Библиография, информационный мониторинг и библиометрия, наукометрия и аналитика. Цветкова В.А., Мохначёва Ю.В. Научные книги и библиометрия

Всегда далек от цели человек,

В чьей голове одной идет на смену

Другая мысль, утрачивая цену.

   Данте Алигьери. Божественная комедия.  Часть II. Чистилище. Песнь пятая.

 

  Результаты данного исследования  были представлены авторами на Пятой международной конференции НЭИКОН  «Электронные  научные и образовательные ресурсы: создание, продвижение и использование» (28 сентября – 1 октября 2017 г.).  Обсуждались на Международной научно-практической конференции «Информационная поддержка науки и образования: наукометрия и библиометрия» (Москва,  МЦНТИ, 21-22 сентября 2017 г.)

     Вместе с тем,  мы считаем, что эта тема актуальна  и может быть обсуждена на более широком полигоне в образовательной и  научной среде.

 Библиометрия, библиометрические показатели и вклад в науку

    Количественные оценки! Нет ничего проще!

    Все чаще количественные показатели библиометрии  стали обозначаться термином «оценка вклада в науку».  В нашем  понимании, «публикационная активность» и «вклад в науку»  очень разные понятия. Библиометрические показатели  все-таки  оценивают публикационную активность, то есть, основаны исключительно на учете количества публикаций или ссылок на публикации  (цитирований). Тогда как «вклад  в науку» - это реальные достижения ученого, имеющие важное теоретическое или практическое   приложение в   научных и прикладных исследованиях или практических работах. Это то, что есть в содержании статьи, книги или иного источника. Поэтому, рассуждая о библиометрических показателях, мы   имеем в виду исключительно оценку публикационной активности  конкретных ученых, коллективов, организаций. Попытки увидеть связь между понятиями «публикационная активность» и «вклад в науку»  скорее  подмена понятий, порой не безобидная.

 Все библиометрические показатели основаны исключительно на статистике, на количественных оценках и никоем образом не затрагивают содержательную часть публикаций.  Это тоже свидетельствует о том, что мы говорим о публикационной активности, а все-таки не о вкладе в науку.   Определение понятия «Библиометрии» как «комплекса количественных методов изучения потоков научных документов» [1] опирается на количественные параметры информационных потоков.  В работе [2] отмечено, что механический учет публикаций – одно из некорректных применений в наукометрии, но при этом  - это очень мощный и действенный инструмент в системе управления наукой.

 Современный этап экономических отношений называют «информационной экономикой», а общество «информационным». Оценки информационного общества также построены на количественных показателях [3], среди которых библиометрические занимают  не последнее место.

  Несмотря на все эти особенности, надо признать, что  инструментов  для слежения за  публикационной активностью  вполне достаточно.  Мы можем на базе двух ведущих зарубежных систем  WoS СС и Scopus, а также Российского индекса научного цитирования  оценить публикационную активность российских специалистов, посмотреть организации, тематическую направленность исследований  и выделить регионы, сравнить их и  оценить направления исследований. Мы можем посмотреть и  сравнить,   наши публикационные  потоки  с мировыми. Это, безусловно, важно при принятии управленческих решений на высшем уровне по развитию и финансированию приоритетных направлений.

  Стремление к интеграции российской науки в мировую привело к тому, что в  основополагающих документах стали задаваться  конкретные показатели доли  российских публикаций  в мировом информационном потоке:  «Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г.» [4],  указ Президента РФ «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» [5].

  Ажиотаж вокруг библиометрических показателей привел к   резкой коммерциализации всего процесса: организации платят за  написание статей, создаются  специальные журналы, индексируемые в  ведущих базах данных,  в которых за деньги размещаются статьи,  можно  «купить» даже соавторство [6]. В некоторых организациях  научным сотрудникам  задается план по написанию статей (2 -5 штук), а вот  о том, что писать  и где публиковать – это вопрос серьезный и  требует отдельного рассмотрения.

Где  публикуем результаты исследований

   Основными публикациями научного мира являются статьи, научные книги (монографии), обзоры, и материалы трудов конференций. Менее распространенные формы – это депонированные научные работы и препринты. Цитатные базы данных отражают  большей степени статьи из журналов. Именно на постатейной статистике  основаны и библиометрические показатели: количество статей и  их цитируемость. Кроме того, используются и некие оценки  престижности  журналов  в виде разного рода статистик (импакт-фактор).   Учитываются  публикации в  материалах конференций, конгрессов, симпозиумов и т.п.  Но это тоже статья, и при количественных оценках она равнозначна журнальной статье. Мы не останавливаемся на  попытках включить в эти процессы престижность мероприятия: национальное, международное, доклад был озвучен кем-то  из авторов – это уже некие изыски.

Публикации в научных журналах

   Говоря о журнальных публикациях нельзя не затронуть следующие аспекты. Всего  два-три десятилетия назад  автор публиковал свою работу в том журнале, который  соответствовал его тематическому направлению. Все статьи во всех журналах имели одинаковый статус опубликованной работы. Не требовались от авторов оценки постпубликационной популярности  работы (цитирования).  В средине 1970-х годов издатели начали вмешиваться в  практику самой науки, вступив на путь, который впоследствии сделает ученую карьеру пленником издательской системы и подчинит направление исследований  бизнес-стандартам. … Журналы новой формации попали на вершину новых рейтингов (высоких импакт-факторов). В научном мире была создана  новая валюта престижа» [7]. Сегодня  на российском полигоне научных журналов мы  имеем следующие условия для опубликования:

- перечень Высшей аттестационной комиссии обязывает соискателей степеней публиковаться только в журналах из этого Перечня, а он меняется если не ежемесячно, то поквартально.  Отметим, что Перечень ВАК и списки индексируемых в  цитатных базах данных журналов не совпадают.  Это создает проблемы для ученых  в условиях, когда  выдвигаются противоречивые требования  по условиям опубликования;

- автор должен знать, индексируются ли статьи из журнала, в котором он планирует опубликовать статью,  в РИНЦ, а так же  в WOS CC и/или Scopus, а лучше всего во всех  этих ресурсах. Почему российский ученый-автор должен думать  о том,  что выбирают зарубежные коммерческие  базы данных для обработки?

-  почему импакт-фактор журнала должен быть регламентирующим показателем для авторов.  Какое импакт-фактор имеет отношение к  научным исследованиям и к авторам?  Это  маркетинговый, коммерческий показатель, призывающий редакторов журнала  повышать престиж издания с целью получения большей коммерческой выгоды. То есть задача журнала состоит в привлечении наиболее значимых статей, но это уже не задача автора;

- правила  опубликования стали задаваться в регламентирующих документах  Миннауки РФ и ФАНО: при этом часто указывается, что импакт-фактор журнала должен быть таким-то. При этом понимания о том, что между  тематическими направлениями этот показатель разнится очень сильно, да и во времени он  очень быстро изменяется;

- почему автор должен думать о том, присвоен ли его статье DOI (Digital Object Identifier)? Почему статьи без DOI  стали хуже статей с DOI, и по странному указанию ФАНО  в отчетах с 2018 г. не должны   учитываться? Какое отношение этот  индекс для поиска в электронной среде имеет к  научному исследованию, которое автор  стремится отразить в публикации?

- почему авторы должны указывать в различных документах: отчетах, заявках на гранты,  и пр. – свою публикационную активность, индекс Хирша (вообще очень спорный и непонятный показатель);

  На этом фоне сформировалась  целая индустрия, так называемых «хищных» журналов. Они часто позиционируются  под маркой E-library, ведущих издательств и пр. Обещают все опубликовать  за одну-две недели за определенную плату. В 2017 г. E-library закрыла более 300  таких журналов.

Научные книги (монографии)

   Почему в основе  оценки научной деятельности используются преимущественно  статьи? А как же научные книги? Где их место? Когда мы  подводим  итоги научной деятельности,  то отмечаем количество статей в научных журналах, желательно престижных, с высоким импакт-фактором,  приписываем  определенный коэффициент ученому, а вот за  научную книгу этот коэффициент, если и есть, то ….. равен одной статье.

  В работе [8] достаточно подробно рассмотрена ситуация с научной книгой. До настоящего времени нет четкого  определения научной книги, которое позволило бы   без экспертной оценки на основании заголовка и  краткой аннотации отнести произведение к данной категории. Этому не может служить определение, данное в  ГОСТ 7.60-2003 «Издания. Основные виды. Термины и определения» [9], п. 3.2.4.7.1.: «Книга: Книжное издание объемом свыше 48 страниц».  В том же ГОСТе 7.60-2003 дано определение  НАУЧНОГО ИЗДАНИЯ как «издания, содержащего сведения о теоретических и (или) экспериментальных исследованиях». В работе [10] научная книга определяется   как «важнейшее средство обобщения научной информации, содержащее результаты теоретических и (или) экспериментальных исследований, изложение стратегических проблем науки».

НАУЧНАЯ книга - что это?

   Чаще всего под научной книгой мы понимаем  монографии, то есть научные издания (книги), состоящие из одного произведения, содержащее полное и всестороннее исследование  одной проблемы или темы, выполненное одним или несколькими авторами.

  Таким образом,  научная книга – это  основной источник фундаментальных научных знаний. В ней концентрируется результаты глубоких, порой многолетних,  исследований, методики, оценки стратегических  направлений в развитии  различных отраслей знаний, история науки и научных школ.  Монографии, справочники, диссертации аккумулируют накопленные в исследованиях знания, отражают фундаментальную информацию, тогда как статьи, материалы конференций показывают развитие направлений исследований оперативно на определенном  отрезке времени.

  Подготовка научной книги требует глубоких знаний, отнимает у автора весь ресурс времени в период длительного процесса создания рукописи. Книги не пишутся  в строго рабочем графике, они поглощают автора целиком: в отпуске, в выходные, после рабочие часы. А вот  оценку  профессионализма  сегодня проводят преимущественно на основании опубликованных статей, а не серьезных научных монографий.  Ученый  вынужден  отложить подготовку серьезной научной работы  и выдать требуемый «вал».  Ну а книга, монография?  Это потом, когда количественные показатели по валу публикационной активности  будут выполнены.

  Российское книгоиздание  достаточно полно  представлено в  работе   «Книжный рынок в России: состояние, тенденции  и перспективы развития. Отраслевой доклад» [11], а так же на сайте  Российской  книжной  палаты [12].

   Данные РКП и  Отраслевого доклада показывают, что научное книгоиздание последние  почти десять лет  находится в состоянии  некоторого равновесия. Однако сократился  тираж этих изданий: средний тираж научной книги в 2008 г. составлял  500 экземпляров, а  в 2014 г. – уже 400 экземпляров. В 2016 г. общий тираж сократился на  2.86% по сравнению с 2015 г. Научных  книг, особенно вузовских,  нет на прилавках магазинов, нет и большинстве  научных библиотек [13]. Их можно найти  в библиотеках,  получающих  обязательный экземпляр,  в издательствах или непосредственно у авторов.

  В условиях ограниченной доступности научных книг научная общественность  идет  по пути формирования электронных форм изданий, зачастую   не задумываясь об авторских правах [14]. Именно   на площадке научных книг стало  стремительно развиваться  электронное копирование, электронные  издательства,  стали формироваться  электронные научные библиотеки, получила свое развитие Национальная электронная библиотека (НЭБ) [15].

  Если говорить  о состоянии рынка электронных книг, то в России он   не превышает 3% от объема печатных книг в стоимостном выражении [16]. По данным [17] объем рынка  электронных книг по Москве в 2015 г. составил  3%  от  всего книжного рынка Москвы. Сегодня  электронные книги, в большей степени,  продукт сканирования  уже изданных книг, особенно  научных, для формирования  полнотекстовых  научных информационных систем (научных баз данных, электронных библиотек и т.п.), то есть эти процессы направлены  на расширение и упрощение доступности научных книг, тем более,   что  в печатном варианте - это малотиражные издания. Заметим  также, что  в отношении   электронных книг  проводится определенная политика на  государственном уровне, особенно в  образовательном секторе [18],  порой в ущерб печатным. Таким образом, мы наблюдаем относительную стабильность выпуска научных книг в наименованиях, низкая доступность (низкие тиражи)  компенсируется  созданием электронных ресурсов и копированием, о законности и незаконности дискутировать  не будем – это совсем иной предмет для обсуждений. 

  Казалось бы, что  все   прекрасно. Так почему  ученые и специалисты испытывают  настоящий голод в серьезных научных книгах?  Приведем некоторые результаты исследований на  площадке научных книг, проведенные  Библиотекой по естественным наукам Российской академии наук (БЕН РАН)  в ходе  работ по информационному обслуживанию ученых научной сферы из 100 научных организаций.  БЕН РАН являются получателями Обязательного экземпляра книг в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном экземпляре документов» [19], поэтому   массив научных книг у нее  весьма представительный. 

  Разработанная в  БЕН РАН система экспертных оценок позволяет предоставлять ученым информацию о вышедшей литературе,  получать данные о потребностях ученых в научной литературе по направлениям, в которых  ведутся исследования. В настоящее время в оценке литературы принимают участие более 400 экспертов из сотни  академических институтов [20, 21].

  Информация, отражающая динамику поступления изданий из Российской книжной палаты (РКП) и издающих организаций, представляющих интерес для ученых и специалистов РАН, отражена в работе [22]. Из поступивших в 2015 г. 29 тыс. научных книг, в экспертную систему было загружего только 2, 9 тыс., а оценку  реальной научной книги получили лишь 1,1 тыс. Интересам ученых и специалистов соответствует не более 8-15% изданий,  отнесенных РКП к научным в области естественных и точных наук. Анализ результатов с достаточной степенью вероятности подтверждает факт снижения информационной ценности отечественных научных изданий. Можно сделать вывод, что сегодня выпуск научной издательской продукции в названиях не коррелируется с важнейшей характеристикой научных книг – их информационной ценностью.

   Проведенное исследование на площадке  научного книгоиздания позволяет констатировать, что издание серьезной научной книги находится в кризисном состоянии, в более глубоком, чем все отечественное книгоиздание.

Заключение

   Проведенное исследование позволяет обратить внимание на  следующие аспекты  нынешнего состояния  на площадке научных книг:

- использование показателей публикационной активности в оценках работы, как ученых, так и организаций не служит  необходимым катализатором для  подготовки и издания научных книг.  Не престижно сегодня писать хорошие научные книги.

- активное муссирование на тему: все есть в интернете. А кто  туда пишет и загружает? Уж не интернет ли  стал именем собственным, научился и начал сам  писать вариации на все темы?  Подтверждение  подобного взгляда приведено в работе [23]: «Наш посыл в том, что книга – не источник знаний, источник знаний у нас сегодня – интернет. Книга – источник эмоций». А что бы делали  сегодня математики без справочника Корнов [24], школьники и студенты – без  Занимательной геометрии Я.И. Перельмана [25]  и т.д.  А как быть с книгами по фундаментальным наукам: математике, физике? В интернете  есть  сканированные варианты научных книг, а кто их пишет? Интернет сегодня – это библиотека вселенского масштаба, позволяющая осуществлять оперативный информационный обмен всем, что загрузил туда человек.  И это прекрасно. Это загруженное и есть источник знаний. Нам кажется, что подобные утверждения могут исходить только  от людей  далеких от науки, образования и культуры. Хотя в век  тотального насаждения электронных форм коммуникации, технократического образа мышления, и такая позиция имеют право  быть высказана. Задача, опять же,  научной книги дать научные обоснования  происходящим процессам.

 Таким образом, сложившаяся система библиометрических оценок  не только не способствует  подготовке научных книг, скорее наоборот, она затормаживает этот процесс, если не   сказать жестко - «убивает». Будем надеяться, что в научном сообществе  понимание важности научных книг  существует,  и  существенные результаты научных исследований  будут отражены именно в научных книгах. Совсем неважно, будут они печатными или электронными – главное, чтобы они сохранились.

 Список источников 

1. Соотношение понятий  наукометрия и библиометрия в структуре науки // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. Библиометрия. URL:// Http://epistemology_of_science.acade;  URL: http://www.edu.nstu.ru (07.03.2018)

2. Стерлигов И. Симуляция науки как ответ на управленческий примитивизм // www.slon.ru (20.06.2017)

3. Информатика как наука об информации: Информационный, документальный, технологический, экономический, социальный и организационный аспекты / Р.С. Гиляревский, И.И, Родионов, Г.З. Залаев, В.А. Цветкова, О.В. Барышева, А.А. Калин; под ред. Р.С. Гиляревского; авт.-сост. В.А. Цветкова. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2006. – 592 с.

4. Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. № 2227-р. М., 2011.

5. Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. №599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки»

6. Стерлигов И. Симуляция науки как ответ на управленческий примитивизм. – URL: www.slon.ru (20.06.2017)

7. Стивен Бьюрани (Stephen  Buraney) Что если необычайно прибыльная сфера научных публикаций вредит самой науке? – URL: http://inosmi.ru/social/20170724/239882547.html (25.07.2017)

8. Цветкова В.А., Кочукова Е.В. Научные книги: статистика и реалии // НТИ. Сер. 1. – 2017. - №4. – С. 32-39. 

9. Ifap/ru/library/gost/7602003.pdf   - ГОСТ 7.60-2003. Издания. Основные виды. Термины и определения. Раздел 3.2.4.1.2 (дата обращения 20.05.2017)

10. Источники  научной информации:  методические указания к практическому занятию / составитель Ю.И. Аверьянов. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2014 – 17 с. 

11. Книжный рынок России: Состояние, тенденции и перспективы развития. Отраслевой доклад. / Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям. Под ред. В.В. Григорьева. - М., 2016. –  101 с. –  ISBN 978-5-904427-48-1

12. Российская книжная палата. URL: // www. Bockchamber.ru  (дата обращения 15.07.2017)

13. Рубанцева М. Книжный рынок России -2013: тренд на выздоровление // Университетская книга –  2013, октябрь – С.34-41

14. Цветкова В.А. Электронные и печатные продукты – вместе или врозь (на примере изданий ВИНИТИ). - Материалы XY международной научно-практическая конференция "SCIENCE ONLINE: электронные информационные ресурсы для науки и образования".   21 - 28 мая 2011 г. – Пафос. – Кипр - URL: Http://www.elibrary.ru/projects/conference/cyprus 2011/presentations/viniti­_info.ppt

15. Национальная электронная библиотека. URL: www. нэб.рф  (22.07.2017 г.)

16. Книжный рынок России: Состояние, тенденции и перспективы развития. Отраслевой доклад. / Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям. Под ред. В.В. Григорьева. - М., 2016 .  –  С.76.  

17. Доля электронных книг в Москве занимает 3%  книжного рынка (на 16 декабря 2015 г.) URL: http://dsmir.mos.ru (дата обращения 06.09.2016 г.)

18. Ческис  М. Забытая книга: 44 процента россиян вообще не читают книг // URL:  https://versia.ru/44-procenta-rossiyan-voobshhe-ne-chitayut-knig   - (дата обращения 21.07.2017)

19. ФЗ Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов» от 29.12.1994 г. №77-ФЗ (действующая редакция, 2016). URL: www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5437 (дата обращения:23.06.2017)

20. Каленов Н.Е.  Современные информационные технологии в деятельности Библиотеки по естественным наукам РАН  (2014) // URL://www.nsu.ru/xmlui/bibstrim/handle/nsu/6867/06.pdf  (дата обращения 27.06.2017)

21. Кочукова Е.В., Левнер М.В. Политика комплектования фондов Централизованной Библиотечной  Системы БЕН РАН отечественной литературой на современном этапе // URL://donlib.online-dspl.ru (дата обращения 27.06.2017)

22. Цветкова В.А., Кочукова Е.В. Научные книги: статистика и реалии // НТИ. Сер. 1. – 2017. - №4. – с. 32-39. Перевод: Tsvetkova V.A/, Kochukova E.V. An  Academic Book: Statistics and Reality // Scientific and Technical Information  Processing, 2017, vol.44, No.2, pp.99-106

23. Кузнецов С. «Книга  как источник эмоций» // Университетская книга –  2013, сентябрь. – С.47-51

24. Корн Г., Корн Т. Справочник по математике для научных работников и инженеров. – М. – Наука. – 1973. – 832  с.

25. Перельман Я.И. Занимательная геометрия / Под ред. Кордемского Б.А.– Изд. седьмое, переработанное.   – М.: Из-во Технико-теоретической литературы, 1950 – 296 с.

Сведения об авторах

Цветкова  Валентина Алексеевна - доктор технических наук, профессор, зам директора Библиотеки по естественным наукам РАН (БЕН РАН)

E-mail:

Мохначева Ю.В. - кандидат педагогических наук, зав. отделом Библиотеки по естественным наукам РАН (БЕН РАН)

E-mail: j-v-m@yandex.ru


К оглавлению выпуска

Аналитика, библиометрия

14.02.2018, 271 просмотр.