БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЕ НАУКИ: ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ. СОКОЛОВ С.В. ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭВОЛЮЦИОНИЗМ КАК МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ БАЗА БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЯ

Введение

    Исследование проблем информационного развития общества превратилось в одну из ведущих тем всего комплекса социально-гуманитарных наук: отечественной и зарубежной социологии, культурологии, философии, гуманитарной информатики, когнитивистики, управления, общего и сравнительного библиотековедения. Анализ подходов к исследованию информационно-библиотечных систем и организаций обнаруживает целый ряд эпистемологических противоречий, требующих решения в контексте не сколько мульти- сколько метадисциплинарного подхода. Традиционная ориентация библиотековедения на комплекс наук социально-гуманитарного цикла с одной стороны обеспечила ей необходимую методологическую базу, и с другой стороны – наметила определенные границы его развития. Н.С. Карташов писал в «Общем библиотековедении»: "библиотековедение не существовало и не может существовать автономно, изолированно, обособленно от других научных дисциплин". "Благодаря междисциплинарному синтезу происходит обмен знаниями между библиотековедением и другими науками. Иногда он выступает в форме простого усвоения научного знания, добытого другой дисциплиной, чаще же — в форме его творческого развития" [1, с. 73]. Николай Семенович писал, конечно, о социальных науках, определявших развитие библиотековедения на протяжении всего XX века [2, с. 41].

   Поворот к фундаментальной информатике и ее методическим принципам в конце XX века хорошо описал В.В. Скворцов в своей диссертации: "...фундаментальная информатика уже в настоящее время может и должна рассматриваться по отношению к библиотековедению как обобщающая наука, как метатеория" [3, C. 338]. "Это система знаний не только об информации, но и ее производстве, переработке, хранении, распространении в обществе, природе и технических устройствах" [3, C. 334]. Коллинеарный вектор развития наук документного цикла в сторону информатики при всем потенциале этой дисциплины как перспективной развивающейся науки также не может быть признан единственно возможным. Современные тенденции развития информационной науки, в частности библиотековедения, в западных странах показывают наибольшую практическую результативность при максимальной открытости научных подходов к взаимодействию с самыми разными передовыми концепциями, такими, например, как искусственные нейронные сети, эволюционные алгоритмы, «роевой интеллект», системная биология и другими. Научно-исследовательская работа в области библиотечных и информационных наук в США показала определенный тренд в экспериментально ситуативном объединении различных дисциплин при решении конкретных междисциплинарных задач. Продолжающийся неопозитивистский скепсис западной науки по созданию метатеории поддерживается обязательным предметным изучением неопозитивистов таких как Г. Саймон и Г. Блейлок в программах подготовки высших библиотечных специалистов США. Тем не менее, исследователи библиотечного дела за рубежом видят определенную «тенденцию поиска четкой теории библиотечного дела» [4, с. 22] в философских идеях позитивизма, феноменологии, социальной эпистемологии. Общедисциплинарная концепция глобального эволюционизма и междисциплинарная синергетическая теория могут стать и становятся новой парадигмой информационно-библиотечной науки XXI века.

 Эволюционное учение Ш.Р. Ранганатана в дискуссиях зарубежных и отечественных библиотековедов

   Для создания целостной, научно ориентированной картины информационно-библиотечных процессов и явлений необходимо творчески осмысливать существующие концепции хранения и передачи информации в различных ее формах. Многие отечественные исследователи обращались к терминам «организм», «кровеносная система», другим биологическим терминам для усиления образности своих теоретических положений. Так, Л.Б. Хавкина определяла библиотекаря "душой библиотеки, той живой силой, которая приводит в движение все ее органически связанные части" [5, с. 144]. Свои функции организатора взаимодействия, превращения неподвижной, пассивной массы книг в живой организм библиотекарь может эффективно реализовать через изучение читателей.  Р. С. Мотульский также активно использовал в своем учебнике сравнение библиотеки с живым организмом и подчеркивал значимость удовлетворения информационной потребности для поддержания жизнедеятельности и развития организма [6, с. 218]. «Они (библиотеки) должны вырабатывать приемлемые способы реагирования на внешнее воздействие. В этом отношении библиотеки подобны биологическим организмам. И современные библиотеки вынуждены приспосабливаться к изменениям во внешней среде, чтобы выжить и обеспечить эффективное выполнение своих функций» [6, с. 282]. Тем не менее, образность или биологический редукционизм не могли претендовать на концепцию системного эволюционного знания, основы которой были заложены в произведениях известного индийского библиотековеда и математика, руководителя библиотеки Мадрасского университета Ш.Р. Ранганатана.

   Его концепция о «библиотеке как живом организме» представляется чрезвычайно актуальной с учетом развития метатеории о глобальном (универсальном) эволюционизме и современной синергетической теории.

   Важнейшим трудом, в котором была сформулирована его эволюционная библиотечная теория является монография «Пять законов библиотечной науки» («The five laws of library sciencе») [7] . Она была издана библиотечной университета Мадраса в 1931 году с предисловиями генерального адвоката Мадраса С. В. Сивасвами Айера и Бервика Сайерса, директора лондонской публичной библиотеки. В переводе Э. Р. Сукиасяна пять законов сформулированы автором следующим образом [8]:

  1. 1. Книги предназначены для пользования ими.
  2. 2. Книги предназначены для всех; или каждому читателю – его книгу.
  3. 3. Каждой книге – её читателя.
  4. 4. Берегите время читателя.
  5. 5. Библиотека – растущий организм.

   Каждому постулату была посвящена отдельная глава, и для нас особенный интерес представляет глава посвященная «Пятому закону» о библиотеке как растущем организме, но эволюционные воззрения автора пропитывают все части его книги. Исследуя алфавитно-предметный указатель к 400 страничному, не переведенному на русский язык, труду Ранганатана заметим, что значимую часть ссылок в его исследовании составили авторы натурфилософского и естественно-научного направления. Это, например, английский орнитологист Е.А. Бакер [7, с. 22, с. 280, с. 282], английский биолог, зоолог и эмбриолог Фрэнсис Мейтленд Бальфур [7, с. 84], английский натуралист, писатель, основатель Джерсийского зоопарка и Фонда охраны дикой природы, которые сейчас носят его имя, Джеральд Даррелл [7, с. 69]. В труде в четырех разных местах упоминается волновая механика и математическая теория относительности; из всех библиографий, на которых отдельно останавливался автор в предметный каталог вынесены библиография комбинационного рассеяния света (эффект Рамана), библиография геологии, библиография химии и библиография либеральной экономики. Ш.Р. Ранганатан подробно описывает свое понимание пятого закона на 34 страницах седьмой главы своего фундаментального труда. Характеризуя эволюцию библиотеки, автор приводит несколько великолепных образных сравнений древней и средневековой книги с узником, находящимся в заточении и изолированным от внешнего мира. Современная библиотека также далека до библиотеки того времени «как человеческая группа» (отличается) «от группы простейших или Атлантический лайнер в 60 000 тонн от "Санта-Марии" Колумба» [7, с. 414]. Основная идея эволюции библиотеки заключается во все большей доступности информации для пользователя, все большей открытости библиотеки с ее дифференциацией в зависимости от групп пользователей на «многообразие форм, в которые в наше время превратился библиотечный организм». Автор перечисляет современное многообразие библиотек (муниципальные, сельские, районные, научные, школьные, университетские, морские, детские, организации «промежуточного вида» как библиотеки для слепых). Каждый из этих видов имеет свои «проблемы и особенности, а также некоторые общие черты» – «объединение всех инструментов образования и распространение знаний с их помощью» [7, с. 415]. В этом подходе можно увидеть принципы эволюции Герберта Спенсера — изменения от простого к сложному (интеграция), от однородного к разнородному (дифференциация), от неопределенного к определенному (возрастание порядка).

   В зарубежной библиографии стало характерным переформулирование библиотечных законов в духе Ш.Р. Ранганатана в зависимости от концепции автора. Переосмысливая законы Ранганатана с высоты современных реалий, Майк Горман, директор библиотеки Университета Штата Калифорния, один из авторов проекта Международного стандартного библиографического описания монографий (ISBD) относил пятый закон как постановку задачи для современников: "чти прошлое и создавай будущее" [9]. Именно в историческом понимании библиотеки, сохранении духа и ценностей прошлого и осваивая технологическое будущее библиотека может осуществлять свою миссию.  В 2004 году, сотрудник библиотечного департамента французского университета им. Поля Сезана Алирез Норужи рекомендовал применять законы Ранганатха к развитию данных и сервисов в сети интернет, среди которых пятый закон гласил «сеть (интернет) является растущим организмом» [10]. В 2015 году В. Шадрах предложил альтернативный набор адаптированных законов от Ранганатха «библиотека или система знаний - это система, которая развивается со временем для достижения всех вышеперечисленных законов» [11]. В 2016 году Ачала Мунигал рекомендовал внести изменения в законы Ранганатана в связи с внедрением социальных инструментов и их приложений в библиотеках: «Социальные медиа – это растущий организм, с различными инструментами и приложениями, которые каждый день обновляются. Библиотеки больше не имеет замкнутого пространства. Они обслуживают как своих членов, так и не членов в плане традиционного библиотечного обслуживания, независимо от пространства и времени» [12].  Редактор журнала Library media connection Карол Симпсон также уверена, что реальная имплементация пятого закона Ш.Р. Ранганатана возможна в развитии новых медиа, которые и должны отражать новую качественную ступень в развитии библиотек [13].

  Большинство зарубежных исследователей (согласно библиографической справке англоязычной Википедии [14]) считают, что пятый закон в большей степени ориентирован на внутренние качественные изменения в библиотеках, чем на влияние окружающей среды. Тем не менее, отдельные авторы ставят знак равенства между развитием и количественным ростом и при описании пятого закона видят постановку проблемы в важности обеспечения библиотеки дополнительными площадями для хранения книг и серверами для хранения документов в электронной форме [15].

   Интересно проследить освоение творческого наследия Ш.Р. Ранганатана в дискуссиях отечественных библиотековедов. Для анализа выберем три наиболее яркие дискуссии: в Вестнике Челябинской государственной академии культуры и искусств между Ю. Н. Столяровым и А.В. Соколовым в 2008-2009 гг., на конференции Крым 2012 между Ю.Н. Столяровым и Э.Р. Сукиасяном и между А. В. Соколовым и В.К. Степановым на страницах журнала «Университетская книга» в 2013 г. Для всех исследователей характерно толкование Ш.Р. Ранганатана в рамках своих информационно-библиотечных концепций и использование знаменитой фразы «библиотека есть растущий организм» для обоснования совершенно разных воззрений.

 А.В. Соколов в своей статье «Детерминизм и деонтология в документной коммуникационной системе» [16] признает, что Законы Ранганатана являются «межотраслевыми кванторами», то есть имеют междисциплинарный характер и не ограничиваются библиотечной отраслью. Столяров, соглашаясь с Соколовым, что все законы кроме пятого имеют деонтологический характер, то есть отражают не существующие реалии, а желаемые цели и являются, скорее, призывами, расходится с ним в толковании пятого закона. Утверждение, что библиотека – растущий организм, верно «по-Столярову» только при внешней поддержке библиотеки со стороны общества и государства. Ю.Н. Столяров трактовал пятый закон как «зависимость библиотеки от внешних факторов»: «будет внешняя среда создавать библиотекам условия – они станут развиваться» [17, с. 19]. Представление Ю.Н. Столяровым пятого закона как «закона документивных коммуникаций» созвучно теории синтаксисов библиотеки как некоего метатекста, которая была изложена в воспоминаниях В.П. Леонова «Пространство библиотеки. Библиотечная симфония». Пятый закон В.П. Леонов трактовал как необходимость сохранения библиотечных фондов и сооружений, то есть рассматривал в виде количественного, а не качественного роста формальных атрибутов библиотечного пространства. Также как и Ю.Н. Столяров, В.П. Леонов видел возможность применения пятого закона только при внешней поддержке, «такой, например, которая находится под пристальным вниманием государства, обеспечивается с его стороны достаточным финансированием и имеет надёжную систему защиты» [18]. Такое толкование библиотек как растущего организма отказывает им в способности к саморазвитию, находится в оппозиции к последующим трактовкам учения индийского библиотековеда.

  Э.Р. Сукиасян на конференции Крым – 2012, в год столетия со дня рождения Ранганатана, конкретизировал сферы деятельности библиотеки, к которым может относиться пятый закон. «Пятый закон («Библиотека – растущий организм») связан, естественно с вопросами финансирования, строительством зданий и многими другими аспектами деятельности, вплоть до управления персоналом – ведь персонал библиотеки тоже понимается Ранганатаном в динамике его развития». Для Сукиясяна в определении полей применения пятого закона важно было назвать те сферы библиотечной жизни, которые находятся в динамике. Эта концепция уже не рассматривает библиотеку как статичный объект, механистически разделенный на базовые структуры и функции. Сукиясян, обращаясь к терминологии американских директоров библиотек и «библиотечных офицеров по развитию фондов» доказывает, что речь в пятом законе ни в коем случае не идет о количественном росте, а о качественном изменении, совершенствовании, развитии всех сторон библиотечной жизни. Ю. Н. Столяров, подводя итоги работы секции «Библиотековедение, библиографоведение и книговедение» на конференции «Крым-2012» [19], полностью исключил положения Сукиясяна о динамики и развитии библиотек, оставив только перечисление форм ее деятельности и свои предположения о роли идей Ш.Р. Ранганатана в развитии теории документа [20].

  В дискуссии между А.В. Соколовым и В.К. Степановым о возможности установления «общестратегических законов и методологических подходов» в библиотековедении последний категорически отказал в возможности или необходимости применения законов Ш.Р. Ранганатана (и каких либо иных кроме «теории мостов Рубакина – Покровского» и определение сущности и функций библиографической информации О.П. Коршунова). С «позитивистской позицией» В.К. Степанова спорит А.В. Соколов, противопоставляя ей «библиотечный гуманизм» [21]. В этой дискуссии можно согласиться с А.В. Соколовым только с учетом того, что «высокие устремления», в том числе по реализации «гуманистической миссии библиотек» нужны в том самом деонтологическом приложении, о котором писал сам А. В. Соколов.

  Серьезное внимание в своих исследованиях уделял пятому закону Ранганатана П.С. Романов [22, 23]. Если в своей кандидатской диссертации П.С. Романов упоминал  Ш.Р. Ранганатана в связи с концепцией Д.М.Уайтхеда и четвертой фазой развития библиотековедения, полностью связанной с именем индийского библиографа, а также в связи с ролью Ш.Р. Ранганатана в исследовании возможностей применения математических методов в библиотечных исследованиях (термин «либрометрия»), то в докторской диссертации П.С. Романов уже останавливается на «теории организационного развития библиотеки». П.С. Романов полностью связывает постулат Ранганатана о библиотеке как о растущем и изменяющемся организме с «теорией организационного развития библиотеки». «Растущий организм приобретает новое содержание, избавляясь при этом от старого содержания, изменяясь в размерах и приобретая новый вид и форму» [23, c. 17].

 Теория «глобального эволюционизма» в методической базе современных диссертационных работ и в программах подготовки аспирантов государственной системы научной аттестации

  Полная картина использования актуальных междисциплинарных методик в современных социо-гуманитарных и, конкретно, в библиотековедческих исследованиях становится видна при анализе включенности предметной области «глобального эволюционизма» в программы подготовки аспирантов в государственной системе научной аттестации, а также анализе современных диссертационных работ направления 05.25.00.

  Основными нормативными документами, регулирующими структуру и объем преподавания истории и философии науки в высших учебных заведениях Российской Федерации, являются «Программы кандидатских экзаменов» утвержденные приказом Минобрнауки России от 8 октября 2007 г. № 274. Они размещены на сайте Высшей аттестационной комиссии в списке актуальных нормативных документов, обеспечивающих единую государственную политику в области государственной аттестации научных и научно-педагогических работников. Следует отметить, что из 30 программ предмета «История и философия науки», различающиеся по своему содержанию и структуре в зависимости от различных научных  отраслей, термин «глобальный эволюционизм» присутствует только в программах «Общие проблемы философии науки», отрасли «20.00.00 – Военные науки» и «Философия наук о живой природе». В программе курса «История и философия науки» «Философия естественных наук» приведен схожий термин – «универсальный эволюционизм».

  В программе курса «Общие проблемы философии науки», который читается также и для направлений подготовки «05.25.00», глобальный эволюционизм затрагивается в теме «Особенности современного этапа развития науки», для которого свойственно сближение «идеалов естественнонаучного и социально-гуманитарного познания». В парадигме естественнонаучных дисциплин становится обязательной экологическая и социо-гуманитарная составляющая. Также и науки социогуманитарного цикла берут в свой арсенал современные представления об исторически развивающихся системах, нелинейной динамике и синергетике. Глобальный эволюционизм рассматривается в этом курсе как синтез эволюционного и системного подходов, показывается его значимость в современной научной картине мира.

  Если в программе отрасли «военные науки» текст, связанный с глобальным эволюционизмом просто механически скопирован из программы «Общие проблемы философии науки», то в программах «Философия наук о живой природе» и «Философия естественных наук» основные положения, а также список рекомендательной литературы, имеют свою специфику. В наибольшей степени значимость принципов глобального (универсального) эволюционизма раскрыты в программе наук о живой природе, где он рассматривается как продолжение теории первого, второго и третьего эволюционных синтезов. Только в этом курсе есть ссылки на фундаментальные работы Л.В. Фесенкова [24]. Философия естественных наук рассматривает проблемы универсального эволюционизма в конспекте антропного принципа в космогонии и астрономии. В наибольшей степени программа курса для естественнонаучных дисциплин оперирует понятием синергетики. Необходимо отметить, что, как и термин универсальный (глобальный) эволюционизм, термин синергетика затрагивается только в указанных четырех направлениях подготовки. Значимость синергетики отдельно упоминается для работы военного исследователя в направлении «военные науки», а также направлении подготовки философия науки для «техники и технических наук» в разделе рекомендательной библиографии.

 В научной электронной библиотеке диссертаций disserCat термин «глобальный эволюционизм» встречается в 1369 работах. Тем не менее, из всей группы дисциплин по списку ВАК 05.25.00 этот термин проходит только в докторской работе Н. П. Игумновой «Евразийское библиотечное пространство: теория и практика развития» [25]. Этот исследователь обратился в методологической части своего исследования к «идее универсального эволюционизма и теории самоорганизации, выраженные в трудах ученых и философов H.H. Моисеева [26], B.C. Степина [27], С.П. Курдюмова и E.H. Князевой [28, 29, 30].

  Каталог РГБ дает по данной ВАКовской специальности уже три работы. Г.А. Двоеносова в работе на соискание ученой степени доктора исторических наук «Синергетическая теория документа» [31] рассматривает документ в качестве «инструмента власти, управления и права, движителя социальной деятельности и инструмента социальной самоорганизации» [31, C. 15]. Е.И. Полтавская в своей кандидатской диссертации «Конкретизация категории "библиотека" посредством экспликации понятий "Библиотека-социальный институт" и "Личная библиотека"» [32] называет свой подход системно-синергетическим, как способ изучения развивающих и эволюционирующих самоорганизующихся систем. Т.А. Новоженова в докторской работе «Методологические основы формирования общей теории библиографии» [33] в обстоятельном разборе всех авторитетных как зарубежных, так и отечественных исследователей синергетики особенно выделяет «основной закон эволюции» A.M. Ковалева; — «самореализация мира, предполагающая его самоорганизацию и самосохранение через саморазвитие» [34] и работы К.В. Поддубного, обосновавшего «идеальную модель самоорганизующихся систем на основе многообразных методологических подходов» [35]. Этот исследователь использует термин глобальный эволюционизм наряду с термином универсальный эволюционизм. На эту и другие работы Новоженовой, как «Синергетическая теория библиографии как выход из лабиринта библиографических концепций» [36], ссылается в своей методической части диссертационная работа Е. В. Аврамовой «Публичная библиотека в системе непрерывного библиотечно-информационного образования» [37, С. 57]. Несмотря на появление отдельных ярких диссертационных работ, связывающих свою методическую базу с глобальным (универсальным) эволюционизмом, а также частичного включения положений этой теории в ряд учебных программ подготовки аспирантов для социально-гуманитарных и естественно-научных дисциплин, необходимо отметить пока слабое обращение современных исследователей социально-гуманитарного направления к этой методологической базе. Возможно, одна из причин этого в отсутствии фундаментальных работ, адаптирующих современные естественнонаучные наработки к потребностям и особенностям предметов социально-гуманитарного цикла. Рассмотрим возможные перспективы исследования открытой библиотечной системы в научной системе координат глобального эволюционизма.

 Перспективы исследования открытой библиотечной системы в парадигме глобального эволюционизма

Саморазвивающаяся открытая библиотечная система

   Традиционные исследования библиотечной системы в парадигме структурно-функционального или институционального подходов рассматривают библиотеки как информационные учреждения в качестве умозрительных объектов социальной сцены, лишают их возможностей саморегуляции, саморазвития, гомеостаза и саногенеза, односторонне трактуют всё многообразие социальной и цифровой реальности. Изучение разнообразия морфологии библиотек и библиотечных систем в том числе и как информационно-образовательных пространств, обретает новые импульсы с рассмотрением их в системе взаимодействий глобального эволюционизма. Чрезвычайно малое количество исследований отдельных элементов библиотечно-информационной системы, таких как специальные, например тюремные библиотеки, игнорирование изучения возможностей их включения в глобальное информационное пространство, также открывает дополнительную методологическую и исследовательскую перспективу. Е.А. Плешкевич в своей последней работе о синергетических идеях в библиотековедении и книговедении констатировал [38], что многие современные работы по поиску эволюционистско-синергетических подходов в библиотековедении или «далеко не оригинальны, то есть получены в рамках других методологических подходов» или имеют общетеоретическую направленность. Наиболее глубокий подход он видит в работе М.Я. Дворкиной 2002-го года по системному самоуправлению библиотек на горизонтальном уровне [39]. Приходится констатировать, что после работы М.Я. Дворкиной за исключением исследований самого Е.А. Плешкевича методологические основы саморазвивающаяся открытой библиотечной система в рамках глобального эволюционизма остались мало изучены.

 Децентрализация в управлении социальными объектами информационной политики

 Современные партийно-политические централизаторские подходы к руководству информационной инфраструктурой и, в частности, национальной библиотечной системой демонстрируют организационно-управленческие противоречия между популистской ориентацией на упрощенные ценностные предпочтения абстрактного избирателя – пользователя библиотеки и сложной иерархией объектов информационного регулирования. Избыточная централизация информационных ресурсов или системы управления ими несет серьезные социальные, управленческие и иные издержки особенно в странах с обширной территорией и в странах с развитым региональным информационным комьюнити. Без исследования принципов равноценного формирования массового и профессионального, центрального и регионального информационных сообществ административные форматы управленческого воздействия на национальную библиотечную систему страны будут контрпродуктивны.

 Конкуренция за информационные ресурсы

  Конверсия и конвергенция традиционных библиотечных, информационных, компьютерных и телекоммуникационных ресурсов в новую медиасреду с активным участием массового актора обнаруживает фундаментальное противоречие с сохранением и усилением цифрового неравенства. Рост значимости информационных ведомственных элит нарастающая информационная стратификация ведут к ограничению возможностей территориальных и социальных групп в конкурентном доступе к информационным ресурсам и средствам коммуникации и в итоге - к патоморфозу их ключевых компетентностных полномочий. Отсутствие комплексных методик исследования декомпенсации и в конечном итоге дисфункции некоторых (например, определенных библиотечных) элементов информационной системы, ведёт к игнорированию важнейших уязвимых - триггерных точек информационной политики. 

 Управление библиотекой в чрезвычайной ситуации

  Недостаточная ресурсная поддержка, кризис управления библиотечно-информационной системой, преобладание частных, разрозненных инициатив над системной скоординированной политикой в библиотечном деле позволяет говорить о нахождении отечественных библиотек в перманентном состоянии чрезвычайной ситуации. По сравнению с действием традиционных систем управления, функциональная структура системы управления по предупреждению чрезвычайных ситуаций и действиям в чрезвычайных ситуациях должна обладать такими характеристиками,  как [40, C. 25]:

– возможность функционирования в чрезвычайном режиме и режиме повышенной готовности;

– отсутствие жесткой иерархической структуры управления, наличие системной гибкости и адаптивности;

– готовность принимать новые нетрадиционные действия;

– готовность функционировать в режиме высоких темпов изменения информационной обстановки;

– возможность распределения властных полномочий и ответственности.

  В системах управления чрезвычайными ситуациями такая декомпозиция, передача локальным подсистемам специальных задач при сохранении координирующей функции основной системы в рамках существующего структурно-технологического резерва является одним из важнейших принципов стратегического управления. При этом сохраняется возможность обеспечения необходимой гибкости для принятия групповых решений в условиях стремительно изменяющейся информационной обстановки.

 Единица социальной информации

  В процессе разработки основ квантификационного исследования библиотечных систем в духе глобального эволюционизма невозможно пройти как мимо понятия социально-информационной системы координат, о принципах которой говорилось в указанных направлениях исследования библиотечной открытой системы, так и мимо консенсунсной единицы измерения социально-информационного действия или процесса. А. Д. Урсул рассматривает культуру как процесс продолжения информационного вектора глобальной (универсальной) эволюции [41] и вслед за Р. Докинсом [42],  А. Рембо [43] и Г. Чиком [44] обращается к проблеме поиска единиц культурной информации, в частности, мемов и меметике, как одном из вариантов исследования предполагаемых единиц глобальной информационно-культурной эволюции. О «кванте знания, зафиксированного на материальном носителе, который представляет собой первичный, далее не расчленяемый объект библиографирования (библиографическую единицу)» писали также А. В. Соколов и В. А. Фокеев [45, с. 33]. Этот вопрос является открытым и необходимым – как для определения оценочной шкалы в сравнении информационно-библиотечных явлений и процессов, так и для создания сценарных моделей развития библиотечных систем в рамках междисциплинарной методики когнитивного моделирования.

Многовариативность информационно-социальных действий, сценарный подход

  В качестве дополнительного инструментария для исследования и прогнозирования развития открытой библиотечной информационной системы возможно использовать методику сценарного анализа (В.В. Кульба, Д.А. Кононов, И.В. Чернов, А.Б. Шелков, Л. Шульц) [46, 47, 48, 49]. Когнитивное моделирование является эффективным инструментом анализа слабоструктурированных, прежде всего, общественных систем и ситуаций в виде множества факторов и причинно-следственных связей между ними, в условиях слабо контролируемой и изменяющейся внешней среды. С учетом неразработанности принципов выделения единицы измерения библиотечно-информационной политики, в представленной методике системного анализа возможно сочетание формальных методов и неформализованного (экспертного) знания. Большое количество объективных эмпирических данных, закладываемых в модель, уменьшает влияние субъективного фактора в моделировании управленческих процессов и прогнозировании сценариев развития библиотечно-информационной системы. После формирования классификатора предметной области, базового междисциплинарного и рабочих предметно-ориентированных модулей исследуемой системы, определении веса и взаимосвязи различных категорий – узловых точек сетевой модели исследования всей национальной библиотечной системы или отдельной ее части можно определить сценарии развития библиотечной открытой системы. Такими сценариями могут стать, например, указанные реперные точки информационной политики: открытость библиотечной системы и готовность к взаимодействию с другими социальными, экономическими и политическими акторами; возможность конкуренции с другими субъектами информационной политики включая отдельных ресурсосильных медийных фигур или государственных менеджеров; значимость централизаторского и сетевого подходов в управлении библиотечной системой, а также принципов выживания библиотек в условиях чрезвычайной политической, экономической и информационной ситуации, в которых оказалась отечественная библиотечная система в настоящее время.

Заключение

  Методические основы глобального эволюционизма пока не нашли своего полного признания в социально-гуманитарных науках. Подавляющее количество диссертационных работ, основывающихся на положениях этой относительно новой междисциплинарной парадигмы, относится к естественно-научным дисциплинам. Тем не менее, направление подготовки аспирантов по предметам наук документального цикла, в частности библиотековедения, библиографоведения и книговедения включает, в отличие от других направлений изучение этой теории как методологической базы. В этом случае библиотечная наука сделала шаг вперед по сравнению со смежными научными дисциплинами. История развития зарубежного и отечественного библиотековедения показала как скромные попытки обращения к потенциалу естественных наук в ярких красочных сравнениях или в виде однобокого биологического редукционизма, так и в цельной эволюционистской концепции Ш.Р. Ранганатана. Осмысление этой концепции отечественными библиотековедами, привлечение новых общедисциплинарных разработок в контексте междисциплинарной теории синергетики позволят дать новый импульс как методическим разработкам в области библиотековедения, библиографоведения и книговедения, так и в ее практической реализации на уровнях «полевой работы» библиотекарей и управления библиотечной отраслью в целом.

 Список источников

1. Карташов Н.С. Общее библиотековедение : учебник. Ч. 1. Теоретические основы библиотековедения / Н.С. Карташов, В.В. Скворцов. - М. : Изд-во Моск. гос. ун-та культуры, 1996. - 89 с.

  1. 2. Елькина Е. Е. Теории библиотековедения в структуре соцально-гуманитарных наук и информационных технологий // Библиосфера, 2013, № 3, с. 39–48.
  2. 3. Скворцов В. В. Библиотековедение : Сущность, методология, статус : диссертация ... доктора педагогических наук : 05.25.03. - Москва, 1997. - 422 с.
  3. 4. Романов П. С. Векторы развития библиотековедения на современном этапе // Библиосфера, 2011, № 2, с. 19-23.
  4. 5. Хавкина Л. Б. Книга и библиотека, М., 1918.
  5. 6. Мотульский Р. С. Общее библиотековедение, М 2004.
  6. 7. Ranganathan SR The five laws of library science Madras. 1931  [Электронный ресурс] : Hathi Trust Digital Library. URL: https://babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=uc$b99721;view=1up;seq=13 (дата обращения: 04.03.2019).
  7. 8. Сукиасян Э. Р. Пять законов библиотечной науки Ш. Р. Ранганатана. Современное прочтение [Электронный ресурс] :  ГПНТБ РАН. Крым 2012. URL: http://www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea2012/disk/002.pdf (дата обращения: 05.02.2020).
  8. 9. Горман М. Клим И. А. Пять новых законов библиотечной науки // Петербургская библиотечная школа № 1 1996 43-48 с 48.
  9. 10. Noruzi, Alireza . Application of Ranganathan's Laws to the Web. Webology, 2004. 1(2), Article 8. [Электронный ресурс] : Open Access. URL: http://www.webology.org/2004/v1n2/a8.html (дата обращения: 05.02.2020).
  10. 11. Nirupama Warrier, Dr. J. Shivarama Access to information and acquisition of knowledge in electronic environment era. [Электронный ресурс] : Conference: TIFR-BOSLA National Conference on Future Librarianship - Innovation for Excellence. April URL: Mumbai.https://www.researchgate.net/publication/312496420_Access_to_information_and_acquisition_of_knowledge_in_electronic_environment_era (дата обращения: 05.02.2020).
  11. 12. Munigal, Achala . Ravi, Sharada, ed. 124th Jayanthi Sandharbanga: Grandhalaya Tapsvi Ranganathanku Niwali. Granthalaya Sarvasvam (in Telugu). Vijayawada: Andhra Pradesh Library Association: 4–7. August 2016.
  12. Simpson Carol Editors note [Электронный ресурс] : Library media connection. April- May URL: http://www.carolsimpson.com/5laws.pdf (дата обращения: 05.02.2020).
  13. 13. Five laws of library science [Электронный ресурс] :   URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Five_laws_of_library_science (дата обращения: 05.02.2020).
  14. 14. Adegoke Kudirat Abiola Ranganathans Law of Library Science: A Guiding Principle for Marketing Library Services [Электронный ресурс] : Usmanu Danfodiyo University, Sokoto, Nigeria. URL: https://studylib.net/doc/25215721/ranganathans-law-of-library-science--a-guiding-principle (дата обращения: 05.02.2020).
  15. 15. Соколов А. В. Детерминизм и деонтология в документной коммуникационной системе (постановка проблемы) // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2008 / 4 (16) с. 6-34.
  16. 16. Столяров Ю. Н. О закономерностях функционирования документокоммуникационной системы Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2009 / 2 (18). С. 15-22.
  17. 17. Леонов В.П. «Пространство библиотеки Библиотечная симфония» М.: Наука, 2003. 123 с.
  18. 18. Столяров Ю. Н. Работа секции «Библиотековедение, библиографоведение и книговедение» на конференции «Крым-2012»: аналитический обзор. URL: http://konferenciya.seluk.ru/9informatika/1024720-1-yu-stolyarov-rabota-sekcii-bibliotekovedenie-bibliografovedenie-knigovedenie-konferencii-krim-2012-analiticheskiy-obz.php (дата обращения: 05.02.2020).
  19. 19. Столяров Ю. Н. Признание Шиали Ранганатаном понятия «документ» 2012 с 1-4. [Электронный ресурс] : ГПНТБ РАН. Крым 2012. URL: http://www.gpntb.ru/win/Inter-Events/crimea2012/disk/131.pdf (дата обращения: 04.03.2019).
  20. 20. В поисках библиотечного счастья: от "чистки сараев" к действенному гуманизму [Электронный ресурс] : Университетская книга. Часть 3. 12 мая 2013. URL: http://www.unkniga.ru/images/docs/v-poiskah-schastiya.pdf (дата обращения: 05.02.2020).
  21. 21. Романов П. С. Аналитическая характеристика документного потока англоязычных диссертаций в области библиотековедения : По материалам США и Канады : диссертация ... кандидата педагогических наук : 05.25.03. - Москва, 2006. - 220 с.
  22. 22. Романов П. С. Эффективность управления библиотекой : методология оценки в зарубежном библиотековедении : автореферат дис. ... доктора педагогических наук : 05.25.03 / Романов Петр Сергеевич; [Место защиты: Моск. гос. ун-т культуры и искусств]. - Москва, 2013. - 50 с.
  23. 23. Фесенков Л.В.Глобальный эволюционизм М. 1994.
  24. 24. Игумнова Н. П. Евразийское библиотечное пространство: теория и практика развития : автореферат дис. ... доктора педагогических наук : 05.25.03 / Игумнова Наталия Петровна; [Место защиты: Рос. гос. б-ка]. - Москва, 2009. - 42 с.
  25. 25. Моисеев H.H. Универсум. Информация. Общество. М. : Устойчивый мир, 2001. - 200 с.;
  26. 26. Моисеев H.H. Современный рационализм. М. : МГВП КОКС, 1995.-376 с.
  27. 27. Степин B.C. Саморазвивающиеся системы и постнеклассическая реальность // Вопросы философии. 2003. - № 8. - С. 5-17.
  28. 28. Князева E.H. Жизнь неживого с точки зрения синергетики / Е.Н.Князева, С.П.Курдюмов // Синергетика : сб. ст. М.: МГУ, 2000. - Т. 3. -С. 39-61.
  29. 29. Князева E.H. Основания синергетики. Человек, конструирующий себя и свое будущее / E.H. Князева, С.П. Курдюмов. — М. : КомКнига. — 2006.-232 с.
  30. 30. Князева E.H. Синергетика как новое мировидение: диалог с И. Пригожиным / E.H. Князева, С.П. Курдюмов II Вопросы философии. 1992. -№ 12.-С. 3-20.
  31. 31. Двоеносова Г.А. Синергетическая теория документа : автореферат дис. ... доктора исторических наук : 05.25.02 / Двоеносова Галина Александровна; [Место защиты: Рос. гос. гуманитар. ун-т (РГГУ)]. - Москва, 2017. - 47 с.
  32. 32. Полтавская Е. И. Конкретизация категории "библиотека" посредством экспликации понятий "Библиотека-социальный институт" и "Личная библиотека" : диссертация ... кандидата педагогических наук : 05.25.03 / Полтавская Елена Игоревна; [Место защиты: Челяб. гос. акад. культуры и искусства]. - Челябинск, 2009. - 185 с.
  33. 33. Новоженова Т.А. Методологические основы формирования общей теории библиографии : диссертация ... доктора педагогических наук : 05.25.03. - Краснодар, 2004. - 354 с.
  34. 34. Ковалев А.М: Изменяющийся и самоорганизующийся мир. Т. 2. Идеи, размышления, гипотезы / А.М; Ковалев. М., 1999. - 435 с.
  35. 35. Поддубный Н. В. Синергетика: диалектика самоорганизующихся систем : Онтол. и гносеол. аспекты : [Монография] / Н. В. Поддубный; Рос. гос. ун-т, Белгор. гос. ун-т. - Ростов н/Д ; Белгород : Изд-во БГУ, 1999. - 351 с.
  36. 36. Новоженова Т. А. Синергетическая концепция библиографии / Т. А. Новоженова // Российское библиографоведение: итоги и перспективы. - М.: ФАИР-ПРЕСС, 2006. - С. 199-215.
  37. 37. Аврамова Е. В. Публичная библиотека в системе непрерывного библиотечно-информационного образования : диссертация ... кандидата педагогических наук : 05.25.03 / Аврамова Елена Викторовна; [Место защиты: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Санкт-Петербургский государственный институт культуры"]. - г Санкт-Петербург, 2017. - 361 с.
  38. 38. Плешкевич Е.А. Синергетические идеи в библиотековедении и библиографиоведении // Библиография и книговедение. 2018. № 3 (416). С. 78-84.
  39. 39. Дворкина М. История библиотечного дела: осмысление с позиций синергетики // Библиотека в контексте истории : материалы междунар. науч. конф. [5; Москва, 21-23 окт. 2003 г.] / Рос. гос. б-ка ; сост. М. Дворкина. - М. : Пашков Дом, 2003. - С. 30-35.
  40. 40. Архипова Н. И., Кульба В. В.Управление в чрезвычайных ситуациях. – М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2008. – 474 с.
  41. 41. Урсул А.Д. Культура как информационный феномен // Философская мысль № 8 2013. URL: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=508#45 (дата обращения: 05.02.2020).
  42. 42. Докинс Р. Эгоистичный ген / Пер.с англ. М., 1993.
  43. 43. Rambo A.T. The Study of Cultural Evolution // Profiles in Cultural Evolution. Ann Arbur, 1991.
  44. 44. Chick G. Leisure, Labor and the Complexity of Culture: An Anthropological Perspective // Journal of Leisure Research. № 18.
  45. 45. Библиографоведение: Terraincognita. Диалог о библиографической науке : науч.-практ. пособие / А. В. Соколов, В. А. Фокеев. – Москва : Литера, 2010. – 206 с.
  46. 46. Шульц В.Л., Кульба В.В., Шелков А.Б., Чернов И.В. Информационное управление обеспечением социальной стабильности как основы общественного и государственного развития. 1-издание. М.: ИПУ РАН, 2019. – 211 с.
  47. 47. Шульц В.Л., Кульба В.В., Шелков А.Б., Чернов И.В. Информационное управление в условиях глобализации. М.: ИПУ РАН, 2017. – 130 с.
  48. 48. Шульц В.Л., Кульба В.В., Шелков А.Б., Чернов И.В. Сценарный анализ в управлении геополитическим информационным противоборством. М.: Наука, 2015. – 542 с.
  49. 49. Шульц В.Л., Кульба В.В., Кононов Д.А., Косяченко С.А., Шелков А.Б., Чернов И.В. Модели и методы анализа и синтеза сценариев развития социально-экономических систем. Книга 1 / в 2-х книгах. М.: Наука, 2012. – 304 с.

 Сведения об авторе

Соколов Сергей Валерьевич – научный сотрудник НИО библиотековедения ИНИОН РАН, старший преподаватель кафедры библиотечно-информационных наук МГИК

К оглавлению выпуска

библиотековедение, информационная среда, information environment, история библиотечного образования, история библиотечного дела, муниципальные библиотеки, информационная культура, конференции, Год литературы, Челябинск, научно-исследовательская работа, история книги

13.02.2020, 1276 просмотров.