Глазков М.Н. Осмысление библиотечной истории Российского Дальнего Востока 1917-1923 гг. как региональное исследование

Дальний Восток на протяжении нескольких столетий является особым, весьма специфичным регионом. Здесь развитие библиотек определялось некоторыми иными обстоятельствами и факторами в сравнении с центральной Россией. Это, несомненно, относится и к бурному,  исторически насыщенному периоду первых послереволюционных лет. Российский Дальний Восток отличался разнообразием форм и режимов власти в 1917–1922 гг. и, соответственно, осуществляемой библиотечной политикой и практикой. Обращение к архивным документам позволяет глубже осмыслить ту переломную эпоху.

После Октября 1917г. следствием острой политической и военной борьбы на Дальнем Востоке стала дезорганизация системы книгоиздания и книгораспространения, финансирования и комплектования библиотек. Обесценивание денег, резкое вздорожание стоимости типографских услуг, бумаги, падение уровня жизни делало книги и периодику недоступными большинству населения и народным библиотекам. В то же время революция и её лозунги ("Вся власть - народу" и т.п.) повысили социальную активность масс, вызвали волну энтузиазма, стремление их к образованности и культуре. Жажда знаний в те годы была огромной. А книга и библиотека часто являлись единственными источниками знания, особенно в отдаленных сельских районах Дальнего Востока. Поэтому нередко жители деревень сами собирали деньги на покупку книг, выделяли помещение для библиотек, заботились об их функционировании, отоплении и освещении.

С первых месяцев после Октябрьской революции органами Советской власти стали проводиться реквизиции частных книжных собраний, как заявлялось, "для общенародного их использования". Конфисковывались личные библиотеки дворян и помещиков, царских чиновников и "контрреволюционеров", священнослужителей. Изымались библиотеки у дореволюционных общественных и научно-просветительских организаций, госучреждений, церквей и монастырей. Несмотря на декларации, немалая часть книжных сокровищ в библиотеки для народа не попадала, а использовалась в корыстных целях, присваивалась реквизиторами, другими революционными начальниками.

В связи с отдаленностью региона и фактическим отсутствием контроля со стороны Центра, при осуществлении реквизиций происходили значительные злоупотребления и преступные действия. Распространение получили "стихийные реквизиции" – всецело беззаконные мероприятия. В целом, подобные акции, вместе с нараставшими репрессиями, бессудными арестами и расстрелами, приводили к дискредитации Советского режима в глазах населения, подготавливали почву для кровавой и многолетней Гражданской войны.

Большевистские конфискации библиотечных фондов были остановлены летом 1918г. по мере продвижения на Дальнем Востоке и Сибири белогвардейских и иностранных воинских частей. Отметим, что в ходе боевых действий многие библиотеки были уничтожены, книги разграблены. Некоторый порядок смог быть восстановлен лишь осенью 1918г. при Верховном правительстве Российского государства, возглавляемом А.В. Колчаком. Краткий по времени период его деятельности (ноябрь 1918г. – январь 1920г.) заслуживает внимательного рассмотрения. В условиях тяжелой военной, политической и экономической обстановки на Дальнем Востоке заметных улучшений в положении библиотечного дела достигнуто не было. Тем не менее, предпринимались попытки преодоления разрухи в работе издательств и снабжении библиотек, беззаконно изъятое книжно-библиотечное и другое имущество пусть медленно, но возвращалось прежним владельцам. Интересно, что имеющиеся данные говорят о возросшем тогда читательском спросе на неполитическую литературу, шедевры художественной классики, романтико-сентиментальную прозу и поэзию.

Тем не менее, подчеркнем, что, по-видимому, Белое правительство на Дальнем Востоке недооценивало роль и значение библиотек в агитационной и идеологической войне с большевиками. Оно не сформулировало какой-либо внятной и эффективной библиотечной политики. Все сводилось к общим постулатам о восстановлении законности, постепенном преодолении разрухи и т.п. Конечно, в распоряжении "белых" оказалось мало времени, но даже и оно было использовано ими довольно бездарно. Так, не были проведены необходимые чистки фондов от откровенно подрывной революционной литературы, не осуществлялась серьезная инспекция работы публичных библиотек и т.п.

Одной из существенных причин здесь следует назвать отсутствие у деятелей колчаковской администрации методологического понимания и практических традиций в реализации потенциально мощных политико-идеологических ресурсов библиотек для народа. У советского режима, напротив, был большой опыт использования библиотек как идеологических и организационных партийных центров, накопленный еще в период I революции 1905–1906 гг. Советские руководители, и прежде всего, В.И. Ленин, хорошо осознавали потенциал библиотек как средств массовой пропаганды и, в определенной мере, реализовали его, в том числе на Дальнем Востоке.

После серии поражений белых армий, гибели в феврале 1920 г. адмирала А.В. Колчака весной т.г. провозглашается Дальневосточная республика (ДВР), пробольшевистское марионеточное государство. Советская Россия, оказывая полную (в том числе военную) поддержку ДВР, проводила и соответствующую библиотечную политику на территории этой республики. Так, возобновились реквизиции и национализации библиотечных коллекций. После декрета Совнаркома РСФСР "О централизации библиотечного дела" (ноябрь 1920г.), в ДВР начались аналогичные мероприятия.

Малоизученной является кратковременная деятельность правительства "дальневосточного воеводы", генерал-лейтенанта М.К. Дитерихса на подконтрольных территориях Приамурского земского края в 1922 г. Находясь на положении осадной крепости, "последняя белая власть", тем не менее, пыталась предпринимать действия (в том числе, в сфере идеологии и пропаганды), которые в иных условиях могли бы привести к весьма эффективным результатам. Их реализации помешало и отсутствие времени: осенью 1922 г. Народно-революционная армия ДВР выдавила белогвардейцев из Приморья и 25 октября овладела Владивостоком. Гражданская война закончилась.

Фактически сразу на этих территориях активно развернулись мероприятия Советской власти. После официального присоединения ДВР к РСФСР (ноябрь 1922 г.) повсеместно стали проводиться идеологические чистки библиотечных фондов. После издания в Центре в 1923 г. руководящего документа Главполитпросвета, Главлита и Центральной библиотечной комиссии "О пересмотре книжного состава библиотек к изъятию контрреволюционной и антихудожественной литературы" чистки в дальневосточном регионе приобрели характер регулярных массовых кампаний. Среди авторов, сочинения которых изымались из библиотек, оказались Платон, И. Кант, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, И.С. Тургенев, Н.С. Лесков, Э.Т.А. Гофман, Д. Боккаччо, А. Конан-Дойль и мн. др.

Глубокое беспристрастное изучение истории библиотечного дела Дальнего Востока первых послереволюционных лет важно не только для академической теории. Богатейший и разносторонний опыт того времени полезен при разработке программ развития современной библиотечной сферы, оригинальных подходов к использованию библиотечных ресурсов, оптимизации региональной и общегосударственной библиотечной политики.

 Сведения об авторе

Глазков Михаил Николаевич - доктор педагогических наук, профессор кафедры библиотековедения и книговедения Московского государственного института культуры

К оглавлению выпуска

история библиотечного дела, history of librarianship, мероприятия

22.05.2018, 246 просмотров.