Н.В. Колпакова, Н.Н. Елкина ЧАСТНЫЕ БИБЛИОТЕКИ РОССИИ: ИЗ ПРОШЛОГО В БУДУЩЕЕ

  Данное исследование посвящено теме, возникшей еще в первой половине XX в. К сожалению, переосмысление культурного развития России в советский период не включало глубокого и полного рассмотрения такого русского феномена, как частные библиотеки в центральных, провинциальных и уездных городах и усадьбах. Работы, связанные с этой темой, носили чисто теоретический характер, и почти ничего не было сделано для ее возрождения. Вместе с тем уникальные книги, находящиеся в книгохранилищах, оказались недоступны исследователям. Сегодня с помощью средств современной полиграфии появилась возможность воссоздать в аутентичной форме лучшие издания прошлого, что способствует как их изучению, так и расширению фондов общественных и частных библиотек нашей страны.

  Многие десятилетия отечественное культурное наследие подвергалось неоднократным сокрушительным ударам. В настоящее время возрождение духовно-интеллектуального потенциала нации стало частью глобальной стратегии возрождения России. Необходимо осознание исторического чувства времени, чувства национального достоинства, чувства сопричастности к отечественной культуре. Появляется новая оценка российского наследия как фактора общемировой духовности. Было время разбрасывания камней, настало время их собирать – процесс передачи накопленных прошлыми поколениями знаний становится очень важным.

  В данном исследовании мы задались целью выяснить количество частных библиотек на начало века, чтобы понять значимость этого ресурса для Российского государства. Обратимся к статистике 1913 г. – года празднования 300-летия Дома Романовых. Именно к этому юбилею была предпринята полная инвентаризация имущества, имеющегося в империи, «вплоть до последней блохи». Установлено, что число дворянских владений на 1905 г. в 47 губерниях Европейской России (без Прибалтики) составляло 105 739; купцов и почетных граждан – 22 815 [1]. Соответственно, с большой долей вероятности можно предположить, что частных библиотек на начало XX в. насчитывалось около 100 тысяч (с объемом фонда каждой из них от 500 до 25 000 единиц) [2].

  Русская усадьба осмысливалась как символ российской культуры, поэтому самое ценное и главное, что в ней было и что определяло статус и положение владельца в обществе, это библиотека – душа имения, которая привлекала всех членов семьи, друзей и гостей. Здесь хранились самые дорогие сердцу сокровища – альбомы, письма, собственные сочинения, а также коллекция книг, которая приумножалась каждым последующим поколением.

  Какие же книги стояли на полках этих библиотек, чем интересовались, что влекло, воодушевляло, расстраивало, восхищало их владельцев?

  Известно, что к 300-летнему юбилею Дома Романовых решено было провести и полное обследование «исторической жизни» России. Так, в «Русском библиофиле» № 6 за октябрь 1912 г. имеются любопытные сведения. В отчете Бориса Гласко [4, С. 22–33.] приводятся данные, представленные в Костромскую Архивную комиссию по Буйскому уезду Костромской губернии, который «самый глухой, самый забытый». Автор сообщения указывает, что «книги… были почти во всех усадьбах, за очень немногими исключениями». Он описывает только самые главные, наиболее характерные группы книг в каждой из них. Так, библиотека усадьбы генерала В.В. Сипягина насчитывала «более 10 000 томов, между которыми немало редких и ценных изданий русских, английских, итальянских книг и гравюр, разрозненных и полных изданий XVII–XVIII веков». Здесь же книги по «…географии: Рубан. Описание Москвы 1782 г.; Указатель Москвы 1793 г.; Описание Калужского наместничества 1785 г. (то же Казани, Владимира и др. городов); Краткое описание древних российских путешествий» и т.д. Не менее интересен был отдел истории: «Татищев. История 1769 г.; Древнего летописца ч. I. 1774 г.; Туманский Ф. Собрание разных записок о Петре 1788 г. …Вдвое меньше томов заключает отдел философии, общественных и религиозных книг» [4, С. 27].

  Указывается также на книги (русские, французские, немецкие, английские и итальянские) самого обширного отдела – беллетристического, а также издания по местной истории и географии (исторической). Одна из крупных библиотек сохранилась в усадьбе Ивановское бывшего предводителя дворянства Буйского уезда Геннадия Николаевича Глаголева, в которой первое место занимал «мистический отдел» [4].

   Имелись книги по математике и астрономии.

  Хранились в каждой библиотеке и даже представляли определенный интерес книги исторического, юридического, бытового содержания, а также документы и бумаги XVI–XVIII вв. «Не менее любопытно собрание бумаг XVII и XVIII веков в имении Нелидовых „Высокое“ (30 верст от Буя). Вот их примерный список: Грамота царя Федора Алексеевича; Уставная грамота для соборов, 7195 г.; Противорядная, 1701 г., 30 янв.; Сговорная запись Ив. Писемского, 15 февр., 7165 г.; Договор оброчной аренды, 1701 г., Апреля, Ив. Федор. Писемского; Заемное обязательство, 7178 г. Иван. Иван. Баскакова; Грамота царей Иоанна и Петра Алексеевичей, 7198 г. <…>

  Если подсчитать все книги в указанных библиотеках Буйского уезда, то их может набраться свыше 15 000 томов, но и на основании здесь перечисленных можно сделать некоторые выводы, определить общую характеристику помещичьих библиотек, отметив, в чем состоит их сходство и чем они друг от друга отличаются.

  В прежнее время помещичье дворянство было сосредоточено на общественно-политической, литературной и научной жизни страны, и каждый, принадлежащий этому сословию, играл свою особую, индивидуальную роль в истории государства или, хотя бы, местной, поэтому и библиотеки разнились по своему содержанию.

  Из перечисленных помещичьих библиотек, соответственно истории отдельных помещичьих родов, мы не найдем двух совершенно тождественных или даже похожих. В усадьбе бывшего униатского архиерея – мы имеем дело преимущественно с литературой времен Унии. В усадьбе католички, воспитанной на французском сентиментализме, мы видим, главным образом, книги нравоучительного (и притом в духе французского католицизма) содержания. В усадьбе Монастырщина мы имеем дело с другой стороной истории Унии, историей православных братств. В усадьбе Антоново мы имеем дело с фолиантами средневековыми и литературой времен польских восстаний (особенно любопытна переписка того времени). В усадьбе Н.И. Тургенева находим материал, касающийся декабрьского бунта, освобождения крестьян и истории французской революции. В усадьбе Н.М. Языкова мы видим последовательно собранные книги, начиная с ложноклассицизма и кончая романтизмом. Во всех усадьбах Буйского уезда мы имеем дело со свитками Московских царей, челобитными и пр. и пр.» [4, С.30].

  Что же касается периодических изданий, то В.П. Соколов – автор следующей статьи [5] – отмечает: «Книжки старинных ежемесячников, двухнедельников хранились прежде почти в каждой помещичьей усадьбе, как пришлось в этом убедиться из былых поездок по России. Бывало, после дневных трудов, лежа в полной тишине в кабинете… с приятным чувством здорового утомления читаешь далеко за полночь, „на сон грядущий“, и „Путешествие пешком от Петербурга до Камчатки английского капитана Кохрена“, и рассказы Марлинского, и критику Н. Полевого в „Московском Телеграфе“; роман Алексиса из эпохи Фридриха Великого, рецензии и смесь в „Библиотеке для Чтения“; „Письма об изучении природы“, „Дилетантизм в науке“ Искандера, статьи Каткова, Неверова, Грановского, кн. Одоевского, воспоминания какого-то землемера о жизни в Вятских „починках“ и чьи-то юмористические провинциальные сцены в „Отечественных Записках“». В одном помещичьем доме В.П. Соколов «нашел номера „Русского Слова“ со статьями Писарева, Шелгунова, Зайцева, с исследованиями Щапова, писанными тяжелым, тягучим, но все же приятным слогом, с автобиографическими вещами А. Михайлова (Шеллера), Решетникова, Благовещенского, Потанина, с юмористическими рассказами и фельетонами Гл. Ив. Успенского, первой его юношеской поры, к сожалению, не включенными в собрание его сочинений, не принятыми во внимание критиками, историками литературы, почему-то считающими началом литературной деятельности Гл. Ив. – „Нравы Растеряевой улицы“. В другой усадьбе просматривал „Искру“ за 62 г. и „Русский Вестник“ 50-х годов. В течение нескольких лет „Искра“ пользовалась таким значением, какого не выпадало на долю ни одного из наших юмористических журналов» [5, с.34].

  Учитывая, что на начало XX в. в России насчитывалось свыше 100 тысяч усадеб и практически в каждой из них имелась хотя бы небольшая библиотека, можно представить, сколько книжных сокровищ хранилось в империи. Если обзор «рядовых библиотек» так впечатляет, то чем же владели именитые дворяне?

  Судя по описанию дворянских библиотек в книге «Венок усадьбам» А.Н. Греча, «исключительная своеобразность старинных русских библиотек создается благодаря обилию в них французских книг XVIII века. <…> В каждой помещичьей библиотеке Расин и Корнель, Мольер, Буало и Фенелон, энциклопедисты Дидро, Монтескье, ДʼАламбер, Дюваль, сентиментальный Жеснер, изящный шевалье де Буффлер, Лафонтен, Жан-Жак Руссо и, конечно, неизбежный Вольтер составляли обязательное наполнение книжных шкафов. А рядом с этими авторами-классиками рослыми шеренгами выравнивались тесненные золотом корешки Большой Энциклопедии и „Bibliothegue des voyages“…» [6].

   Во второй половине XVIII в. превосходные библиотеки имели княгиня Е.Р. Дашкова, граф И.И. Шувалов, А.Т. Болотов, князья Голицыны и Долгоруковы. Графы Воронцовы располагали пятью библиотеками, графы Шереметевы – одиннадцатью (часть появилась в XIX в.), графы Строгановы – четырьмя библиотеками, выросшими в XIX – начале XX в. в гигантские книжные собрания, которые насчитывали от 10 000 до 40 000 томов. От них не отставали представители просвещенного дворянства и духовенства, писатели, врачи.

  Известный библиограф У.Г. Иваск (1878–1922) собрал и опубликовал в 1911 г. сведения о 1346 частных библиотеках России и усадьбах XV – начала XX столетия, в которых они находились, не разделяя собрания на частные (одного поколения владельцев) и фамильные (двух и более поколений) [2]. Среди них библиотеки директора Московского главного архива Министерства иностранных дел А.Ф. Малиновского, литератора и издателя Н.И. Новикова, архиепископа Тверского Саввы (девять тысяч названий), золотопромышленника Г.В. Юдина (сто тысяч томов), библиографа С.А. Соболевского (три тысячи томов), купца и издателя К.Т. Солдатенкова (восемь тысяч томов), академика И.И. Срезневского (тридцать тысяч томов), публициста Н.Н. Страхова (двенадцать с половиной тысяч томов), Л.Н. Толстого (десять тысяч названий только в Ясной Поляне), археолога графа А.С. Уварова (сто тысяч томов), министра народного просвещения графа С.С. Уварова (двенадцать тысяч томов), историка, библиографа М.Д. Хмырова (двенадцать тысяч названий).

  Фамильные библиотеки в значительной степени характеризовали владельцев, влияли на их авторитет в обществе и Зимнем дворце. Известно благосклонное отношение императорских особ к владельцам солидных собраний. В помещичьих домах и городских особняках книгам отводилось самое почетное место. Они способствовали воспитанию молодого поколения, формированию в России просвещенного общества, поддерживанию семейных традиций и общих интересов, дарили радость и уважение окружающих.

  Здесь уместно вспомнить слова Ю.М. Лотмана: «Культура есть память. Поэтому она всегда связана с историей, всегда подразумевает непрерывность нравственной, интеллектуальной, духовной жизни человека, общества и человечества. И потому, когда мы говорим о культуре нашей, современной, мы, может быть сами того не подозревая, говорим и об огромном пути, который эта культура прошла. Путь этот насчитывает тысячелетия, перешагивает границы исторических эпох, национальных культур и погружает нас в одну культуру – культуру человечества» [7, с.8]. Далее Ю.М. Лотман отмечает, что «...культура вечна и всемирна, но при этом всегда подвижна и изменчива. В этом сложность понимания прошлого (ведь оно ушло, отдалилось от нас). Но в этом и необходимость понимания ушедшей культуры: в ней всегда есть потребное нам сейчас, сегодня» [7, с.9].

  Повысить интерес к изучению и осмыслению уходящей культуры в контексте знакомства российского читателя с уникальными и малоизвестными произведениями прошлого стало возможным в начале XXI в.

   Библиотека Российской академии наук выступила одной из первых, кто взял на себя эту миссию. Нами был разработан системный подход к формированию современной частной библиотеки на основе лучших изданий XVIII–XX вв. и новейшего времени. Нашей целью стало переиздание огромного пласта литературы, который многие десятилетия был практически недоступен.

   Первый этап научно-исследовательской и издательской деятельности Библиотеки РАН был связан с Санкт-Петербургским издательством «Русская симфония». Главная цель совместной работы заключалась в распространении и развитии патриотического, художественного и духовного образования, воздействия на нравственный облик человека, на формирование его в определенном направлении. Не случайным был и подбор книг для публикаций – их тематика должна была отвечать наиболее ярким, судьбоносным событиям нашей великой истории. Книги не просто переиздавались, но впервые содержание некоторых из них дополнялось публикациями неизвестных ранее документов соответствующей эпохи: грамотами, указами, прошениями, отражающими подлинную действительность, которая, не будем греха таить, в советское время часто искажалась. Важно отметить, что Библиотека РАН и издательство «Русская симфония» отказались от факсимильного воспроизведения текста, а следуя точному изложению, адаптировало его для современного читателя. Это один из важных доводов в пользу создания современной личной библиотеки.

  Проект, реализованный серией «Книжные памятники из фондов Библиотеки Академии наук», был начат с публикации работы «Минин и Пожарский», принадлежащей перу академика Императорской Академии наук И.Е. Забелина [8]. Произведение свободно от политических пристрастий и дает возможность объективно представить образы русских национальных героев.

  В 2005 г. отмечалось 100-летие Цусимского сражения. Об участниках этого трагического события мы знали в основном по книге А.С. Новикова-Прибоя «Цусима», в которой, как оказалось, судьба многих героев была описана предвзято. Переиздавая работу Г. Александровского, выпущенную в Нью-Йорке к 50-летию этих событий, редакционный совет проекта предполагал донести правдивый взгляд автора на один из трагических эпизодов российской истории [9]. Репринтное издание вызвало большой резонанс в современном обществе. Книги были безвозмездно переданы в морские кадетские корпуса и училища. Это был правильный шаг на пути нравственно-патриотического воспитания будущих защитников Родины. В данном случае просветительская задача сочеталась с благотворительностью.

  Труды ученых и описания их подвигов, связанные с покорением Дальнего Востока или изучением Сибири и других земель, входивших в состав Российской империи, всегда будут интересовать каждого образованного человека. Интересно замечание автора «Покорения Сибири» ученого-исследователя Павла Ивановича Небольсина, который в предисловии к своей книге пишет: «Тех, которые неохотно предаются чтению старинных бумаг, из предубеждения к их незанимательности и сухости, смеем заверить, что документы, на которые мы указываем, чрезвычайно интересны и по языку, и по содержанию: в них так и выливается все прошедшее, так и высказывается эпоха; надеемся, что они не надоедят читателю» [10, с.7-8]. Этот круг чтения дополняют «Записки (1760–1824)» Дмитрия Борисовича Мертваго, сенатора, тайного советника, мемуариста, который был свидетелем и непосредственным участником многих важных событий российской истории конца XVIII – начала XIX в. [11].

  Изданная в 1885 г. книга Михаила Ивановича Семевского «Слово и Дело! 1700–1725» включала в себя исторические рассказы и очерки, в основу которых легли архивные материалы Тайной розыскных дел Канцелярии Петра Великого. Книга имела большой успех и в настоящее время по-прежнему представляет интерес, так как в легкой и живой манере знакомит читателя с практикой работы главного органа политического сыска и суда в России XVIII в., дает возможность почувствовать атмосферу жизни русского общества в те далекие годы [12].

  В отдельном ряду стоят памятники русской духовной книжности [13], которые отличает особенное их эмоциональное восприятие. Простыми и понятными словами в них зачастую рассказывается о самом сокровенном, личном, что так настойчиво многие пытаются обрести, а затем, посредством этого, утвердиться в своих исканиях. 

  К сожалению, технические возможности проекта были рассчитаны на небольшие тиражи. Выпущенных книг не хватало даже на то, чтобы укомплектовать основные библиотеки страны. Не успев выйти из печати, издания становились библиографической редкостью.

  Следующие этапы просвещенческой и издательской деятельности Библиотеки РАН связаны с петербургским издательством «Альфарет». Одна из первых задач, которую мы перед собой поставили, заключалась в том, чтобы составить каталог, в который вошли бы списки наиболее значимых, на наш взгляд, книг по русской истории, опубликованных в дореволюционный период. Впоследствии тематические границы были расширены. Такое справочное издание необходимо при выборе тех или иных литературных памятников в условиях комплектования фондов различных библиотек (фамильных, личных, общественных, корпоративных и др.).

  Каталог, который в итоге этой работы вышел в свет [14], состоит из следующих тематических разделов: историческая библиотека, военно-историческая библиотека, географическая библиотека, справочная библиотека (книговедение). Он включает более 2000 изданий (около 7000 томов), расположенных в алфавитном порядке по авторам и названиям.

  Для наглядности приведем содержание этого каталога – оно впечатляет.

 Историческая библиотека

  • Русская историческая литература. Отдельные издания
  • Искусство, живопись, портрет, иконография, карикатура, лубок, фольклор, архитектура, зодчество, графика
  • Периодические, сериальные издания, альманахи, сборники
  • Каталоги, указатели, справочники
  • Дополнения


Военно-историческая библиотека

  • История русской армии
  • История русского флота
  • История полков русской армии
  • История войн и сражений
  • Великая Северная война
  • Отечественная война 1812 г.
  • Наполеон Бонапарт
  • Войны с Польшей и польские восстания
  • Войны на Кавказе
  • Восточная (Крымская) война 1853–1856 гг.
  • Русско-турецкая война 1877–1878 гг.
  • Войны в Малой и Средней Азии
  • Русско-японская война 1904–1905 гг.
  • Первая мировая война 1914–1918 гг.
  • Различные войны и сражения
  • История обмундирования и вооружения русской армии
  • Военная медалистика, фалеристика
  • Военно-учебные заведения
  • Военные архивы, библиотеки


Географическая библиотека

  • Географические атласы и карты
  • Путешествия и экспедиции
  • Библиография географии, словари и справочники
  • Этнография
  • Статистика
  • Топография и межевание
  • Атласы войн и сражений
  • Натуральная история
  • Общие сочинения


Справочная библиотека

  • Библиографические указатели, каталоги, словари, справочники; книжные собрания, коллекции
  • Сериальные издания, альманахи, сборники, указатели содержания и библиография периодических изданий
  • Дополнения

 

 Некоторое время назад возникла новая интересная идея – создать обобщающее, единственное в своем роде издание «Наследие библиографа». Было решено, что в него войдут, кроме уже вышедших академических указателей, ценнейшие справочники, каталоги, словари по истории книги и антикварно-букинистические каталоги, показывающие тенденции развития библиографической науки и книжной торговли в России в дореволюционный период.

  Библиографические справочники и словари как зеркало отражают этапы развития общества. По их тематическому составу прослеживаются все периоды отечественной истории. В них описывается литература, так или иначе касающаяся многих изменений, происходящих во всех областях культуры, политики, науки нашей страны.

 Составлением различных справочных изданий занимались в прошлом известные русские ученые, меценаты, владельцы частных библиотек. Широта, разнообразие и качественная глубина хронологического и тематического охвата, характеризующие отбор книг и их описания в данных источниках, вполне удовлетворяют необычайно возросший в последние годы интерес к российской истории, отечественной словесности, богатейшему духовно-нравственному наследию.

  Собрать такую библиотеку было делом чрезвычайно трудным и сложным. Однако многолетняя работа увенчалась успехом. Библиотека «Наследие библиографа» позволяет работать со всем разнообразием дореволюционной литературы. Библиография периодических изданий и росписи их содержания помогут легко и быстро найти материалы по определенной теме, выявить статьи того или иного автора, обобщить публикации за определенный период.

  Каким образом попадали эти антикварные шедевры в российские библиотеки точно неизвестно, да и читатель эти книжные сокровища не видит – разве на каких-то редких значимых выставках. Поэтому задача издателей заключалась в том, чтобы выявить в фондах, запасниках библиотек Москвы, Санкт-Петербурга, Сибири, Урала и других регионов эти редкие сокровища, национально значимые справочные издания, репринтно переиздать их, а сведения об уже вышедших книгах поместить в специальный каталог.

 Найти сегодня полные комплекты, например, антикварно-букинистических каталогов чрезвычайно сложно. Даже в крупнейших библиотеках страны имеются невосполнимые лакуны. Лишь редкие библиофилы и книгопродавцы имеют в личном распоряжении оригиналы каталогов знаменитых антикваров и только единицы – полные комплекты!

 По замыслу «Наследие библиографа» должно сделать доступным знания о книжных богатствах России и пропагандировать библиографические издания из фондов различных библиотек, которые на сегодняшний день носят статус антикварных. Став «точкой доступа», они способствуют распространению исторических, философских знаний, знакомят с биографиями писателей, ученых, историческими документами и библиографическими редкостями, указателями по географии, топографии, этнографии, статистике, различными тематическими обзорами. Перед читателем открывается «кладовая за семью печатями», полная редчайших, драгоценных дореволюционных изданий справочной литературы. Общение с ними будет интересным, поучительным, даст много неожиданной информации.

  Сегодня в «Наследии…» представлено более 250 изданий (около 450 томов). Показательно, что ядро книжной коллекции составляют каталоги книг, хранящихся в Библиотеке Российской академии наук.

  Для того чтобы представить, насколько грандиозен осуществленный проект, приведем лишь некоторые труды из этого собрания:

  •  «Литература русской географии, статистики, этнографии за 1859–1880 годы» (в 9 т.; в 22 вып.) Владимира Измайловича Межова (1830–1894);
  • «Словарный указатель по книговедению», подготовленный библиографом и книговедом Августой Владимировной Мезьер (1869–1935);
  • «Подробный словарь русских гравированных портретов», составленный известным историком искусства и коллекционером Дмитрием Александровичем Ровинским (1824–1895);
  • «Опыт российской библиографии» (в 2 т.) Василия Степановича Сопикова (1765–1818);
  • Роспись библиотеки Александра Филипповича Смирдина (1794–1857);
  • «Лексикон российский исторический, географический, политический и гражданский» Василия Никитича Татищева (1686–1750).

 

  Несколько лет шла работа над издательским проектом по воссозданию отечественных дореволюционных периодических изданий.

  Пример – журнал «Нива» (1870–1918 гг., 100 томов) – один из самых популярных дореволюционных периодических изданий. Для России, где вплоть до конца XIX в. обычным показателем была тысяча подписчиков, этот журнал собирал неслыханное их количество – более 200 тысяч. Неудивительно: с изданием сотрудничали гениальные авторы. В нем публиковали материалы для семейного чтения, которые отличались доступностью, энциклопедичностью, информативностью. Основное место на его страницах занимали литературные произведения: романы, очерки, повести, рассказы, поэтические сочинения. Также здесь можно было найти статьи и научные очерки по вопросам истории, географии и этнографии России, всеобщей истории, археологии, естествознанию, медицине, спорту, искусству, многим другим вопросам. В издании были широко представлены биографии знаменитых русских деятелей, политические обзоры, библиография новых книг, технические изобретения, шахматное обозрение. Журнал знакомил читателей с наиболее интересными мировыми событиями и происшествиями, регулярно давал информацию о художественных выставках. Иллюстрации являлись неотъемлемой его частью: это графические изображения, фотографии, олеографии в различных жанрах и различной тематики; часто воспроизводились известные произведения из собраний Эрмитажа.

  Хорошее полиграфическое качество, разнообразие материала, его литературное изложение были характерны и для других периодических журналов: «Камер-фурьерский журнал» за 1695–1818 гг., 100 томов; «Русский архив» за 1863–1917 гг., 155 томов; «Русская старина» за 1870–1918 гг., 175 томов; «Исторический вестник» за 1880–1917 гг., 150 томов; «Старые годы» за 1907–1916 гг., 42 тома; «Огонек» за 1899–1918 гг., 30 томов; «Русский библиофил» за 1911–1916 гг., 12 томов и многие другие. Сегодня они переизданы с сохранением аутентичности текста и изображений.

  Была проведена работа по собиранию воедино экземпляров, отдельных страниц, иллюстраций, которых не хватало до полного комплекта. Если учесть, что имеющаяся в наличии в Библиотеке РАН периодика сохранилась менее чем наполовину, то можно представить, какие титанические усилия были предприняты для ее восстановления. Пришлось обращаться в различные библиотеки, к отдельным библиофилам. Полиграфическая база издательства «Альфарет» позволила воспроизвести журналы с абсолютной точностью и очень качественно. Эти издания заняли достойное место в частных и общественных библиотеках. Они несут огромную историческую информацию, в них много нужного и полезного для сегодняшнего и завтрашнего читателя.

  И еще один, беспрецедентный, проект, посвященный изданию коллекции книг к 200-летию войны с Наполеоном, под названием «Россия. Наполеон и 1812 год». Созданное на основе изданий прошлого новое собрание включает более трехсот томов с описанием эпохи Александра I, наполеоновских войн, Отечественной войны 1812 г. Это была особенная война. Она вызывала обостренную любовь к родине у всех слоев русского общества того времени, воспитывала чувство патриотизма у следующих поколений и должна навсегда сохраниться в исторической памяти наших будущих соотечественников. Столь представительная «библиотека» по этой теме создана впервые.

  Внимательное изучение исторических сочинений дореволюционной эпохи убеждает нас в том, что они не утратили своего значения, что и сегодня им нет замены – в них запечатлены ценнейшие сведения, например, утраченные архивные документы или труднодоступные материалы из зарубежных архивов.

  Осуществление вышеперечисленных издательских проектов по возвращению современникам изданий, являющихся достоянием не только отечественной, но и мировой культуры, возможно исключительно в результате совместной деятельности государственных учреждений и частного бизнеса. В данном случае деятельность Библиотеки Академии наук, издательств «Русская симфония» и «Альфарет» – безусловный пример того, как это можно претворить в жизнь.

  «Вечные ценности» не исчезают: память вновь и вновь возвращает нас в прошлое. Сегодня стало возможным вернуть к жизни то, что, казалось бы, утрачено навсегда.

Список литературы

1. Россия. 1913 год: статистико-документальный справочник. СПб., 1995. С. 18–22.

2. Иваск У.Г. Частные библиотеки в России : опыт библиографического указателя. Приложение к журналу «Русский библиофил» 1911 года. Ч. 2. Репринтное издание 1912 г. СПб., 2007. 128 с.

3. Михайлов А.Н., Суздальцева Т.Н. Книга для неспешного чтения и размышления о судьбах частных библиотек России и их владельцев с воспроизведением экслибрисов этих библиотек и разных свидетельств из мемуарных и научных источников. СПб., 2013. На правах рукописи.

4. Гласко Б. Старые русские помещичьи библиотеки // Русский библиофил = Le Bibliophile russe : Иллюстрированный вестник для собирателей книг и гравюр. СПб., 1912. № 6 (октябрь). С. 22–33.

 5. Соколов В.П. Гибель старинных русских журналов // Русский библиофил = Le Bibliophile russe : Иллюстрированный вестник для собирателей книг и гравюр. СПб., 1912. № 6 (октябрь). С. 34–37.

6. Греч А.Н. Венок усадьбам. М., 2006. С. 61–62.

7. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. СПб., 1994.

8. Забелин И.Е. Минин и Пожарский. «Прямые» и «кривые» в Смутное время. Перепеч. с изд. 1901 г. СПб. : Русская симфония, 2005. 272 с.

9. Александровский Г.Б. Цусимский бой. СПб. : Русская симфония, 2005. 248 с.

10. Небольсин П.И. Покорение Сибири : историческое исследование. Перепеч. с изд. 1849 г. с испр. СПб. : Русская симфония, 2008.

11. Мертваго Д.Б. Записки Дмитрия Борисовича Мертваго (1760–1824). Перепеч. с изд. 1867 г., с испр. и доп. СПб. : Русская симфония, 2006. 368 с.

12. Семевский М.И. Слово и дело! 1700–1725. СПб. : Русская симфония, 2006. 340 с.

13. Победоносцев К.П. История Православной Церкви. Перепеч. с изд. 1905 г. СПб. : Русская симфония, 2007. 319 с. ; Базаров И.И. Библейская история, сокращенно извлеченная из священных книг Ветхого и Нового Завета (1857 г.). СПб. : Русская симфония, 2007. 349 с., а также издания других авторов.

14. Русская историческая библиотека : Список рекомендуемых изданий по русской истории : в 4 ч. СПб. : Альфарет, 2008. 250 с.

Сведения об авторах

 КолпаковаН.В. - кандидат педагогических наук, заместитель директора по научной работе Библиотеки Российской академии наук (Санкт-Петербург) nvk@rasl.nw.ru

 ЕлкинаН.Н. - кандидат педагогических наук, научный сотрудник отдела информатики и автоматизации Библиотеки Российской академии наук (Санкт-Петербург) 

К оглавлению выпуска

проекты

21.10.2017, 398 просмотров.