек не боялся вынести на сцену то, что раньше все скрывали.

    Про этого человека мало кто знает, о нём не пишут книги, мало печатают в интернете, его хореография плохо изучена. Жизнь Панфилова была очень коротка, но продуктивна и интересна. Он смог оставить после себя огромное балетное наследие. Его хореография неповторима и постепенно завоёвывает внимание зрителей.

   «Гениальный самородок», «провинциальный выскочка», «патриарх современного танца», «танцевальный провокатор» – так называли Евгения Панфилова критики. [2] И это оправдано.  

   С конца 1980-х в СССР бывали хореографы Марис Бежар и Пина Бауш. Видео с танцем модерн стало появляться в продаже. Мир официального балета старался не замечать этого. Казалось, что это может разрушить классический балет, что эксперименты Панфилова пагубно отражаются на классическом танце.

   Евгений Панфилов родился 10 августа 1955 года в северной российской глубинке (деревня Копачёво Холмогорского района Архангельской области) в многодетной семье сельской учительницы. Окончив в 1976 году военную службу, он поступил в Пермский институт культуры и искусств. Там в 23 года он впервые прикоснулся к балетному станку.

   Еще будучи студентом, в 1979 Евгений Панфилов создал в Перми театр пластического танца «Импульс», который и стал отправной точкой его хореографического творчества. Театр быстро завоевал популярность у избалованного и взыскательного пермского зрителя и привлек пристальное внимание специалистов и критиков.

   Ранний Панфилов – это сплошная провокация, постоянные броски-вызовы традиционной балетной культуре. Появляется странный фонтанирующий человек, который, с одной стороны, убеждает всех в том, что он без ума от классического наследия, но тем не менее постоянно ставит себе задачи намного выше, чем кто-либо вообще в этой стране.

   В 1985-1990 годах Панфилов повышает свой профессиональный уровень, совмещая обязанности хореографа с учебой в Московском государственном институте искусств имени А. Луначарского (ГИТИС) на балетмейстерском отделении у профессора О. Тарасовой.

   Панфилов неустанно двигался вперед по пути усложнения своего хореографического языка, но, поскольку в России не существовало школ современной хореографии, Евгений брал танцовщиков, прошедших великолепную хореографическую школу классического балета.

   В 1987 театр Панфилова был реорганизован в первый в России частный театр «Балет Евгения Панфилова». В том же году художественный руководитель прославленного Пермского государственного хореографического училища, народная артистка СССР, заслуженный учитель России Л. Сахарова пригласила Евгения вести курс танца-модерн своим учащимся. Е. Панфилов и Л. Сахарова осуществили совместный проект, который продемонстрировал органичное слияние балетных классических традиций и современной хореографии, возможность мирного сосуществования авангарда и классического балета на одной сцене, взаимообогащение двух балетных направлений.

   С 1993 по 1996 Панфилов преподавал также современную хореографию в Пермском государственном институте культуры и искусств.

   В 1994 Евгений создал в Перми еще одну оригинальную труппу – «Балет Толстых Евгения Панфилова», единственный в России коллектив подобного рода, имеющий официальный статус театра. Это был настоящий бум в театральной сфере. Балеринами стали женщины от 90 кг и больше. Панфилов дал им шанс вопреки всему. В апреле 2001 "Балет Толстых" становится лауреатом Национальной театральной Премии «Золотая Маска» в номинации «Новация» за одноактный балет «Бабы. Год 1945» – одноактный балет, посвященный 55-летию победы в Великой Отечественной войне, на музыку В.Гевиксмана, В.Мэй, В.Агапкина, Я.Гарбарека, Ф.Гласса. Премьера состоялась 26 марта 2000. Это спектакль о генетической памяти, о боли прошлого, которая до сих пор остаётся с нами. Задача постановки – рассказать о тех, кто ушёл безвозвратно, о том, чему радовались люди тех лет, чем мучились, о чём мечтали, на что надеялись. Русские бабы – российские Афродиты, с их молчаливым вековым терпением, доброй созидательной энергией, всепобеждающей силой плоти и духа, они пережили и вынесли столько, что представить их собирательный лирический образ в балете хореограф доверил артистам труппы «Балет Толстых», сознательно отказавшись от стереотипа классической балерины, неизбежно связанного с академическим образом «хрупких женских плеч». Сейчас «Балет Толстых» имеет в своем репертуаре одиннадцать самостоятельных полновесных спектаклей и несколько программ, исполняемых совместно с театром «Балет Евгения Панфилова».

   В современном танце главным выразительным средством становится напряжение, что выражается в рваных линиях поз, взрывчатой импульсивности, «срывающихся на крик» линиях, иногда в полной «отрешенности от мира». Здесь проступают те черты, которые были характерны для немецкого и американского танца модерн, чье влияние российский современный танец, несомненно, испытал на себе. Современный модерн лишён прежних монументальных форм, свойственных классической традиции. Новая хореография тяготеет к камерности, интимности, которые лучше всего отражают мир маленького, одинокого человека.

   Тем не менее, Панфилов не отказывался от классического танца целиком. Он постоянно искал свою хореографию в слиянии модерна, contemporary, неоклассики. Очень интересной работой Панфилова критики считают балет «Ромео и Джульетта», поставленный в 1996 году. В нем, как и во многих других постановках, хореограф дает свое видение и оценку мира.

   Хочется сравнить этот балет в прочтении Лавровского и трагическую концепцию в балете Панфилова. У Евгения этот балет не о любви и страсти, а об одиночестве, отчуждённости и несовместимости ценностных миров, о полной несвободе человеческой личности. Идее героического стоицизма в интерпретации Лавровского Панфилов противопоставляет идею о хрупкости, беззащитности человеческой природы, ее подвластности разрушению и смерти. Панфилов отказывается от декораций, погружая действие в пустое пространство с неизменным черным фоном.

   Тема Вражды (Монтекки и Капулетти) здесь звучит как мир мрака, темноты, грубого примитива жизни, где агрессия и цинизм составляют основу человеческого существования. В синхронном единстве развивается танец кордебалета, отождествляемый с серой безликой массой людей. Если у Лавровского танец рыцарей нес в себе черты феодальной экспансии, чопорного этикета, то Панфилов намеренно вульгаризирует этот образный мир, подчеркивая его варварство и грубость. В брутальной жесткости, рваных линиях поз, эмоциональной напряженности, в тупых и бессмысленных выражениях лиц хореограф воплощает обезличенность, бездуховность, примитивность мышления. Этой серой безликой массе противопоставлен мир детской, первозданной чистоты восприятия жизни, мир, исполненный поэтической красоты и гармонии. Сценографически это решено очень выразительно: с последними тактами танца Монтекки и Капулетти рассеивается черный мрак и сцена заливается ослепительно голубым светом. Появляются Ромео и Джульетта – герои «сказки» Панфилова.

   Джульетта в этом спектакле – совсем юное, хрупкое существо с поэтическим мировосприятием. Она живет как будто в другом «измерении», в мире грез и фантазий. Мир Джульетты подчинен поиску красоты. Но в мире цинизма и вульгарного примитива она, хотя и неосознанно, чувствует себя чужой, не такой, как все. Джульетта Панфилова замкнута в себе, погружена в свой придуманный мир, мир причудливых фантазий, мир своего творчества. Ее танец звучит в каком-то странном оцепенении.

    Если в балете Лавровского поражала сила и определенность Джульетты, то героиня Панфилова вызывает пронзительное чувство хрупкости, ранимости, детской незащищенности. Роль няни в спектакле исполнил сам Панфилов.

   В финале нет никакого очищения. Нас не покидает ощущение полной катастрофы при виде «выброшенных из жизни детей», не нашедших понимания и любви в античеловеческом мире. Яркая луна освещает мертвые тела, а падающий снег создает атмосферу пронизывающего до костей холода. Ужасающее впечатление производит финал балета, где волчий вой передает познание катастрофы человеческого бытия.

   "Вряд ли можно причислить эту работу к художественным открытиям, однако социокультурное значение постановки Панфилова, несомненно, велико, поскольку она реально отражает духовную ситуацию в России конца 1990-х годов. Однако жесткий взгляд на мир не означает «жестокий театр»: мир Панфилова намного сложнее и человечнее. При всей жесткости и беспощадной правдивости в оценке мира Панфилов умеет сочувствовать и сострадать своим героям, переживающим одиночество, отчужденность, непонимание и агрессивность со стороны враждебных сил. Эта новая позиция в трактовке шекспировского гуманизма эстетически самоценна и убедительна". [3]

   В балете «Золушка. Часть вторая, последняя» Панфилов поднимает вопрос «А что было бы с Золушкой, если бы она осталось во дворце после 12?» Там нет хрустальной туфельки, там мрачный мир интриг и грязных игрищ. Наивной простой девушке здесь всё чуждо и страшно. Панфилову был нужен луч света. Спасением становится встреча с Тарзаном, которого Панфилов просто выдумал. Тарзан становится символом любви и естественности в отношениях.

   В 1997 на прославленной сцене Мариинского театра (Санкт-Петербург) состоялась премьера балета И. Стравинского «Весна священная», который был поставлен Панфиловым по приглашению художественного руководителя Мариинского театра В. Гергиева.

   B 1997 и 1998 Панфилов, единственный из российских хореографов, был приглашен на Международный фестиваль Сакро-Арт (Локкум, Германия), для которого осуществил специальные постановки балетов на сакральные темы: философскую, потрясающую мощью хореографии танц-мистерию «Аввакум» (представлена на Национальном театральном фестивале «Золотая Маска» 1996-1997 в номинации «Лучший спектакль») и одноактный балет «Лютер». На этом фестивале известные зарубежные театральные деятели и критики единодушно назвали Евгения Панфилова «хореографом XXI-го века».

   Ещё одна постановка Панфилова, вызвавшая много вопросов критики, – «Клетка для попугаев». Здесь показаны судьбы людей-попугаев, которые имеют свою историю, но все они должны подчиняться законам общества. Через четыре года после смерти балетмейстера этот одноактный балет станет лауреатом премии "Золотая маска" в номинации "Современный танец".

   В декабре 2000 частный театр «Балет Евгения Панфилова» был удостоен нового статуса: теперь это Пермский Государственный театр «Балет Евгения Панфилова». Имя хореографа закреплено в названии государственного театра как знак исключительных заслуг и достижений в области развития современной хореографии России.

   В мае 2001 хореограф создает еще одну экспериментальную мужскую труппу «Бойцовский клуб Евгения Панфилова», которая уже в конце месяца выходит на сцену с программой «Мужская рапсодия», лейтмотивом которой является торжество мужской телесности, брутальной и элегантной одновременно, тема мужской самодостаточности, мужской энергии, мужского братства. В состав коллектива вошли ребята из различных спортивных секций и тренажёрных залов. И Панфилов смог объединить их в гармоничное танцевальное целое.

   Во всех последних спектаклях Панфилов открылся еще одной стороной своей великой личности. Его давно волновали экзистенциальные вопросы, он все глубже проникал в лабиринты сознания и подсознания и воплощал образы, увиденные там, в своей неповторимой хореографии.

   Панфилов являлся не только хореографом, но и режиссером всех своих спектаклей, создавал эскизы всех костюмов к своим балетам, неизменно ошеломлял публику эксцентрическими сценографическими изобретениями и оригинальными исполнительскими находками. Обладал незаурядным поэтическим даром.

   Великий Мастер создал в Перми и оставил для России не только свой уникальный театр, но и школу по-настоящему современной хореографии. Непросто было отказаться от постулатов классического танца. Панфилов безжалостно ломал привычки и стереотипы. Он провоцировал, наверное, всех: артистов, чтобы вытянуть необходимую эмоцию, зрителя, критиков и даже самого себя, чтобы вытащить новое, пусть из извилин мозга, из души, из бессознательных фантазий, чтобы не повторяться. Повтор в искусстве – смерть, даже хуже. Панфилов-новатор, не боявшийся показывать на сцене то, что остальные боятся. Но новое невозможно без опоры на старое. Поэтому новаторство балетмейстера и традиции классического танца тесно переплетены в его балетах.

   13 июля 2002 Евгений Алексеевич Панфилов трагически погиб.

   «...Новаторский дягилевский дух воскрес в Панфилове. Он самый неожиданный и самый смелый, самый одаренный из его поколения». [2]

   «Быть первым, быть лучше, – иначе бесполезно», – такой девиз носил Панфилов всю жизнь. Он оставил после себя огромное балетное наследие, его постановки живы, его коллектив активно участвует в различных фестивалях и конкурсах. Жаль, что такой мастер так мало прожил. Кто бы знал, на что ещё способен этот хореограф.

    В данной статье мы познакомились с жизнью и творчеством Панфилова, раскрыли особенности взаимосвязей традиций и новаций классического танца в балетах Е.А. Панфилова. Нами сделан анализ балетных постановок в разные годы жизни хореографа.

Список литературы:

1. Савинкова О.В., Ивашина Ю.В. «Открытый мир классического танца. Традиции и новаторство». М., 2014. С. 9.

 2.  http://www.balletpanfilov.ru/bio.html

 3. Сабрекова Г.С. Балетные интерпретации трагедий  Шекспира. М., 2008. С. 269-272.

Сведения об авторе

Анастасия Сергеевна Шлыкова

магистрант 1-го года обучения

Московского государственного института культуры

Направления подготовки «Хореографическое искусство»

Программа «Педагогика балета: Классический танец»

К оглавлению выпуска

#танец#новации#искусство#традиции#Панфилов#балет#противостояние#выразительные средства#эмоции#критика#модерн#dance#innovations#art#traditions#E.Panfilov#ballet#opposition#means of expressiveness#emotions#critics#modern#

24.09.2015, 1003 просмотра.