Басангова Г.М. КУЛЬТУРА В РАМКАХ НАУЧНО-ФИЛОСОФСКОГО КОНТЕКСТА 1950-80-Х ГОДОВ

Проблема культуры всегда оставалась открытым философским вопросом, но в ХХ веке эта тема стала вызывать более оживленные дискуссии. Ввиду произошедших изменений: кризиса старого и установления нового порядка, понятие культуры занимает важное место в философских исследованиях.

Коммунистическая идеология внесла философию культуры в разряд буржуазных лжеучений, о которых не принято было говорить. Культура находилась под жестким прессом марксистской доктрины, а самое понятие «культура» отсутствовало.

Октябрьская революция определила социалистический характер развития общества в СССР и создала условия для трансформации культуры по линии социализма. Советское общество прошло через множество стадий развития, от захвата рабочими политической власти и до последовательной смены власти к коммунистическому обществу. Цели и условия культурного развития и культурной политики в стране проходили множество различных стадий для достижения всеобщего блага.  

Для того чтобы понять, чем являлась культура в Советское время, я предлагаю проследить становление мысли о культуре с момента Октябрьской революции и вплоть до позднесоветского периода. Подобный анализ поможет понять, какую трансформацию прошла «культура» в СССР. Этапы культурной политики в Советском Союзе демонстрируют, какие категории включало понятие культуры.

С установлением большевистской власти главная сложность заключалось в том, что необходимо было определить основной вектор культурного развития нового общества. «Ультра-революционеры» – А.А. Богданов, В.Ф. Плетнев и другие представители организации Пролеткульт, требовали полного отказа от культурного наследия прошлого, которую они описывали, как буржуазное, и хотели с нуля построить пролетарскую культуру. Однако, когда концепция пролетарской культуры была дискредитирована, появилось мнение, что культура – это нечто ценное и то, что стоит вне класса. Но никто не хотел углубляться в суть понятия «культура», поэтому решено было считать, что культура – это комплекс привычек, знаний об окружающем мире, которые есть у «культурных» людей, и которых нет у «отсталых». (6, с. 99).

На тот период культуру условно можно было разделить на три уровня, где к первому уровню культуры относились первичные правила личной гигиены и владение грамотностью на элементарном уровне. Второй уровень подразумевал знание правил поведения за столом, обращения с женщиной, основы коммунистической идеологии. Третий уровень, которым должны были владеть представители правящего класса и новой советской элиты, требовал знания культуры этикета и способности разбираться в литературе, музыке, балете.

Российский социолог Вадим Волков подробно анализирует концепцию культурности, которая отождествлялась с индивидуальными эффектами культурной политики. «Культурность» имела оттенок личного достижения, не было четкой формулировки, как стать культурным. Чтобы стать «культурным человеком», необходимо было не только работать над собой, но и также за счет меняющихся условий извне. (2, с.199).

Следующий этап культурной революции характеризовался временем интенсивной трансформации культуры по исключительно социалистической линии. Возможно, выделение именно этой даты в качестве следующей ступени культурной революции было связано с проведением Шахтинского процесса весной 1928 года, когда группу инженеров из Шахтинского района Донбасса обвинили в связях с иностранными капиталистами и разведывательными службами. Именно после этого процесса прошла волна арестов среди инженеров и специалистов других профессий. Шахтинский процесс резко изменил направление культурной политики, учитывая то, что Ленин намеревался использовать опыт этих специалистов, которые относились к категории дореволюционной интеллигенции, то есть «буржуазной интеллигенции». Основные задачи культурной политики заключались в подготовке новообразованного рабочего класса, введении семилетней школы, повышении уровня науки и художественной культуры, устранении культурного неравенства между работниками интеллектуального и физического труда, городами и сельских населенных пунктов, и между жителями различных союзных республик. Особое внимание было уделено утверждению материальной базы культуры, для того чтобы удовлетворить основные культурные потребности населения, расширить культурные контакты. Последняя ступень культурного конструирования была связана с трансформацией социалистической культуры в коммунистическую.

В своей статье особое внимание я хочу уделить 1950 – 1980 гг., тому периоду, когда появилась потребность переосмыслить концепцию культуры и углубить знания о ней. В этот период появляются различные концепции культуры, проводятся многочисленные конференции по этому вопросу, появляются монографии исследователей, проводятся круглые столы. С одной стороны, возникший резонанс вокруг понятия «культура», помог накопить достаточное количество эмпирического материала, активно развивается культурология, как общая марксистско – ленинская теория культуры. Но с другой стороны, все это породило немало путаницы и перетекания одной концепции в другую, появляются достаточно пестрые представления о культуре, которая породила ситуацию систематизации данных представлений, и естественно необходимо было создать общую – социально – философскую концепцию культуры. Было довольно сложно достигнуть некого единого мнения в столь бурном потоке мыслей и дискуссий. Ввиду сложившейся ситуации на тот момент методологическое исследование культуры выходит на первый план.

В указанный выше промежуток времени выделяется сразу несколько теорий культуры, которые стали занимать довольно устойчивую позицию в философских дискуссиях. Особое место принадлежит деятельностной концепции культуры, согласно которой культура рассматривалась  в качестве творческой деятельности, и сторонниками данного подхода были А. Арнольдов, Э. Баллер, В. Межуев, Л. Коган, Н. Злобин. Они рассматривали культуру в качестве хранилища духовных ценностей. Представители несколько другой позиции культуры как человеческой деятельности во главе Э.С. Маркаряном, Ю. Жданова, М. Кагана, В. Давидовича увидели в деятельности человека ключ к познанию сущности человека и человеческого сознания, именно она отличает человеческий мир от биологической формы жизни. Согласно их мнению личность играет созидающую роль в  человеческой деятельности.

Несмотря на всеобщее признание данного подхода в советской философской среде 60 – х годов, деятельностная концепция культуры не могла предоставить исчерпывающие знания о культуре. Помимо данного подхода существовал ряд других концепций: семиотическая (М. Лотман), диалогическая (М. Бахтин, В. Библер), мировозренческо – антропологическая (В. Шинкарук). Особое место и существенный вклад в развитие теории о культуре внесла московско – тартуская семиотическая школа, опиравшаяся на семиотику и структурный анализ, ее основатели – Ю. Лотман, А. Пятигорский, Б. Гаспаров, В. Иванов, В. Топоров, Б. Успенский, В. Успенский, А. Жолковский. Школа развивала традиции русских формалистов и структурализма.

Таким образом, можно сделать вывод, что понятие «культура» претерпела грандиозную трансформацию с момента установления советской власти. Если в 1920 – е годы данный термин был довольно обширным и поверхностным, т. е. термин «культура» включал представления о личной гигиене, знание определенной литературы, музыки и т.п., то с течением времени «культура» стала вбирать в себя более существенные и глубокие мысли. Расцвет становления культурологической мысли происходит в 1960 – х годах ХХ века, когда философы стали задаваться вопросом о сущности культуры. Конечно, не только философы внесли вклад в разработку множества концепций о культуры, это тяжелый и огромный труд целого поколения гуманитариев. По мнению российского историка философии А.Л. Доброхотова, «одним из главных результатов прошедшего двадцатилетия стала уверенность в том, что культура действительно может быть предметом современной науки – как в ее эмпирической версии (культурология), так и в метафизической (философия культуры)» (4, С. 176).

  

Список литературы

 

  1. 1. Вавилин Е.А., Фофанов В.П. Исторический материализм и категория культуры. Теоретико-методо­логический аспект.— Новосибирск: Наука, 1983. -198 с.
  2. 2. Волков В.В. Концепция культурности, 1935 – 1938 годы: Советская цивилизация и повседневность сталинского времени // Социологический журнал. 1996. №1 – 2. С 194 – 213.
  3. 3. Время, вперед! Культурная политика в СССР / под ред. И.В. Глущенко, В.А. Куренного; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. Дом Высшей школы экономики, 2013. – 272 с.
  4. 4. Доброхотов А.Л. Философия культуры: учебник для вузов / А.Л. Доброхотов; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. Дом Высшей школы экономики, 2016. – 557 с.
  5. 5. Маркарян Э.С. О генезисе человеческой деятельности и культуры. Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1973. -146 с.
  6. 6. Пономарев Б.Н. Задачи исторической науки и подготовка научно – педагогических кадров в области истории (Доклад на Всесоюзном совещании историков, проходившем в Москве 18-21 декабря 1962 г.) // Вестник Академии наук СССР. 1963. Вып. 2.
  7. 7. Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30 – е годы: Город. М.: Российская политическая энциклопедия, 2008.
  8. 8. Zvorykin, A.A. Cultural Policy in the Union of Soviet Socialist Republics. Paris: Imprimerie Blanchard, 1970. 

Сведения об авторе

Басангова Гиляна Михайловна - аспирант ФГАОУ ВПО «Национальный исследовательский университет – Высшая школа экономики». 

К оглавлению выпуска

конференции

22.06.2017, 332 просмотра.