СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ. ЦИФРОВОЙ МИР: ИНФОРМАЦИЯ, ЗНАНИЕ, БИБЛИОГРАФИЯ (К 95-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Ю.С.ЗУБОВА) АСТАХОВА Л.В., КАДЫРОВА Э.А. БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В КОНТЕКСТЕ ИДЕЙ Ю.С.ЗУБОВА

Неопределённость миссии библиотек в современном обществе, проблема взаимоотношений библиотек и властных структур, отсутствие чётко обозначенной государственной политики в области библиотечного дела, сокращение библиотечной сети,  трансформации представлений о библиотечном специалисте – все эти проблемы свидетельствуют о том, что  библиотечная сфера нуждается в модернизации:  и наука,  и практика библиотечного дела, и кадровые ресурсы библиотек, и библиотечное образование [18]; отсутствие связи между учебными заведениями и библиотеками; [22] сокращение числа бюджетных мест, выделяемых вузам и ссузам на подготовку специалистов библиотечного дела; введение единого государственного экзамена, разрушившее систему профориентационной деятельности библиотечных факультетов; объединение библиотечных факультетов вузов культуры с другими факультетами; проблемы, касающиеся кадрового состава преподавателей [17] – эти и другие негативные процессы А. В. Соколов назвал «аннигиляцией библиотечной школы» [21]. Как справедливо замечают эксперты, сегодня «преобладает негативное или скептическое отношение к выпускникам библиотечных школ…Библиотечная практика изобилует примерами, когда более инициативными, креативными и ценными работниками оказываются не библиотекари «по диплому», а специалисты с иным базовым образованием)»  [18].

При чтении этого горького вердикта поневоле вспоминаются идеи прошлых лет классика библиотечно-информационной науки - Юрия Сергеевича Зубова (1924-2006) - выдающегося советского и российского ученого, библиографа, библиографоведа, культуролога, педагога, кандидата филологических наук, доктора педагогических наук, профессора. Он всегда уделял большое внимание подготовке библиотечно-информационных кадров, устанавливая для них высокие интеллектуальные стандарты, вполне сравнимые со стандартами специалистов обслуживаемых отраслей – специалистов-отраслевиков, т.е. специалистов с небиблиотечным образованием.

В 80-90-е годы ХХ века он не сомневался в том, что за порогом 2000 года «вопрос об использовании компьютерной техники в отечественных библиотеках обретет четкие очертания, и все поддающиеся автоматизации участки деятельности в библиотеке, в том числе рабочие места библиотекаря и читателя, будут оснащены терминалами и дисплеями» [11, с.52]. При этом он задавался вопросом, каким должен быть в новой ситуации сам библиотекарь и что он должен знать и уметь, кроме обращения с электронной техникой.

В этом вопросе ученый разделял позицию зарубежных библиотековедов, которые считали главным «развитие интеллектуальных способностей библиотекаря и хорошее знание широкой предметной области, структуры ее литературы, основных работ и направлений читательского запроса» [там же, с.53]. Он всегда выступал за расширение и углубление отраслевого принципа организации библиотечно-библиографического обслуживания и усиление предметно-отраслевой подготовки библиотечных кадров в вузах культуры и на факультетах повышения квалификации. Ученый был убежден: чем лучше библиотекарь знает предметно-отраслевую область, тем он более компетентен в вопросах комплектования и удовлетворения информационных потребностей специалистов-отраслевиков. Ведь главной целью всего библиотечного организма всегда остается обслуживание читателей, которое «немыслимо без предметного содержания» [там же, с.54].

Не раз в ходе бесед и дискуссий он высказывал мнение, что самый «идеальный» библиотечно-информационный специалист должен иметь два образования – предметно-отраслевое и библиотечное. На необходимость более глубокой отраслевой подготовки библиотечно-информационного специалиста ученый настойчиво указывал в своих теоретико-методологических работах: в рамках информационно-психологической теории библиографии как средства духовного развития личности  [7], теории информационной культуры личности [9; 11], концепции библиографии как системы свернутого знания [8] и др. Так, взяв за основу идею стадиальности художественного развития личности (как и общего развития в целом), он определяет соответствующие каждой стадии самообразовательные программы переработки и усвоения информации. В числе таких программ он выделяет предметно-структурную, историко-художественную и философско-эстетическую. [7, c.121-125]. Ученый не оставляет без внимания и практические виды деятельности и обосновывает необходимость создания специальных самообразовательных стратегий в помощь их освоению (технологических, исторических и теоретико-методологических) [7, с.131]. В ходе своих исследований ученый обосновывает публицистический характер библиографических пособий, а роль библиографа – как популяризатора «эстетических и научных ценностей, достигающего своих целей путем отбора произведений (изданий) и их специфической, направленной характеристики» [7, с.127].  Очевидно, что обоснованные программы предполагают, что выпускник библиотечно-информационного факультета должен обладать высоким уровнем предметно-отраслевой подготовки, а библиотечное образование -  способно решать эту задачу.

Потенциальные возможности отраслевого библиографического образования были наиболее высоки для решения этой задачи. Он успешно реализовывал их в рамках отраслевых библиографических дисциплин в Московском государственном институте культуры. Так, инновационные формы и методы учебного процесса (подготовка аналитических справок о состоянии библиографического обеспечения отдельных тем или проблем отрасли и др.), внедренные в1985-1987 годах в рамках курсов «Библиография искусства» и «Издания литературно-художественного комплекса», внедрены в практику и обоснованы нами в совместной публикации [9]. Безусловно, это способствовало повышению уровня предметно-отраслевой подготовки библиотекарей в вузе.

В настоящее время «наблюдается переход классической информационной профессии – библиотечной профессии - на новый виток спирали развития информационной деятельности, приобретение инновационных элементов, в ряде случаев максимально изменяющих её, при сохранении базовых, социально-институциональных функций». Эксперты уверены, что в ближайшем будущем библиотечную профессию ожидает усиление информационного компонента; интеллектуализация и виртуализация; усиление приоритетов интеллектуального и креативного компонентов и др. [16, с. 21]. Они подчеркивают уникальность библиотечной профессии, которая отличается профессиональной содержательностью и интеллектуальностью [19].

Тенденция интеллектуализации требует углубления предметно-отраслевой подготовки библиотечно-информационного специалиста. Полагаем, что поэтому предметное содержание библиотечно-информационной деятельности сегодня, в конце первого двадцатилетия нового века, стало экзистенциональной проблемой. Развитие цифровых информационно-библиотечных технологий, когнитивный разрыв в обществе, а также углубляющиеся кризисные явления в библиотечном деле и негативные изменения его институциональных основ на государственном уровне – все эти факторы обусловили поиск ответов на вопросы о целесообразности существования библиотеки и библиографии, их социальной миссии. Трансформация информационного общества в общество когнитивное, расцвет теории управления знаниями актуализировали когнитивные традиции, возникшие в мировом библиотечном деле и библиографии в прошлые века. Сегодня мы наблюдаем протекающую смену парадигм в библиографоведении: от документоцентристской – к когнитивной (когнитоцентристской, знаниевой) [4].

Вывод о предметно-отраслевой трансформации может быть отнесен и к библиотеке в целом, которая будет всегда востребована в новом обществе, если сможет реализовать свой когнитивный потенциал, стать полноправным, самостоятельным коллективным субъектом всех процессов трансформации знания.  Библиотека должна формировать и развивать когнитивную среду, базирующуюся на когнитивной деятельности, субъектами которой выступают информационно-библиотечные специалисты и пользователи.  Структура когнитивной среды библиотеки базируется на системе процессов трансформации знаний. В одной из наших публикаций [5] мы обосновали специфику авторского подхода к когнитивной среде научной библиотеки: приоритетность когнитивно-созидательной деятельности информационно-библиотечного специалиста, а не когнитивно-потребительской или когнитивно-ретрансляционной (как сложилось традиционно); расширение рамок когнитивно-ретрансляционной деятельности библиографа в сторону обучения методологии познания текстов и производства нового знания; активность библиографа по вовлечению пользователей библиотеки в процесс равноправного взаимодействия как когнитивных субъектов.

По мнению экспертов, российские научные библиотеки (прежде всего - академические и университетские) способны участвовать в подготовке не только информационно-аналитических, но и систематических обзоров: искать информацию по заданному специалистом вопросу;  выделять  необходимую фактографическую информацию из отобранных специалистами надежных источников информации; систематизировать фактографическую информацию по заданной специалистом схеме и готовить исходные тексты систематических обзоров; оформлять публикации [15, с.196].  И этим процессам следует уделять больше внимания в библиотечном образовании.

Одним из ведущих направлений совершенствования образовательной деятельности вузов, занятых в системе подготовки специалистов для системы библиотечно-информационного обслуживания, должно стать формирование информационной культуры. Оно объективно вытекает из изменений характера и условий труда библиотечных работников в современном обществе, что позволяет говорить об информационной среде нового типа, а в целом, как неоднократно подчеркивал в своих работах Ю.С. Зубов [9, с.5-11], - о достаточно высоких требованиях, определяющих новое качество информационной культуры всех, кто занят в данной сфере. И в будущем «планка» этих требований может лишь повышаться.

Развивая идеи ученого, подчеркнем следующее: в современных условиях информационная культура библиотечного специалиста должна органично сочетать как традиционные компоненты, так и инновации, связанные с освоением информационно-коммуникативных технологий.

Характерно, что как в теории, так и на практике понятие «информационная культура» часто отождествляется с понятием «информационная грамотность». По опубликованным в профессиональной печати сведениям можно говорить о том, что термин «информационная грамотность» более распространен в США как самой «информационно продвинутой» стране. В целом «информационная грамотность» понимается как умение идентифицировать вид необходимой информации, произвести ее поиск, в том числе автоматизированный, осуществить ее отбор, анализ и эффективно использовать в деятельности [6]. Таким образом, понятие информационной грамотности связано, прежде всего, с технологической составляющей работы с информацией. Ясно, что овладение необходимыми приемами и навыками, позволяющими выполнять эти процессы на высоком профессиональном уровне, одна из задач вузовской подготовки специалистов. Выпускники вуза должны быть информационно грамотными, чтобы успешно осуществлять профессиональные задачи по обслуживанию и обучению своих пользователей.

Подчеркнем, что принципиально неверно ограничивать обучение информационно-коммуникативными технологиями, хотя их роль в осуществлении информационных коммуникаций, несомненно, возрастает. Не меньшим остается значение традиционной культуры работы с книгой, навыков библиотечно-библиографической работы, культуры интеллектуального труда в целом. И здесь мы опираемся на богатейший арсенал знаний, веками накопленный мировой библиотечной наукой и практикой.

Развитая информационная культура предполагает понимание сущности и роли информационных процессов в обществе, включает знание особенностей окружающей информационной среды, закономерностей информационных потоков в различных областях деятельности, умение ориентироваться в информационных ресурсах, выбирать рациональный для каждого конкретного случая способ доступа к ним, работать с любыми источниками информации, умение их оценивать, понимать и многое другое. Как подчеркивал Ю.С. Зубов, информационная культура должна базироваться на информационном мировоззрении, развитие которого рассматривается не только как элемент профессиональной подготовки специалистов, но и как элемент их профессионального воспитания. В этом смысле формирование представлений об информационной культуре в контексте теоретических обоснований Ю.С. Зубова, продолжает оставаться актуальным и имеет отношение к каждому человеку в современном мире.

Зарубежная практика библиотечно-информационного образования также свидетельствует об устойчивом тренде его интеллектулизации. Так, управление знаниями является тенденцией, которая влияет на библиотеки и рассматривается как необходимый предмет изучения в рамках библиотечно-информационного образования. Эксперты определяют важность управления знаниями для академических библиотекарей и предлагают, чтобы преподаватели более внимательно изучили включение принципов управления знаниями в учебную программу. Они выступают за то, чтобы управление знаниями было частью рыночного спроса на специалистов в области информации, и убеждены в том, что включение обучения управлению знаниями в образование повысит конкурентоспособность выпускников [1; 3].

Все активнее внедряются новые формы участия библиотечных специалистов в удовлетворении исследовательских потребностей ученых. Навыки зарубежных библиотекарей академических вузовских библиотек уже сегодня наиболее эффективны с точки зрения сбора, изучения и демонстрации исследовательских материалов, созданных учеными их учреждений. При этом зарубежные авторы весьма оптимистичны в деле развития и принятия новых интеллектуальных услуг [2].

Одна из проблем, актуализирующих развитие новых услуг, имеющихся в арсенале библиотечно-информационных учреждений порождается противоречием между огромным объемом доступной и постоянно обновляемой (причем весьма интенсивно) информации и реальными возможностями человека в ее оценке, отборе, понимании и освоении. Чрезмерное количество производимой в мире информации создает объективные трудности в ее потреблении. Избыточная интенсивность создаваемых информационных потоков влечет за собой неразборчивость пользователя, когда чаще всего потребляется не то, что действительно нужно, а то, что кем-то предлагается. Замечено, что чем выше интенсивность подачи информации, тем труднее ее понимание. Безусловно, для человека с высокой информационной культурой, характерно осознание этого противоречия, а также того, что его разрешение во многом зависит от культуры потребления информации отдельной личностью, обществом в целом.

Проблемы выбора необходимой информации в перенасыщенной, развивающейся с высокой скоростью информационной среде и ее понимания связаны с исследованием аксиологической составляющей информационной культуры, которые проводились под руководством Ю.С. Зубова [9; 10; 13; 14; 16]. Как следствие, появились концепции, ставившие задачей развить «иммунные» качества личности против манипулирования ею средствами электронных коммуникаций, актуализировавшие проблему критического мышления и информационно-аналитической культуры, в т.ч. обоснованные в многочисленных публикациях авторов настоящей статьи.

Востребованность разработки проблематики информационно-аналитической культуры личности была вызвана необходимостью поиска ответа на вопросы: как формировать способность ответственно и критически оценивать содержание сообщений, как научить адекватному восприятию различной информации, как понимать ее, осознавать последствия ее влияния, как развивать при этом коммуникативные навыки и др.

В таком аспекте информационной культуре отводится роль своеобразного «фильтра», позволяющего защитить человеческую личность и общество в целом от негативных информационных воздействий и угроз, актов агрессии в информационной среде [14]. Она помогает формировать и этическое поведение в компьютерных сетях, и разумное отношение к рекламным сообщениям, и критическую установку к стереотипам поведения, навязываемым массовой культурой, и многое другое. Она, в конечном счете, является тем, что позволяет отличить добро от зла в до предела усложнившемся информационном взаимодействии современного человека с окружающим миром. Не случайно в конце 1990-х гг. задача формирования информационной культуры личности впервые рассмотрена в контексте проблем, связанных с информационной безопасностью [21].

Как видим, не только изменившиеся средства доступа к информации должны стать предметом профессиональной подготовки информационных специалистов в вузе. Не меньшее значение имеют элементы информационной культуры, которые относятся к разумному информационному поведению человека в современной информационной среде.

Однако новые функции требуют и знания новых технологий. Серьезные вызовы библиотечно-информационному образованию связаны с новыми формами реализации образовательной функции библиотек.  Библиотечно-информационный специалист как субъект развития информационной культуры личности и общества должен сегодня владеть технологиями разработки обучающих дистанционных видеокурсов и их продвижения в цифровой среде. Система подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров для библиотечно-информационной сферы должна оперативно реагировать на эти вызовы цифровой культуры.

Вышеназванные современные императивы и тенденции когнитивизации деятельности библиотек показывают, сколь необходимы новые знания библиотечным специалистам для реализации их новой миссии. Именно интеллектуализация, выражающаяся, кроме информационно-технологических инноваций, в углублении предметно-отраслевой, исторической и методологической подготовки будущего библиотекаря в вузе, - главное требование к современному библиотечно-информационному образованию. А это значит, что вызовы, вставшие перед современным библиотечно-информационным образованием, подтверждают историческую проницательность Ю.С. Зубова, его идеи служат и будут служить в будущем стимулом для осмысления современных проблем библиотечно-информационной отрасли. 

Статья подготовлена при поддержке Правительства РФ (Постановление № 211 от 16.03.2013 г., соглашение № 02. А03.21.0011).

Список источников

  1. 1. Crumpton Michael A. Library and information science education. Strategic Human Resources Planning for Academic Libraries, 2015, 59-68.
  2. 2. Hutchinson A. Science Libraries in the Self-Service Age Developing New Services, Targeting New Users. - 2019. - 160 p. DOI https://doi.org/10.1016/C2015-0-04547-6
  3. 3. Roknuzzaman, M. (2013). Exploring LIS academics' responses to knowledge management. Katsuhiro Umemoto, 62(4/5), 293–311.
  4. 4. Астахова Л.В. Когнитивная парадигма в современной библиографической науке //Научные и технические библиотеки. - 2018. - № 6. - С. 3-22.
  5. 5. Астахова Л.В. Когнитивная среда современной научной библиотеки: понятие и структура//Научные и технические библиотеки. - 2018. - № 7. - С. 3-15.
  6. 6. Збаровская Н.В. Проблемы информационной грамотности (Обзор профессиональной печати США) // Петербургская библиотечная школа . – 2000. - № 1-2. – С.38-41
  7. 7. Зубов Ю.С. Библиография и художественное развитие личности. - М.: Книга, 1979. - 144 с.
  8. 8. Зубов Ю.С. Библиография как система свернутого знания // Теоретико-методологические проблемы современного советского библиографоведения: межвузовский сборник научных трудов. - М., 1981. - С. 23-40.
  9. 9. Зубов Ю.С. Информатизация и информационная культура //Проблемы информационной культуры: Сб. статей /Под ред. Ю.С.Зубова и И.М. Андреевой. – М., 1994. – С. 5-11
  10. 10. Зубов Ю.С. На пути становления методологических и организационных основ информационной культурологии // Методология и организация информационно-культурологических исследований. - М., 1997. - С. 3-9.
  11. 11. Зубов Ю.С. Областная универсальная научная библиотека за порогом 2000 года (штрихи к прогнозу) // Формирование систем библиографического обслуживания в регионе: межвуз сб. научн. тр. / Ю.С. Зубов, Л.В. Ласькова. - Челябинск, 1991. - С.48-57.
  12. 12. Зубов Ю.С. Сквозное практическое задание как форма организации самостоятельной работы студентов/ Ю.С. Зубов, Л.В. Ласькова // Перестройка учебно-воспитательного процесса в вузе: опыт, проблемы, перспективы. - М., 1987. - С.125-126.
  13. 13. Кадырова Э.А. Информационная культура как составляющая профессиональной культуры библиотечного специалиста // Модельная библиотека и воспитание информационной культуры личности Матер. межрегион. науч.-практ. конф19-20 окт. 2004 г. - Рязань, 2004
  14. 14. Кадырова Э.А. О содержании понятия "информационная культура" // Информационная культура общества и личности в XXI веке: Матер междунар. науч. конф. Краснодар 20-23 сент. 2006 г. - Краснодар, 2006
  15. 15. Лаврик О.Л., Плешакова М.А., Калюжная Т.А. Информационно-аналитические продукты в научных библиотеках для информационного обеспечения научно-исследовательской работы // Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение. - 2018. - № 32. - С. 186-201.
  16. 16. Лопатина, Н.В. Библиотечная профессия  в  информационном  обществе: разрушение или развитие [Текст] / Наталья Викторовна Лопатина // Научно-техническая информация. Сер. 1.Орг. и метод. информ. работы. —2014. —No 5. —С. 18—23.
  17. 17. Мазурицкий А.М. Кризис библиотечно-информационного образования, или по ком звонит колокол//Научные и технические библиотеки. - 2018. - № 5. - С. 14-23.
  18. 18. Мазурицкий А.М., Кузичкина Г.А. Cовременная библиотека и вызовы времени //Научные и технические библиотеки. - 2019. - № 5. - С. 22-36.
  19. 19. Пилко И.С., Дворовенко О.В. Библиотечная профессия в зеркале профессиональных стандартов // Библиотековедение. - 2017. - Т. 66. № 1. - С. 95-101.
  20. 20. Сляднева Н.А. Информационная культура и безопасность как необходимые элементы подготовки современных менеджеров в социальной сфере // Информационные ресурсы России. – 2000. - № 2. - С.29-33
  21. 21. Соколов А. В. Аннигиляция библиотечной школы // Науч. и техн. б-ки. - 2009. -№ 9. -С. 60-68.
  22. 22. Сукиасян Э.Р. Библиотечная магистратура и судьба библиотечного образования в России // Научные и технические библиотеки. - 2017. - № 10. - С. 69-80.

 

Сведения об авторах

Астахова Людмила  Викторовна - доктор педагогических наук, профессор, кафедра защиты информации, Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет).

Кадырова Эльвира Алиевна - кандидат педагогических наук, доцент, кафедра математики, физики и медицинской информатики, Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова 

К оглавлению выпуска

Библиотечное образование, библиотековедение, магистратура, информационная среда, Library education, информационная культура, Челябинск, информационная грамотность

02.11.2019, 79 просмотров.