Е.В. Уварова Чтение в эпоху мультимедиа: постановка проблемы

    С появлением персональных компьютеров в мире наступило время информационного изобилия и трансформации когнитивных процессов – началась эпоха мультимедиа. Ее отличительными чертами являются  массовая компьютеризация, наличие многочисленных информационных сред, интеграция различных видов данных, интерактивность.  Взаимодействие человека с миром все больше и больше строится через посредника – определенное устройство (компьютер, телефон, планшет и т.д.). С его помощью мы общаемся, узнаем новости, читаем, слушаем музыку, смотрим фильмы, делаем покупки, рисуем, пишем и даже учимся. Помимо знакомого реального мира формируется мир виртуальный, где находит отражение, чуть преломляясь, все сущее, в том числе наше «я».  Перед нами раскрываются многочисленные возможности – мы можем, не выходя из дома, найти новых друзей,  увидеть другие страны, услышать шум океана и, конечно, получить одно и тоже знание в самых разных формах – фото-, видео-, аудиодокумент, анимация, схема, текст, гипертекст или через сочетание разных форматов в мультимедийном продукте. Мы способны не только «поглощать» готовый материал, но и компоновать, изменять его вид по своему вкусу, меняя как формат, так и содержание. Благодаря информационным технологиям и процессу глобализации мы оказываемся, связаны друг с другом невидимыми нитями, являясь потребителями в ничуть не меньшей степени, чем соавторами. Нагляднее всего это демонстрирует сеть Интернет, где чуть ли не каждое событие вызывает волну вариаций изложения, комментариев и примечаний.

    Знакомство с миром осуществляется через разные органы чувств – мы осязаем предметы, обоняем запахи, видим цвета, формы, слышим звуки, ощущаем вкус. С момента рождения нас интересует кто мы, что вокруг нас, и мы постепенно познаем мир через названные чувства. Постепенно наши чувства получали новые инструменты. Самым мощным инструментом стало слово, за которым пришла письменность и, наконец, книга. История чтения также не статична – сущность и процесс чтения менялись со временем. Как пишет исследователь Ю. П. Мелентьева в IX –X веках чтение было эзотерическим, в XV веке оно стало познавательным, с XVIII века, мы уже говорим об утилитарном чтении [4]. Соответственно, первоначально чтение  «вслух» перешло в чтение «про себя». Сегодня развились такие виды чтения – чтении-просмотре, аудиочтении и т. д. Чтение менялось, естественно, не просто так, а имея исторические, технологические и социальные предпосылки. Также как и меняется оно теперь – с приходом и внедрением в повседневную жизнь информационных технологий, развитием культуры, становлением информационного общества.

     В XXI веке чтение подверглось сложным изменениям. Часть этих изменений связана со спецификой развития нашей государственной политики – падением престижа таких важных социальных институтов, осуществляющим руководство чтением, как школа и библиотека, а также переходом к рыночной экономике, делающей приоритетным получение прибыли, а не повышение культурного уровня жизни населения.

     Однако, наиболее глубинные изменения связанны, как уже упоминалось выше, с информационными технологиями. Мультимедиа-культура это, прежде всего, экранная культура. Мы воспринимаем буквы, цифры, схемы, рисунки через определенное технологическое устройство – программу, которое снабжено средством вывода – экраном.  Экран заменяет собой многие другие предметы, в том числе, и хорошо если только отчасти,  книгу. Конкретные сервисы позволяют при чтении выбирать цвет страницы, шрифт, в автоматизированном режиме вести заметки, обсуждать прочитанное с другом или даже автором, заглядывать в словарь за разъяснениями, выделять фрагменты текста на печать, увеличивать изображения, переходить к дополнительной информации, сопровождать чтение музыкой или приятными звуками. Такие возможности воспринимались бы целиком положительно, владей собой человек в полной мере. Но компьютер многофункциональное устройство, способное как развивать, так и развлекать – склонять к пустому времяпрепровождению, прокрастинации, заимствованию чужих идей и труда.

     Выражается это, во-первых, в том, что человек за компьютером, а это большая часть жизни современного человека, почти всегда находится в режиме многозадачности – может читать одновременно несколько документов, общаться с другом, просматривать новостную ленту, играть в онлайн-игру, а, значит, часто отвлекается и из-за этого не просто непродуктивен, но и сильно устает. Эрл Миллер, нейробиолог из Массачусетского технологического института утверждает, что наш мозг не создан для многозадачности и воспринимает ее как стресс: «частое переключение между задачами вызывает чувство тревоги, повышается уровень гормона кортизола» [1]. Более того, в своем недавнем исследовании профессор психологии Стэнфорд Расс Полдрак обнаружил, что запоминание информации в режиме многозадачности приводит к тому, что информация сохраняется в неправильном месте. Если дети учат уроки и одновременно смотрят телевизор, то информация из учебников попадает в полосатое тело, отдел мозга, отвечающий за условные рефлексы, поведение и навыки, но не за хранение фактов и идей. Если отвлекающих факторов нет, информация попадает в гипоталамус, где она структурируется и категоризируется по разным критериям, что облегчает доступ к ней в дальнейшем [1]. Таким образом, привычка к многозадачности это усталость вкупе с потерянным временем и упущенными фактами. Склонность к постоянным переключениям ведет к трудностям в концентрации внимания. Сами пользователи, кстати,  переоценивают собственные возможности и часто скептично относятся к результатам подобных исследований.

   Во-вторых, мультимедийность современности предлагает большой объем информации, существующей в самых разных форматах, видах и ее рассеивание по различным источникам. С одной стороны, барьер препятствующий распространению знания максимально снижен, если, конечно это не экстремистская литература. С другой, публикующих организаций сегодня так много, что подчас необходимый материал затеривается, бывает так, что даже о выходе его в свет неизвестно. Одновременно в интернете циркулирует много бесполезной информации, исследователи определяют ее как «fast read» (по аналогии с американским fast food) – «публикации, которые формально удовлетворяют информационные потребности, утоляют информационный голод, однако не несут ничего особенно ценного и только засоряют восприятие читателей» [5].

   Помимо этого в сети успешно функционирует целый ряд сервисов, распространяющих непроверенную и даже лживую информацию. Популярность таких сервисов наносит большой вред подрастающему поколению. С января 2015 года по июль 2016 года учёными Стэнфордского университета проводилось исследование среди американских студентов и школьников. Оно выявило, что большинство молодёжи не различает в сети Интернет реальные редакционные материалы, нативную рекламу и фейковые новости [2]. В России ситуация также пока  безрадостна. С 1 января 2017 года вступает в силу закон № 208 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях". Этот нормативно-правовой акт призван регулировать деятельность новостных агрегаторов и предусматривает ответственность за размещение лживых и дезинформирующих данных.

  Сориентироваться в информационном потоке нам помогает, как и прежде, отбор, анализ и систематизация библиотекарей и иже с ними. Создание сводных каталогов, обзоров литературы, тематических списков, оцифровка редких и ценных книг с выкладыванием их в свободный доступ сегодня крайне актуальна. В 2016 году ситуация выглядит намного благоприятнее, чем, скажем, в 2000 году, однако сказать, что проблема близится к разрешению все еще нельзя. Усугубляется положение незнанием или неумением читателей пользоваться современным библиографическим сервисом. Другими словами, низкий уровень информационной культуры, дает основания для дезориентирования в информационном пространстве и пользованию ограниченным кругом ресурсов.

   Свободный доступ к огромным информационным массивам делает современного читателя более пассивным, ленивым. Зная, что в любой момент он может залезть в Интернет и быстро восполнить информационный пробел, он не делает усилия, чтобы как следует сосредоточиться и запомнить материал. Меняется и отношение к книге. Она начинает восприниматься как обезличенный. источник информации (как сайт или гиперссылка) [8]. Мировоззренческая функция книга отходит на задний план. Интеллектуальный труд, который априори строится на обработке чужой интеллектуальной деятельности – написание рефератов, докладов, курсовых, дипломов и диссертаций, с развитием информационных технологий и сети Интернет стал проще. Однако, он принес с собой риск «легкой наживы». Сегодня пользователь со школьных лет знает, где скачать готовую контрольную, реферат и доклад и как, немного переделав содержание, выдать работу за свою. Плагиатом грешат даже доктора наук. Слишком велик соблазн сделать все быстро и чужими руками.

   Не смотря на продолжительное времяпрепровождение за компьютером и в сети Интернет в условиях многозадачности и информационного изобилия, современный человек – читатель и, наверное, никогда еще мы не читали так много. Под словом чтение, в данном случае, мы подразумеваем сложный познавательный процесс декодирования символов, направленный на понимание текста. Таким образом, читаем мы рекламные баннеры, объявления, анекдоты, посты в сетях и т.д. Нарекание и тревогу общественности вызывает качество чтения. К чертам современного читателями часто относят клиповое мышление, которое влияет на его читательский выбор и организацию чтения как процесса.

   К. Г. Фрумкин определяет клиповое мышление, как вектор в развитии отношений человека с информацией, способность быстро переключаться между разрозненными смысловыми фрагментами, но неспособность к восприятию длительной линейной последовательности – однородной и одностильной информации [7]. Основная проблема клипового мышления – отсутствие контекста. Контекст (от лат. «contextus» – тесная связь, соединение) – обладающая смысловой завершенностью устная или письменная речь, позволяющая выяснить смысл и значение отдельных входящих в ее состав фрагментов [6]. Кандидат психологических наук Т. В. Семеновских выделила такие характеристики клипового мышления как конкретность мышления; фрагментарность (отсутствие целостного восприятия); ориентация на понятия меньшей степени общности; алогичность; лабильность [6]. Таким образом, люди экранной культуры склонны к перепрыгиванию с идеи на идею, быстро устают, испытывают трудности при анализе явления и ситуации.

    Клиповое сознание породило курсорное чтение (“бегающее чтение”), максимально удобное при просмотре больших массивов данных. Однако, оно делает читателя не способным к самостоятельному продуцированию идей, к подлинному творчеству. Таким образом, у молодых людей, предпочитающих «чтение по диагонали», возникают не только проблемы с глубоким анализом, но и с творчеством [5].

    Развитию клипового сознания способствовало телевидение и сеть Интернет. Согласно опросу Левада-центра, проводимого в сентябре 2016 года в 137 населенных пунктах 48 регионов страны пользуются Интернетом 73% граждан в возрасте от 18 лет и старше, из них 47% делают это ежедневно и мы знаем, что количество пользователей сети неуклонно растет.

    Ситуация с чтением именно литературы обстоит иначе. Согласно  соцопросу, проведённому в апреле 2015 года Аналитическим центром Юрия Левады в 134 населённых пунктах 46 регионов РФ только 11% опрошенных читают книги практически ежедневно. Еще 17% стараются читать книги как минимум раз в неделю и 19% как минимум раз в месяц. Однако, всего лишь 10% читают книги в печатном виде.

   Можно сделать предположение, что, именно многозадачность современного человека вкупе с клиповым мышлением  объясняют перенос чтения в электронное пространство. Чтение электронного документа подразумевает более вольное обращение с текстом, широкий круг возможностей для переключения внимания, шанс еще больше времени не расставаться с компьютером – быть на связи с друзьями,  следить за обновлением новостей. Не говоря уже о том, что Интернет это огромная библиотека, где доступен любой документ в один клик, тогда как покупка печатной книги может сегодня заметно ударить по карману, а поход в библиотеку займет время и не всегда увенчается успехом.

    Прогрессируя, человечество неуклонно идет в сторону все большего комфорта – получить желаемое с самыми меньшими усилиями. На этом пути не все проходит гладко. Как пишет  Н. Д. Карр, главная беда автоматизации – она часто дает нам то, в чем мы не нуждаемся, но утрачиваем необходимые для нас функции [3]. В своей книге «Cтеклянная клетка. Автоматизация и мы» он приводит следующий пример: «Чем совершеннее компьютерная система, – отмечает один из сотрудников Теркл, – тем больше уверенность в том, что она исправит ваши ошибки, и вы начинаете доверять всему, что появляется на экранах и в распечатках. Это какое-то животное чувство». Именно это «животное чувство» в области чтения приводит к тому, что мы перестаем критически воспринимать информацию из Интернета. Мы боимся написать что-то самостоятельно, не имея перед собой опоры в виде подобного текста из сети. Выбирая фильм или книгу для чтения, мы больше склонны доверять рекомендательным спискам из сети Интернет, чем собственной интуиции и советам знакомых. Не найдя искомого документа на просторах сети, молодежь скорее откажется от его поиска совсем, чем обратится за помощью в библиотеку или учебное заведение.

   Эпоху мультимедиа отличает: высокая степень конкуренции текста и других видов источников информации, низкий уровень информационной культуры при всё увеличивающемся объеме появляющейся информации, включенность читателя в виртуальный мир, зависимость от него. Проблема чтения в эпоху мультимедиа это проблема адаптации человеческого мозга к автоматизации. Она коренится в изменении восприятия, преобладании «беглового чтения» над медленным, вдумчивым чтением, привычке к постоянным переключениям между текстами и действиями, одновременное течение сразу нескольких сенсорных процессов.

    Информационные технологии приносят невиданные ранее возможности, но сопровождаются информационной усталостью, стрессом, потерей навыков, связанных с концентрацией внимания, умением анализировать большие объемы информации, долговременной памятью. Не смотря на то, что сегодня читают больше, чем когда бы то ни было, чтение это, зачастую, носит случайный характер. Оно с одной стороны, менее вдумчиво, а с другой стороны более прагматично. Современные ученые расходятся в оценке отмеченных тенденций, но единогласны в том, что еще рано петь дифирамбы цифровому веку или впадать в панику из-за низкой культуры чтения. Сегодняшняя наша задача состоит в поиске золотой середины – положения, при котором будут созданы условия для всестороннего развития личности, воспитания здорового и умного поколения людей, умеющих не только читать, но и анализировать, сопоставлять прочитанное, уметь применять знания на практике и, наконец, по-настоящему вдохновенно творить.

 

Список литературы

  1. 1. Журавель, П. Многозадачность негативно влияет на продуктивность [Электронный ресурс] /  П. Журавель // Begemot: информационный портал. – 2016. – Режим доступа: http://begemot.media/persons/mnogozadachnost-negativno-vliyae/. – Дата обращения: 01.09.2016.

  2. 2. Исследование: большинство молодежи не различает настоящие новости, фейки и нативную рекламу [Электронный ресурс] // TJournal.ru. – 2016. – Режим доступа: https://tjournal.ru/37686-issledovanie-bolshinstvo-molodyozhi-ne-razlichaet-nastoyashie-novosti-feiki-i-nativnuu-reklamu. – Дата обращения: 24.11.2016.
  3. 3. Карр, Н. Стеклянная клетка. Автоматизация и мы [Текст] / Н. Карр. – Москва: Колибри; Азбука-Аттикус, 2015. – С. 256.
  4. 4. Мелентьева, Ю. П. Эволюция понимания сущности чтения [Текст] / Ю. П. Мелентьева // Проблемы современного образования. – 2012. – №1. – С. 68-72.
    1. 5. Набиева, Е. А. Чтение в эпоху информационных технологий [Текст] / Е. А. Набиева // Человек в мире культуры. – 2014. – № 1. – С. 38-41.
    2. 6. Семеновских, Т. В. Феномен «клипового мышления» в образовательной вузовской среде [Электронный ресурс] / Т. В. Семеновских // Науковедение. – 2014. – № 5. – Режим доступа: http://naukovedenie.ru/PDF/105PVN514.pdf. – Дата обращения: 01.09.2016.
    3. 7. Фрумкин К.Г. Клиповое мышление и судьба линейного текста [Электронный ресурс] / К. Г. Фрумкин // Топос: литературно-философский ж-л. – 2010. – №9. – Режим доступа: http://www.topos.ru/article/7371. – Дата обращения: 10.09.2016.
    4. 8. Чудинова В. П. Тенденции и содержание чтения подростков:  возможности коррекции [Текст] / В. П. Чудинова // Чтение. XXI век: коллективная монография. – Челябинск, 2014. – С. 108-124.
    5. сведения об авторе

    6. Уварова Екатерина Валерьевна - библиограф Центральной городской библиотеки им. А. С. Пушкина г. Орла, аспирант Орловского государственного института культуры

К оглавлению выпуска

чтение

17.02.2017, 446 просмотров.