Н.В.Лопатина Социально-информационные технологии в духовном развитии и просвещении: прошлое, настоящее, будущее

26 января 2016 года в рамках XXIV Международных Рождественских образовательных чтений прошла научно-практическая конференция «Просвещение через книгу. Социально-информационные технологии в православной библиотеке». Тема конференции была выбрана в ходе совместной работы Издательского совета РПЦ и кафедры библиотековедения и книговедения МГИК.

  Конференция ввела в оборот православных библиотек новое понятие – социально-информационные технологии. Понятие сложное, не сводимое только к тому, что в первую очередь ловит наш слух – к информационным технологиям, к новым средствам передачи информации. Научная школа Н.А. Слядневой (МГИК), определяет социально-информационные технологии как совокупность методов и средств информационного воздействия на общество с целью получения определенного социального результата. А именно такое понимание позволяет нам говорить и о библиотечном деле, и о многих других привычных для нас явлениях как о социально-информационных технологиях. В этой связи более корректно было бы говорить о социально-информационных технологиях в православном мире, в духовном развитии и просвещении.

   Наталия Андриановна Сляднева – известный российский библиографовед и автор теории социально-информационных технологий - включает в содержание этого понятия совокупность 

во-первых, контента: информационных сообщений, смыслов, ключевых императивов, с помощью которых воздействуют на людей с целью получения запланированных реакций,

во-вторых, социально-информационной инфраструктуры, то есть системы средств трансляции аудитории этого контента, этих ключевых императивов. Данная система может включать в себя как традиционные или технически новые каналы распространения информации, так и социальные институты, учреждения, организующие процессы информационного взаимодействия.  

   В наши дни социально-информационные технологии стали приоритетными инструментами социального управления в силу возможности оперативного глобального охвата аудитории (множества социальных субъектов) единым информационным контентом. Но возможность результативного влияния на личность, на массы информационными средствами была открыта и применена на практике далеко не сегодня. Социально-информационные технологии лежат в основе функционирования ряда базовых социальных институтов, в том числе и образования, и библиотеки, и религии.

    Церковь объединяет православный мир посредством именно средств информационной природы -  информации духовного содержания, «слова», наполненного особого ценностного смысла, которые транслируются всем, кому они необходимы, с помощью информационных каналов, пронизывающих социум в определенные исторические эпохи. Когда-то это происходило только с помощью устной коммуникации и рукописной книги, затем к ним прибавилось книгопечатание, позже весьма результативно этот круг дополнили радио и телевидение, а сегодня к ним присоединяется Интернет.  

   И именно этот процесс – появление новых информационно-коммуникативных форматов – вызывает самые большие опасения у тех, кто посвящает себя духовному просвещению, развитию молодого поколения, сохранению и продвижению гуманитарных ценностей.   

    В этой связи целесообразно говорить о существовании фундаментального закона  развития информационной среды и информационных коммуникаций - закона сохранения всех форм и средств информационной деятельности, методов и приемов  оперирования информацией, когда-либо изобретенных человеком.

   Сегодня все чаще речь идет о том, что компьютер и Интернет вытеснят книгу, и духовное просвещение и развитие станут невозможны. Давайте вспомним, сколько существовало православие без печатной книги – намного дольше, чем с ней.  Книгопечатание как технология трансляции информации в пространстве, кумуляции и сохранения общественного знания появилось в ответ на потребности именно религии как социального института в недорогом и массовом распространении библейских текстов, которые стали необходимы в условиях Реформации. Печатная книга как новый для того времени информационный формат был принят не только другими конфессиями, но и другими социальными институтами – образованием, наукой, политикой, оставаясь доминирующим информационным форматом в течение нескольких веков. Доминирующим, но не единственным – разве печатная книга вывела из культурных и повседневных практик не тиражируемую письменность? Разве смогла книга заменить живое слово, проповедь, общение?   

   «Каждая новая стадия, опирающаяся на тот или иной доминирующий тип тиражирования, фиксации и трансляции информации, не отрицает, а вбирает в себя все предшествующие типы коммуникации» (1, с.59) - об этом стоит помнить в момент появления новых способов трансляции информации духовного содержания. В силу совершенно естественных причин мы опасаемся нового, мы достаточно часто с моими студентами пробуем реконструировать настроения, отношения, эмоциональную окраску, которые сопровождали переход от книги рукописной, которая создается человеком, когда рукой правит душа, к книге печатной.

Древнейшие виды информационных коммуникаций (миметика, пластика, идеографическое и иероглифическое письмо) и более поздние (устное общение, рукописное и т.п.) не только не исчезли из человеческого обихода, вытесненные актуальными и доминантными способами информационного обмена, но и нашли свои ниши в современной  информационной среде. Они сохраняются  «не только и не столько в информационной среде социума, сколько в индивидуальном сознании, мыслях и действиях человека».  (2)  И это – важнейший фактор духовного развития и просвещения, который оказался невероятно значимым в условиях гонений на церковь.

  Давайте вспомним, что большинство из нас постигали основы православной культуры в устной коммуникации, ибо в те годы книжная культура не могла играть значительной роли в духовном развитии и просвещении. Для моего поколения – тех, кому сейчас немного за 40 -  основным источником информации духовного содержания было общение с бабушками и нянями, многие из которых не умели читать и писать, но сохраняли в своей памяти и передавали из поколения в поколение то, что сегодня называют «нематериальное культурное наследие». Этот формат не исчез и сегодня. Мы читаем нашим детям и внукам замечательные книги, которые Издательский совет Русской православной церкви выпускает для них, но «Отче наш» и другие свои первые молитвы, они, также как и мы, разучивают «на слух», с наших слов, до того, как учатся читать.   

   Изменяются информационно-коммуникативные форматы – то, с помощью чего мы транслируем в мир, в социальное пространство неизменный контент: духовные ценности, смыслы, образы, канонические тексты, интерпретации, объяснения. И главное – не то, какой используется способ фиксации и тиражирования информации, а то Слово достигло того, кому оно направлено. И наша задача – содействовать этому, поэтому библиотекаря важно понимание преемственности современных информационно-коммуникативных форматов и тех, что существовали в «до-информатизационную эпоху», понимание целевого, концептуального, структурно-функционального единства новых явлений и привычных форм в информационном поведении человека.

   Это особенно важно сегодня – на новом этапе взаимодействия православной церкви и библиотечного дела, на этапе, для которого характерны продуманность, профессионализм, содружество. Приоритетен в нашей деятельности результат, который мы хотим получить, распространяя информацию духовного содержания. Результатом любой социально-информационной технологии всегда выступает планируемые изменение человека, отдельных коллективов и социальных групп: их взглядов, ценностей, моделей поведения, потребностей, целей и мотивов, ориентиров жизнедеятельности.

   К сожалению, современное государственное управление – не только в России, но и в большинстве стран мира – ориентировано не на результат, а на процесс функционирования социальных институтов и учреждений их формирующих – библиотек, школ, музеев и т.д.  Не случайно, в работе современных учреждений культуры оценивается только посещаемость, и не анализируется уровень обогащения человека знанием, результативность его эмоционального и эстетического развития, возможность гармонизация системы индивидуальных и общественных ценностей, установление гуманитарных приоритетов, снятие социальной напряжённости и многое другое.  Восторг вызывает очередь людей, желающих посетить выставку работ великого художника, но не представляет интерес, с чем они вышли оттуда? что вынесли в своей душе и голове? испытали ли катарсис, либо весь результат сводится только к селфи, размещённым в социальных сетях?

    Прикладное значение теории социально-информационных технологий заключается в том, что эти и другие подобные вопросы ставятся во главу угла. Православные библиотеки не отягощены необходимостью следовать формальным нормативам, и все силы и все возможности подчинены единой цели – и декларируемой, и реальной – духовному просвещению и развитию человека. И мы с открытой душой и огромным желанием и радостью принимать профессиональное участие в этом замечательном деле, сохраняя традиционные и создавая новые формы работы с православным читателем.

   

Список литературы

  1. 1. Сляднева Н.А. Библиография в системе Универсума человеческой деятельности: опыт системно-деятельностного анализа: Монография. – М.: Изд-во МГИК, 1993.   

  2. 2. Сляднева Н.А. Нomo informaticus – человек эпохи информатизации// Научно-техническая информация. Сер.1.- 1999.- № 3.- С.9-13

 Сведения об авторе

Лопатина Наталья Викторовна - доктор педагогических наук, заведующий кафедры библиотековедения и книговедения Московского государственного института культуры

К оглавлению выпуска

Library education

16.02.2016, 860 просмотров.