История Московского государственного института культуры: время, события, люди. АНТОНОВА С.Г. СТАНИСЛАВ АЛЕКСЕЕВИЧ ТРУБНИКОВ. НЕСКОЛЬКО СЛОВ В ПАМЯТЬ О ВСТРЕЧАХ, ОБЩЕНИИ, БЕСЕДАХ

   Станислав Алексеевич Трубников – научный руководитель моей кандидатской диссертации, посвященной книге по театру. В те времена кафедрой института культуры заведовал Юрий Сергеевич Зубов. При первой же встрече Юрий Сергеевич предложил мне самой определить, кого просить стать моим научным руководителем. Это было самое мудрое решение: знакомство с публикациями преподавателей давало возможность не только почувствовать весь контекст научной деятельности библиографоведов и книговедов, но и «услышать родной голос», созвучный собственным поискам. Поскольку меня интересовала книга по театру, я обратилась к гуманитарным наработкам кафедры.

  Должна признаться, что в то время библиографические вопросы были мне мало известны. Я занималась книговедением как наукой о книге, рассматривая книгу, издание, литературное произведение в качестве феномена издательского дела. Вместе с тем проблемы библиографической информации стояли достаточно остро, но в круг моих интересов еще не входили. И проблемы рекомендательной библиографии в публикациях преподавателей института культуры открыли для меня еще один аспект такого объекта, как книга и показались очень и очень интересными, значимыми. Откровением стала для меня статья С.А. Трубникова «Проблема типологии читателей художественной литературы» (Книга. Исследования и материалы. М., 1978. Сб. 36. С. 18-36).[1]

  Надо сказать, что типологические вопросы представляли для теории редактирования (которой я активно занималась) огромное значение, и рассуждение на эту тему в работах Станислава Алексеевича казались мне весьма продуктивными. В общем случае речь шла о том, что в теории и практике эстетического воспитания при дифференциации читателей художественной литературы неправомерно основываться только на признаке образования, принятом общей классификацией. Ведь общая классификация читателей не учитывает специфики чтения художественной литературы. Замечу, что много позже мне стало ясно, что учет специфики предметной области литературы – важная составляющая всякой дифференциации особенностей чтения. А тогда, думая о том, кого было бы важно видеть рядом при изучении книги по искусству, я, конечно, думала именно об С.А. Трубникове. Юрий Сергеевич Зубов меня поддержал, и состоялась моя первая встреча с будущим научным руководителем, на роль которого согласился С.А. Трубников. И это было здорово! А далее было много встреч и бесед о читателе, о книге, о влиянии чтения на личность и проч. Станислав Алексеевич невольно помог мне углубиться в мою тему и понять особенности отражения искусства в книге, особенности восприятия книги по искусству. Правда, это осознание пришло не сразу. Но уже тогда стала ясна относительность восприятия читателем содержания книги и, главное, понимание того факта, что при изучении книги по искусству необходимо включать в предметную область произведения трех субъектов (автора, художника, читателя). Думаю, что без трудов профессора Трубникова мои поиски пошли бы в ином направлении… Особенности восприятия искусства (непосредственно и в результате чтения) – это важная составляющая и сегодняшних решений, которые касаются специфики книги по искусству и чтения этой литературы. За позицией Трубникова по отношению к читателю виделось мне интереснейшее и продуктивное направление анализа отраслевой книги, в частности книги по искусству как средства, формирующего интерес к искусству.

   Вспоминая Станислава Алексеевича, я невольно думаю о его научном наследии. К сожалению, оно невелико. Нет весомого «массива публикаций трудов С.А. Трубникова», не обозначена, не осмыслена в современном контексте его школа. Чем объяснить? Думаю, работы Станислава Алексеевича –глубокие и всегда оригинальные, сказала бы, прогностического свойства – были, что называется, намного впереди своего времени. Тогда теория чтения, потребностей читателя, читательского интереса и, особенно, читательского вкуса только начали свое разностороннее становление. С.А. Трубников был, видимо, значительно впереди своего времени. Но это был настоящий и признанный корифей в библиографоведении.

  А в новое время, возможно, вкус к высокой теории в данной области несколько притупился или отодвинулся. На первый план выдвинулись поиск решений, определяющих использование новых технологий, осмысление преобразований в отрасли, да и вообще в стране, выработка и обсуждение инноваций, внедрения компьютерных технологий. И в такой ситуации разработка Трубниковым теоретических подходов к отраслевой библиографии не занимает внимания ученых. А зря. Вклад его в теорию книги, теорию чтения представляется мне значительным. Методологически, методически все еще есть чему поучиться у профессора Трубникова.

   Но может быть, сам Станислав Алексеевич не искал последователей и продолжателей своего дела, которые двигали бы и развивали его школу?

  Хочу признаться, что встреча и дальнейшая работа с этим незаурядным человеком в значительной мере украсили мою научную жизнь. Благодаря его выступлениям на заседаниях кафедры, высказываниям, отдельным суждениям в приватных беседах, я была в самом центре библиографической мысли того времени, в авангарде исканий лучших ученых-библиографоведов. Это давало возможность двигаться не только вширь, но и вглубь явлений, объектов, процессов; ориентироваться в изучении отдельных вопросов не на случайное, а на сущностное. Полагаю, что для руководства научным исследованием, анализом той или иной проблемы эта позиция Наставника и Учителя – самая действенная и эффективная…

Список источников

1. Трубников С.А. Проблема типологии читателей художественной литературы// Книга. Исследования и материалы. - М., 1978. Сб. 36. - С. 18-36.

Сведения об авторе

Антонова Сусанна Галустовна - доктор филологических наук, профессор, член диссертационного совета Д 210.010.01

К оглавлению выпуска

14.08.2018, 67 просмотров.