Езова С.А. «Учитель, перед именем твоим…»

Когда я поступила в Восточно-Сибирский государственный институт культуры (1962 г.), Николай Семенович Карташов заведовал кафедрой библиотековедения (1961-1965 г.г.). В 1962 г. он защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Проблемы библиотечного обслуживания городского населения (на примере массовых библиотек в городах РСФСР»), стал доцентом.

Мне удалось прослушать только один курс Н.С. Карташова «Руководство чтением» в авторской интерпретации, остальные не успела, т.к. в 1965 г. он переехал в Новосибирск, стал директором ГПНТБ СО РАН.

Некоторые фрагменты моих воспоминаний о Николае Семёновиче нашли отражение в ряде публикаций, сошлюсь на одну из ни[1].

Вечером, прогуливаясь с подругами по центру города, а Николай Семенович жил в самом центре в доме специалистов, пару раз встречали его вместе с женой, направлявшихся в Республиканскую библиотеку. Эти факты нам были весьма любопытны, они существенно дополняли наше представление о личности уважаемого нами педагога.

Через отношение к личности педагога (уважительное, доверительное) формировалось заинтересованное отношение к его предмету .

Николай Семенович превращал учебный процесс в группе в дискуссионную площадку, обсуждали проблемы руководства чтением, читательского интереса, читательской конференции, параллельно они выносились им на страницы специальных изданий, журнала «Библиотекарь», сборники «Библиотеки СССР. Опыт работы» [2, 3]. Педагог стимулировал выстраивание студентами аргументов, нахождение убеждающих фактов, критическое восприятие изучаемых источников, уважительное отношению к взглядам оппонентов в дискуссии.

В 60-ые годы в педагогическую практику входит проблемное обучение, зарождается использование интерактивных методов. Можно с уверенностью сказать, что именно они пронизывали методологические и методические основы библиотечного обучения Н.С. Карташовым.

Не уверена, что наши студенческие суждения были продуктивны, интересны ему, поскольку большинство из нас еще не работало в библиотеках, однако включение нас в мыслительный, творческий процесс увлекало и полагаю, развивало (на себе я это чувствовала).

Нам импонировало отношение педагога к нам второкурсникам, как к коллегам на равных. Этот стиль общения я всячески старалась усвоить и экстраполирую его на процесс взаимодействия со студентами, магистрантами.

Особенно увлекало освещение им библиотечных явлений с позиций психологии и социологии, которыми я всерьез начала заниматься в последующие годы.

Просматривая конспекты лекций Н.С. Карташова (моя мама сохранила мои конспекты по всем предметам) понимаю, что хотя они отражают уровень развития отечественных наук психологии, социологии в 60-ые годы прошлого века, иначе и не могло быть, но  даже привнесение этих знаний в библиотековедение было подобно свежей струе воздуха. Междисциплинарный подход в преподнесении материала в разных темах был коньком Н.С. Карташова. Он способствовал разработке научной классификации читателей, считая, что в ее основу «необходимо положить не один какой-либо признак, а совокупность взаимосвязанных признаков, характеризующих наиболее существенные стороны личности читателя» [3, с. 39]. Мой интерес к систематизации, типологизации библиотечных явлений обусловлен влиянием творческих изысканий Н.С. Карташова.

На первом курсе со старшим преподавателем кафедры литературы В.Н. Калаганской мы создали клуб «Литературная Пятница», в котором обсуждали художественные произведения, поэты читали свои стихи, дискутировали по поводу актуальных событий в литературной жизни страны и т.д. За четыре года ведения публичных мероприятий я из робкой провинциальной девочки превращалась в человека коммуницирующего. Поборов смущение, пригласила на одну из конференций Н.С. Карташова, мнением которого дорожила. Педагог выразил сомнение по поводу выбора произведения для обсуждения. Оно было остросюжетным, повествовало о трудной судьбе молодой девушки, написано популярным местным автором (кстати, это  произведение переиздаётся и сейчас, спустя 50 лет), но не обладало большими художественными достоинствами.

Я была счастлива, увидев в аудитории Н.С. Карташова, позже он мне сказал, что подобные произведения действительно стоит обсуждать, заострив внимание на их художественных просчетах, что и было сделано на конференции. Благодаря этому факту авторитет педагога возрос в моих глазах.

Николай Семенович был очень занят, может быть этим объясняется его стиль общения, лаконичный, деловой, хочется сказать: спрессованный, пронизанный его ценностными ориентирами, увлеченностью библиотечными проблемами.

Он был весьма немногословен (во всяком случае таким я его запомнила), это качество я возвела в культ, мне претит многословье ряда библиотекарей и педагогов (способность говорить многократно об одном и том же и в то же время ничего существенного не сказать, это касается и письменной речи, т.е. статей, методических материалов).

Н.С. Карташов отслеживал ростки успехов студентов. Сошлюсь на свой пример. Во время учебной практики в студенческой библиотеке педагогического вуза нам вменялось вести дневник произвольной формы. Посмотрев мой опус, Н.С. Карташов (как руководитель практики) попросил переписать текст на отдельных листах, он улетал в Москву и  решил передать его в журнал «Библиотекарь». Не помню, чем я руководствовалась, но весь текст я изменила, на что Николай Семенович совершенно спокойно мне объяснил, мол «как нужно руководить чтением, обслуживать читателей всем известно, интерес же представляет то, как сделали это Вы лично». Переписала, вскоре появилась моя первая статья в журнале «Библиотекарь» (1965 г., № 4), чему я была несказанно рада. Экземпляр журнала и гонорар Николай Семенович привез мне в Хабаровск, где я проходила производственную практику.

В исследовании профессиональной этики педагога, проведенного моими студентами среди будущих библиотекарей, выявили фундаментальные требования студентов к педагогу высшей школы: он «должен иметь и проявлять в учебном процессе высокий уровень профессионализма (глубоко знать предмет, быть эрудированным, владеть современными технологиями обучения); иметь и реализовывать в профессиональной деятельности нравственный потенциал (уважение к себе и уважение к студенту), способность к паритетным взаимоотношениям, способность быть объективным, открытым, искренним, способность к понимаю и принятию студентов» [4, с. 101].

Если экстраполировать эти требования к личности, педагогу Н.С. Карташову,то налицо их конгруэнтность.

Используя современную терминологию компетентностного подхода, отмечу, что Н.С. Карташов формировал у нас, студентов, актуализированные в настоящем и будущем следующие компетенции: 1) способность к критическому мышлению, 2) способность  к взаимодействию (межличностному, в команде), 3) способность развивать и проявлять творческий потенциал.

На днях я опросила своих однокурсников, проживающих в Улан-Удэ, на предмет выяснения впечатлении, которое они сохранили спустя полстолетия о Николае Семеновиче Карташове как педагоге. В их ответах повторяются слова, фразы: 1) глубоко знающий предмет, специалист высокого класса, авторитетный, трудоголик… 2) интеллигентный, излучающий достоинство и обаяние, лучезарный, открытый, располагающий к себе, обаятельный, простой, харизматичный, интересный, внушающий доверие… 3) строгий, много давал, много и спрашивал, принципиальный, объективный, неподкупный и другие. Таким образом, память выпускников сохранила квинтэссенцию главных качеств любимого педагога.

Опыт общения с Н. С. Карташовым порождает уверенность в том, что дистанционное обучение, которое активно внедряется в высшей школе, не должно в полной мере вытеснить традиционное общение с педагогом-учёным, владеющим педагогическим мастерством и даром развития личностного и научного потенциала студенчества.

Спустя десятилетия  было приятно встречать в специальной печати лестную  оценку, которую Николай Семёнович давал моим исследования в сфере библиотечного общения.

Я благодарна моему замечательному педагогу за то, что он в юности вручил мне удочку: интерес к науке, пример для подражания, потребность к познанию.

Список источников

1. Езова С.А. Николай Семенович Карташов – Человек, Педагог, Учитель // Библиотечное дело - 2008: библиотеки и профессиональное образование в информационном обществе: сборник статей по материалам тринадцатой международной конференции (23-24 апреля 2008 г. Москва). – Ч. 1. – Москва: МГУКИ, 2008. – с. 74-76.

  1. 2. Карташов Н.С. Каким должен быть учебник «Работа с читателями»? // Библиотекарь. 1962. № 1. с. 44-48.
  2. 3. Карташов Н.С. О научных основах руководства чтением // Библиотеки СССР. Опыт работы. 1964. Вып. 26. с. 25-40.
  3. 4. Езова С.А. О профессиональной этике педагога, обучающего будущих библиотекарей // Научные и технические библиотеки. 2004. № 8. с. 96-101.

 

Сведения об авторе

Езова Светлана Анлреевна - профессор Восточно-Сибирского государственного института культуры, кандидат педагогических наук, профессор

К оглавлению выпуска

библиотековедение

13.04.2018, 129 просмотров.