Библиотековедение: новые взгляды и решения. ДРЕШЕР Ю.Н., КЛЮЧЕНКО Т.И., СУЛТАНОВА Э.Р. БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ СРЕДА: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ КОНТУР

  Человечество вступило в новый этап развития, когда интенсивно формируется новый тип культуры. Описанию различных взглядов на новый этап развития культуры посвящено значительное число работ философов, культурологов, историков, социологов. Библиотечно-информационные специалисты также предпринимают попытки определить перспективы своей отрасли, чаще всего связывая свое будущее с «информационным обществом», «обществом знания», стремятся «вписать свою отрасль в новый, формирующийся тип культуры». С появлением новой реальности под названием «информационное общество» произошло повышение ценности информационных ресурсов (знаний, технологий), следовательно, возрастание значимости факторов духовного развития науки как системы производства информации; образования как системы распространения информации и знаний; культуры как системы, способствующей развитию той или иной области.

  Концепция «информационное общество» выражает суть постиндустриального общества. В нем определяющую роль играет информация. Выделение в секторе информации категории «знания» привело к распространению понятий «общество знания», «экономика знания». Основными признаками такого общества являются: вхождение науки в производство, вплоть до отделения производства моделей от производства продукта; Интернет, позволяющий каждому работать с гигантскими массивами информации, для производства инноваций. В.Н. Лекторский, сравнивая информационное общество и общество знания, отмечает существование многих подходов и концепций, которые отличают их друг от друга. Но общее у них одно: «...в обществе знания, в которое вступают все развитые страны, производство, распространение и использование знаний начинают определять все экономические и социальные процессы [12, с.32]. Основная ориентация такого общества — на переход человечества от деятельности по производству материальных благ к научно-творческой, управляющей и информационной деятельности. Это по сути другой тип культуры, получивший название «третьей культуры» [14, с.63], культуры виртуальных смыслов, в которых человечество должно переключиться с экстенсивного потребительского на когнитивный путь развития, а конкретный человек должен трансформироваться в когнитивного субъекта (формировать «обязательное знание» [22, с.167], концептуально видеть мир, упорядочивать информацию и придавать ей новые смыслы, творчески усваивать социокультурный опыт, быть открытым для инноваций). На фоне формирования нового типа культуры западными философами разрабатывается понятие «сетевое общество» применительно к современной эпохе [2, с.16,17; 5, с.54; 9, с.85,86; 11]. Это новое качество является не просто процессом транспортировки информации, но и средством изменения состояния взаимодействующих систем, обмена между системой и окружением. Сети предполагают системную интеграцию процессов обработки и передачи информации и обладают свойствами многоканальности и ячеистости, повторяемости структуры.

  Узловые признаки такого общества — ориентация на знания, цифровая форма представления информации, виртуализация производства, инновационная природа, интеграция, трансформация отношений производитель-потребитель, динамизм, глобализация и ряд других [19, с.69].

  Сеть стала той формой социальной организации, которая присуща постиндустриальному обществу. В сетевом обществе все становится «сообщением» или «потоком сообщений»: наполнение личной жизни, политические события, явления культуры [15, с.70,71].

  Такой подход позволяет по-новому интерпретировать классические понятия науки: исследование любого объекта должно дополняться изучением его сетевых эффектов. Глобализация и есть один из сетевых эффектов, самых существенных. Сетевые эффекты меняют многие сферы, и особенно систему обмена информацией, включая и состояние развития информационного рынка и технические возможности передачи информации. Эти обстоятельства позволяют говорить о формировании глобальной информационной инфраструктуры, которая предполагает совершенно иные масштабы и надежность хранения информации, полную интерактивность, существенно большую быстроту обработки и передачи данных, а также значительно более глубокий и гибкий поиск и принципиально иной технологический уровень.

  Специалисты рассматривают библиотеку как ключевую часть формирующейся национальной информационной инфраструктуры [10, с.51,52].

  Библиотека как самостоятельный, имеющий большую историю социальный институт[1] включена в систему культуры, ориентирует человека в информации и знании. Она соединяет различные культурные знания и традиции, обеспечивая человеку возможность социализации в социокультурном пространстве [17, c.12,13]. Общая адаптационная направленность библиотечно-информационной деятельности повышает значимость ее роли за счет механизмов консервации знания и противостояния разрушительным тенденциям постоянной глобальной модернизации [7, с.52; 13, с.18; 21. с.99].

  В контексте происходящей в библиотечной отрасли[2] смены парадигмы библиотекари должны создавать связи и развивать устойчивое партнерство. Продвигая культуру адаптации и в то же время принимая во внимание индивидуальность читателя (пользователя), библиотеки, библиотекари должны стремиться довести до максимума возможности всех читателей (пользователей) и тем самым внести свой вклад в развитие адаптированного общества.

 Очевидно, для решения поставленной задачи библиотеки и реализуемая ими библиотечно-информационная деятельность должны обладать достаточными ресурсами, позволяющими им развивать комплекс институций и инфраструктуру библиотечной отрасли, ориентированной на принятие «рыночно ориентированных решений». Согласно мнению С.А. Басова «библиотечный социальный институт» как целостное отражение «библиотечного среза» жизнедеятельности общества», включает деятельность библиотек всех типов и видов (практика), образование, науку, коммуникацию, управление, а также формальные и неформальные правила, по которым он функционирует и развивается при системообразующей роли практики [1, с.11].

 Библиотека и библиотечно-информационная деятельность вполне вписываются в новую культуру, в культуру виртуальных смыслов, поскольку в новых условиях функционирования библиотеки (постоянное нарастание потоков электронной информации, полнотекстовые электронные ресурсы, работа со своими ресурсами и с использованием семантической паутины (семантического веба), работа с метаданными вместо распространенного сегодня анализа текстов документов, повсеместное использование унифицированных идентификаторов ресурсов (URL), онтологий и языков описания метаданных, технологии связанных данных) присутствуют признаки сетевой передачи информации. Сетевые технологии позволяют оптимальным образом осуществлять библиотечно-информационную коммуникацию в открытых образовательных и научных ресурсах и электронных библиотеках в интересах пользователей.

 Институализация библиотеки приобретает более сложные очертания и представляет собой, по определению М.Я. Дворкиной, реальное и виртуальное пространство деятельности библиотекаря и пользователя библиотеки, их взаимодействие с объектами среды, включающее совокупность информационных, культурных, социальных, пространственно-временных, технологических, нравственных, эстетических и других компонентов предметного и духовного характера [6, с.82]. Институциональный контур современной библиотечно-информационной среды можно представить в виде трехконтурной модели[3]: собственно библиотечно-информационная среда, включающая факторы, относящиеся к самой библиотеке и библиотечно-информационной деятельности (внутренний контур); институциональная среда, действующие факторы того социального института, в который включена библиотечно-информационная деятельность (первый внешний контур); социокультурная среда, включающая совокупность факторов социокультурного характера (второй внешний контур).

 Именно эти характеристики социально-культурной среды формируют потребителя библиотечно-информационных продуктов с определенным уровнем образования и требований к качеству библиотечно-информационного обслуживания, тем самым порождая вызов библиотечной отрасли[4] обществу в целом и стимулируя собственное развитие.

 Попытки представить институциональный контур развития современных библиотек как социальных институтов свидетельствуют о стремлении найти в этом развитии неизменное, то, что при любых обстоятельствах сохранятся. Но темпы социального развития ускоряются, существенно меняется и образ жизни. Следовательно, не исключаются новые качественные перемены, которые заставят радикально переосмыслить традицию и возможные варианты, формировать новые ценностные ориентиры.

 «Единственный путь, — считает классик библиотечно-информационной отрасли профессор А.В. Соколов, — сохранение в постсоветской России полноценных библиотек и библиотечной интеллигенции» — формирование общественно-государственной системы управления библиотечным социальным институтом» [18. с.158,205].

 Почти к аналогичному выводу классика пришли и научные сотрудники Государственной научно-технической библиотеки Сибирского отделения РАН в ходе многолетнего исследования, посвященного определению места библиотечной отрасли в социально-экономической системе региона, развитию комплекса институций и инфраструктуры библиотечного дела в соответствии с задачами модернизации страны, возможно в условиях ориентированной на принятие эффективных с точки зрения рынка модели управления.

 Список литературы

1. Басов, С.А. Библиотечный социальный институт как фундаментальная категория библиотековедения / С.А. Басов // Скворцовские чтения. Библиотечное дело—2011: библиотечно-информационная деятельность в условиях модернизации общества: материалы XVI Междунар. науч. конф., 27—28 апр. 2011 г.—М., 2011.—С.10—14.

2. Бурдье, П. Социология социального пространства / П. Бурдье; пер. с фр.: общ. ред. Н.А. Шматко.—СПб.: Алетейя, 2005.—288 с.

3. Ванеев, А.Н. О профессиональной библиотечной идеологии / А.Н. Ванеев // Библиосфера.—2013.—№ 2.—С.3—6.

4. Волженина, С.Ю. Библиотечная отрасль в социально-экономической системе региона: методология и методика оценки эффективности / С.Ю. Волженина, С.С. Гузнер, Л.А. Кожевникова; Гос. публ. науч.-техн. б-ка СО РАН.—Новосибирск, 2015.—198 с.

5. Вохрышева, М.Г. Библиография и культура: науч.-практ. пособие / М.Г. Вохрышева.—М.: Литера, 2012.—256 с.

6. Дворкина, М.Я. Библиотека: сфера образования, науки, культуры, интеллектуального и культурно-досугового обслуживания / М.Я. Дворкина // Библиосфера.—2013.—№ 1.—С.81—82.

7. Дворкина, М.Я. Библиотечная среда: теория и организация / М.Я. Дворкина.—М.: Литера, 2009.—93 с.

8. Дворкина М.Я. И вновь об объектах и предмете библиотековедения / М.Я. Дворкина // Библиотековедение.—2005.—№ 4.—С.36—40.

9. Делез, Ж. Логика смысла / Ж. Делез: пер. с фр. М.Д. Фуко.—М., 1998.—480 с.

10. Ершова, Т. Информационное общество — это мы / Т. Ершова.—М.: Институт развития информационного общества, 2008.—510 с.

11. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / М. Кастельс; пер. с англ.: под ред. О.И. Шкаратана.—М.: ГУ-ВШЭ, 2000.—URL:http://www.sd-inform.org/upload/bookc/Politologija/Social-liberalizm/-__studyguides__Kastel.pdf

12. Лекторский, В.Н. Философия обществознания и перспективы человека / В.А. Лекторский // Вопросы философии.—2010.—№ 8.—С.30—34.

13. Маркова, В.Н. Функциональная модель библиотеки / В.Н. Маркова // Библиосфера.—2013.—№ 1.—С.13—19.

14. Меськов, В.С. Мир информации как тринитарная модель Универсума. Постнеклассическая методология когнитивной деятельности / В.С. Меськов, А.А. Матченков // Вопросы философии.—2010.—№ 5.—С.57—68.

15. Назарчук, А.В. Сетевое общество и его философское осмысление / А.В. Назарчук // Вопросы философии.—2008.—№ 7.—С.61—75.

16. Орлова, Э.А. Культурная (социальная) антропология / Э.А. Орлова.—М., 2004.—480 с.

17. Савич, Л.Е. Институциональная матрица: о возможности ее использования в библиотековедческом исследовании / Л.Е. Савич // Библиосфера.—2013.—№ 2.—С.12—16.

18. Соколов, А.В. Постсоветские библиотекари: социально-психологические очерки / А.В. Соколов, СПбГУКИ.—СПб.: Изд.-полиграф. компания «Коста», 2008.—296 с.

19. Степанов, В.К. Век сетевого интеллекта: о книге Dona Mankotta «Электронно-цифровое общество / В.К. Степанов // Информационное общество.—2001.—№ 2.—С.67—70.

20. Суслова, И.М. Библиотека в системе некоммерческого маркетинга: учеб.-метод. пособие / И.М. Суслова; ред. Т.А. Белова.—М.: Профиздат, 2003.—160 с.

21. Цукерблат, Д.М. Библиотека: сфера обслуживания или развития науки, образования и культуры? / Д.М. Цукерблат // Библиосфера.—2012.—№ 2.—С.99—102.

22. Шелер, М. Социология знания / М. Шелер; пер. с нем. А.Н. Малкина // Теоретическая социология: антология: в 2 ч.; пер. с англ., фр., нем., ит.; сост. и общ. ред. С.П. Баньковский.—М.: Книжный дом «Университет», 2002.—Ч.1.—424 с.

23. Шрайберг, Я.Л. Современные библиотеки под информационно-технологическим прессингом на тернистом пути в будущее: история борьбы с книгой и перспективы ее выживания: ежегод. докл. Междунар. профессионального форума «Крым—2015» / Я.Л. Шрайберг.—М.: ГПНБ России, 2015.—63 с.


Сведения об авторах

Дрешер Юлия Николаевна - доктор педагогических наук, профессор, директор Государственное автономное учреждение Республиканский медицинский библиотечно-информационный центр

Email: 

Ключенко Тамара Ивановна - доктор педагогических наук, профессор, зав. кафедрой информатики КазГУКИ.

e-mail: 

Султанова Эльвира Радифовна - преподаватель кафедры «Менеджмент» ФГБОУ ВПО «Казанский государственный энергетический университет»

Email: 

 




[1] Социальный институт — это устойчивая социокультурная форма, с помощью которой люди включаются в социальную жизнь, приспосабливаются к ней и поддерживают ее. Каждая такая форма — институт — связывается с решением определенной социально значимой задачи, удовлетворением конкретной базовой потребности с существованием групповых интересов [16, с.18].


[2] В библиотековедении специалисты к базовым характеристикам библиотечной отрасли относят: единую социальную направленность сферы услуг и библиотечного обслуживания (удовлетворенность потребностей пользователей); сходство условий производства и потребления услуг (совпадение по времени); сходство невозможности хранения и транспортировки услуг в отношении их связи с производством; сходство в отношении широты качественных услуг [20, с.53].

 


[3] При обосновании информационного контура современной библиотечно-информационной среды был использован методологический подход М.Г. Вохрышевой, изложенный в ее научно-практическом пособии [5, с.84].


[4] Согласно мнению известного библиотековеда М.Я Дворкиной, термин «библиотечное дело» точнее заменить на «библиотечную отрасль», которую можно определить как подсистему культуры и информации, включающую совокупность библиотек с библиотечными фондами, другими библиотечно-информационными ресурсами, инфраструктуру (библиотечную политику, библиотечную науку, методические службы, специальные учебные заведения, библиотечную печать) и обеспечивающую их функционирование» [8, с.38].



К оглавлению выпуска

информационная среда, библиотековедение

14.08.2018, 68 просмотров.