История: время, события, люди. ХАЙЦЕВА Л.Б. ОТ КУРСОВОЙ ПОДГОТОВКИ К СПЕЦИАЛИСТУ ВЫСШЕЙ КВАЛИФИКАЦИИ

Курсовая подготовка, положившая начало высшему библиотечному образованию в России, ведет свое начало с 1913 года, когда в Московском государственном народном университете А.Л. Шанявского выдающемуся библиотековеду Любови Борисовне Хавкиной удалось открыть первые российские библиотечные курсы и Кабинет библиотековедения (КБ). Они просуществовали в этом статусе до 1920 года, когда народный университет А.Л. Шанявского был закрыт и на его основе был создан Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова. Возникновение и эволюция форм и методов профессиональной подготовки библиотекарей в исторической последовательности подробно освещена в работах специалистов библиотечной сферы [1, 2, 3, 4, 5]. В данной статье рассматривается довольно короткий период в истории обучения библиотечного персонала: с 1922 по 1930 годы в связи с юбилейными мероприятиями – 100 летним юбилеем Кабинета библиотековедения в структуре Государственного Румянцевского Музея (ГРМ) – Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина (ГБЛ) – Российской государственной библиотеки (РГБ) до открытия Московского библиотечного института (МБИ).

Сразу же после закрытия университета им. А.Л. Шанявского Любовь Борисовна Хавкина инициировала передачу библиотечных курсов и Кабинет библиотековедения Государственному Румянцевскому Музею. Но потребовалось еще два года для решения этого вопроса. Только в ноябре 1922 г. было принято решение Главнауки Академического центра Наркомпроса РСФСР о переезде Кабинета библиотековедения со всем имуществом в Румянцевский Музей [6]. Фактически переезд состоялся в январе 1923 г.

В подробной докладной записке (на девяти машинописных листах) Л.Б. Хавкина пишет о преимуществах, которые получит ГРМ от присоединения КБ к нему. Во-первых, ГРМ будет «… иметь в своем составе отдел, занимающийся теоретической разработкой библиотековедения, во-вторых, возможность подготовить свой персонал на курсах. В Петрограде, отмечала она в записке, с 1919 г. при Российской Публичной библиотеке состоят «высшие курсы библиотековедения» для академических и публичных библиотекарей. По аналогии такие же курсы желательно иметь и Румянцевскому музею, а КБ представлял для этого бы готовый аппарат. Румянцевский музей дает возможность КБ широко обслуживать библиотечные организации, учреждения и отдельных лиц в области библиотечной специальности» [7, Л. 8].

В объяснительной записке «К штатам Кабинета библиотековедения Румянцевского музея» от 23.XI.22 г. № 8528 отмечалось, что Кабинет библиотековедения «… имеет задание формировать постоянный кадровый состав грамотных библиотекарей Г.Р.М. и поддерживать их квалификацию на таком теоретическом и практическим уровне, который делает их работу для читателя вполне удовлетворительной. В частности, это задание достигается организацией курсов, обязательных для каждого библиотекаря и организацией обязательной библиотеки» [7, Л. 15].

 В декабре 1922 г. директор ГРМ А.К. Виноградов лично обращается в Управление делами Коммунистического университета им. Я.М. Свердлова с просьбой дать формальное согласие и содействие вывозу имущества Кабинета из здания Университета в новое помещение, предоставляемое музеем. «… Кабинет библиотековедения вместе со своей библиотекой, библиотечным музеем и меблировкой предназначен служить лабораторией и образцом постановки библиотечного дела, и представляет в своем настоящем виде однородное органическое целое, причем каждый предмет подобран с строгой обдуманностью и служит показательным материалом для обучающихся библиотечному делу. При Кабинете по примеру прошлого будут продолжаться специальные библиотечные курсы» [7, Л. 20].

В Отчете о деятельности КБ ГБЛ за период 01.10.1923 – 01.10.1924 отмечается, что на момент переезда в ГРМ существовали «… Кабинет Библиотековедения – Библиотечный музей и Библиотека по специальности», где собирались материалы для сравнительного изучения вопросов библиотечного дела не только в России, но и за рубежом. Планировалось провести «… годичные курсы переподготовки научных библиотекарей длительностью до 1 июня 1925 г., открыты 8 октября 1924 г. Принято 100 человек слушателей. В отчете также отмечалось о проведении «…пяти семинариев и курсов английского языка, применительно к чтению библиотечной литературы» [8, Л. 178-181]. Семинарии проводились по каталогизации и классификации, научной организации труда, библиотечной статистике и «психотехника в библиотечном деле».

Следует отметить, что не сразу в ГРМ удалось возобновить работу в полном объеме. Это время совпало и с переходом на платность в обучении из-за недостатка средств и в связи с введением в стране НЭПа.

В период с 1923 г. по 1929 гг. были проведены структурные изменения в организации подготовки и переподготовки кадров. Основные – это организация Высших библиотечных курсов как Высшей школы библиотековедения – декабрь 1923 г., преобразование сначала Кабинета библиотековедения в Институт библиотековедения – февраль 1924 г., а затем в научно-исследовательский институт – май 1927 г. В 1925 г. утверждается «Положение о порядке подготовки научных работников при высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях», обсуждается вопрос об открытии аспирантуры.

В первый же учебный год 1924/25 число желающих повысить свою квалификацию превысило 100 человек, в 1925/26 гг. –132 человека, в 1926/27 гг. – 90 человек. Небольшая плата не стала препятствием к обучению. В отличие от предыдущих лет, в ГРМ лекции и занятия на курсах проходили не ежедневно, а три – четыре раза в неделю, т.к. большинство слушателей работали. Помимо специальных предметов шло преподавание обществоведения, иностранных языков – английский и немецкий с фразеологией по библиотечному делу. Большая потребность была в это время в организации краткосрочных библиотечных курсов в стране и подготовки квалифицированных военных библиотекарей. На начальном этапе работы библиотечных курсов все учебные дисциплины разрабатывались самими преподавателями курсов: «… приходилось все созидать, создавать, начиная от теории библиотековедения на отличных от прежних начал и до выработки практических мелочей, как карточки, бланки, «анализ книги» и т.п.» [9, с. 6].

Достаточно подробно учебные планы, формы и методы обучения, курсовая подготовка и учебная деятельность в целом представлены в монографии Е.Б. Дударевой [3]. Отметим только то, что в целом учебный план был сбалансированным: в полном объеме были представлены основные направления библиотечной работы: библиотечное законодательство СССР, фонды и каталоги, история книги, работа с читателями, практическая библиография, кадры и материально-техническая база.

Библиотечные курсы были трех видов: краткосрочные и годичные для библиотекарей общедоступных и научных библиотек. Эти библиотечные курсы были единственными в стране, и именно они положили начало профессиональному библиотечному образованию. Наличие специальной библиотеки и музея предоставляли преподавателям возможность сопровождать лекции диапозитивами, наглядными пособиями и выставками. К аудиторным формам занятий добавлялись экскурсионные мероприятия в библиотеках Москвы.

К 1929 г. в основном выстроилась система подготовки кадров и дополнительного образования библиотекарей: двухгодичные Высшие библиотечные курсы получили статус трехгодичного библиотечного вуза для подготовки руководящего состава областных, окружных, специальных и крупных фабрично-заводских библиотек, открыта аспирантура, постоянно велись поиски выстраивания государственной системы подготовки библиотекарей всех типов библиотек, что и послужило основанием для выделения из состава институт библиотековедения ГБЛ и создания первого в нашей стране самостоятельного высшего учебного заведения – Московского библиотечного института. Это произошло в июле1930 г.

 В Протоколе совещания «По вопросу о библиотечном вузе» от 12.07.1930 директор ГБЛ В.И. Невский отмечал, что вуз должен оставаться в системе Ленинской библиотеки, но иметь самостоятельную смету и управление, а библиотека должна явиться производственной базой.

Одновременно институт библиотековедения в ГБЛ преобразовывается в научно-исследовательский институт (НИИ библиотековедения). Это было вызвано государственной потребностью в научно подготовленных кадрах в области теории и практики библиотечного дела, скудным репертуаром научной литературы по библиотековедению. Предполагалось издание монографической серии трудов, а в области подготовки научных библиотекарей внести существенные дополнения: «… открыть третий специальный курс и краткосрочные курсы для лиц, не работавших в библиотеках» [10].

Однако с открытием МБИ, который занимал помещение НИИ, Высшие библиотечные курсы и НИИ библиотековедения постепенно сворачивали свою деятельность. И, как результат, в административном порядке НИИ библиотековедения выделяется из ГБЛ и объединяется с МБИ – Приказ № 336, от 26 апреля 1934 г. по Народному комиссариату просвещения. В целях объединения и улучшения научно-исследовательской работы в области библиотековедения и подготовки научных работников этой специальности в Приказе отмечалось: «… штат, бюджет, помещение, оборудование и книжный фонд Института Библиотековедения передать Московскому Библиотечному институту. Передачу произвести до 10/V-1934 г.». Книги на иностранных языках распределялись между ГБЛ и МБИ, за МБИ оставался дом № 6 по ул. Моховой. Из штата НИИ Библиотековедения в ГБЛ передавалось всего три штатных единицы [11].

Весь 1934 год идет интенсивная переписка директора ГБЛ В. Невского с Начальником библиотечного управления Наркомпроса РСФСР тов. С.А. Алыповым по финансовым, кадровым, имущественным и другим вопросам. Приведу только некоторые данные из Акта, по которому Библиотека сдала, а Институт принял: «1. Здание на Моховой под № 6 со всеми находящимися на территории надворными постройками, по балансовой оценке, рублей – 86.438. 2. Штаты Института в количестве 19 ½ /девятнадцать с половиной/ штатных единиц, согласно прилагаемого штатного расписания. 3. Остаток кредитов по состоянию на 16/V -34 г. по параграфам 50 и 53 и кредиты на второе полугодие 1934 г., подлежащие выделению «из общей сметы Библиотеки Институту, в т.ч. Институт принимает на себя обязательства по договорам и претензии разных лиц и учреждений, относящиеся к 1934 бюджетному году. 4. Инвентарь согласно прилагаемых описей 399 на Руб. 9580-85 к. 5. Библиотеку: Книжный фонд на русском языке в кол-ве 6426 корешков. Книжный фонд на иностранных языках в количестве 1776 корешков книг и 45 названий журналов и 69 названий журналов, полученных в случайных разрозненных номерах» [11].

В период с 1934 по 1940 гг. научно-исследовательской и научно-практической и образовательной деятельностью занимались всего три штатных единицы. В августе 1937 г. в ГБЛ был создан Отдел подготовки и переподготовки кадров библиотеки с предписанием формировать фонд учебной библиотеки. Одновременно специалисты ГБЛ и других крупных библиотек г. Москвы обращаются с письмами к комиссару В.В. Потемкину, заместителю СНК СССР А.Я. Вышинскому, ходатайством в Главполитпросвет и Главнауку о восстановлении Кабинета библиотековедения в ГБЛ. В частности, отмечалось «… мы не представляем себе работы Кабинета библиотековедения вне связи с огромным и организованным книжным базисом ГБЛ…, как эта связь могла бы на деле осуществляться с толком, если произойдет организационное разобщение КБ и ГБЛ» [12]. Исходя из этого, было решено «… организовать с 24 января 1940 г. Кабинет Библиотековедения в Гос. Библиотеки СССР им. В.И. Ленина согласно приказа НКП № 82 от 2 июня 1939 г.».

В ноябре 2022 года уже преемник Кабинета библиотековедения – отдел литературы по библиотековедению, библиографоведению и книговедению и научно-образовательный отдел, преемник первых библиотечных курсов отмечают 100- летний юбилей. Сохранена преемственность традиций во всех направлениях научно-образовательной деятельности РГБ и работе КБ сегодня. Об этом свидетельствуют публикации на страницах не только профессиональной печати, но и многочисленные профессиональные мероприятия в социальных сетях, на сайте и youtube- канал РГБ.

список источников

  1. 1.Абрамов К.И. Начало. К 80-летию первых библиотечных курсов в России // Библиотека. – 1993. – № 4. – С.2-5.
  2. 2. Григорьев Ю.В. Л.Б. Хавкина (1871 – 1049). – Москва: Книга, 1973. – 126 с.
  3. 3. Дударева Е.Б. Система обучения библиотечного персонала в Российской государственной библиотеке / Рос. гос. б-ка. – Москва: Пашков дом, 2010. – 312 с.
  4. 4. Клапиюк В.Т. Дата основания Московского государственного института культуры и искусств: методология установления // Университетская книга. – 2008. – № 1. – С. 36-41.
  5. 5. Рычков А.В. Первые русские библиотечные курсы: итоги и значение // История, историография, библиотечное дело: материалы конф. Специалистов Гос. Публ. Исторической б-ки. Москва, 23-24 марта 1993. – М., 1994. – С.143- 157.
  6. 6. Архив РГБ. Оп. 14. Д. 59. Л. 31-37, 53-54.
  7. 7. Архив РГБ. Оп. 14. Ед. хр. № 62.
  8. 8. Архив РГБ. Оп. 14. (1925). Ед.хр.№4, л.178-181.
  9. 9. Материалы / под. ред. Л.Б. Хавкиной. – Москва: Изд-во Ин-та библиотековедения, 1928. – 57 с.
  10. 10. Архив РГБ. Оп. 14. Ед. хр. № 4/1. Л.42-43.
  11. 11. Архив РГБ. Оп. 52 Ед. хр. № 31. Л. 6, 6 об. 7.
  12. 12. Архив РГБ. Оп. 14. Д. 59. Л. 53.

сведения об авторе

Любовь Борисовна Хайцева, заведующая Отделом литературы по библиотековедению,библиографоведению и книговедению Российской государственной библиотеки, кандидат педагогических наук

Рецензент

Лопатина Н.В., доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой библиотечно-информационных наук Московского государственного института культуры

Гусева Е.Н., кандидат педагогических наук, заведующий кафедрой информационно-аналитической деятельности Московского государственного лингвистического университета

К оглавлению выпуска

история библиотечного образования, history of library education, Library education

23.10.2022, 72 просмотра.